Полная версия

Главная arrow Экология arrow ОХРАНЯЕМЫЕ ПРИРОДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ОСОБО ОХРАНЯЕМЫЕ ПРИРОДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ В ПРОШЛОМ И В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ВЗГЛЯДОВ И ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ОРГАНИЗАЦИИ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

Охраняемые природные территории - порождение человеческой культуры, история ООПТ тесно связана с историей человеческой цивилизации. Истоки создания охраняемых природных территорий уходят корнями в глубокую древность. Это может быть не совсем понятно современному человеку, поскольку считается, что экологические проблемы у людей находились тогда далеко не на первом месте. Тем не менее практика организации первых ООПТ (т. е. изъятие из традиционного природопользования отдельных природных объектов, территорий и установление особого режима их охраны) насчитывает несколько тысячелетий. В Индии первые заповедные территории были созданы особым королевским декретом для охраны природных ресурсов более двух тысяч лет назад [11]. Предпосылки создания таких объектов, которые с рядом оговорок можно считать первыми ООПТ, оказались двоякого рода - духовные и прагматические.

Духовные предпосылки обязаны в основном религиозным верованиям наших предков. Различные «культовые заповедники», «священные рощи», «шаманские места» известны со времен древнейших цивилизаций Индии, Вавилонии, Древней Греции. Своеобразная концепция священного заповедного места, влияние которой на мышление Запада прослеживается вплоть до наших дней, возникла в Древней Греции. Это была идея сакрализации ограниченного пространства с концентрированием внимания на каком- то одном выдающемся объекте. При этом выбирались природные объекты, отличающиеся спецификой восприятия: роща или группа необычных старых деревьев, горная вершина, живописное озеро, зияющая пещера, просто красивый пейзаж. В пределах таких заповедных священных мест запрещалась охота, рыбная ловля, рубка деревьев, пастьба скота, земледелие. «Здесь беженцы находили приют, больные - исцеление, жаждущие - мудрость» [15, с. 9].

Иной подход к «заповедному делу» возник в исламе. Концепция «Химы» (охраны определенных участков земной поверхности) возникла во времена пророка Мухаммеда. Под «Химой» подразумевалась защита правителями особых природных территорий, выведенных из традиционного использования. Ни один индивидуум не имел права строить что-либо на этой территории, распахивать землю на ней, пасти скот, добывать что-то из земли и т. п. Согласно концепции «Химы», эти участки могли принадлежать лишь всем людям, а не отдельным личностям.

Подобные древние священные объекты известны и на территории России и стран СНГ. Таков древний священный лес ханты и манси в верховьях рек Конды и Сосьвы (в дословном переводе с языка этих народностей название его звучит как «лес такой густой, как шерсть у собаки»). Уникальная для Камчатки роща пихты грациозной на восточном побережье считалась у камчадалов священной и использовалась в ритуальных целях. В Бурятии подобные священные природные участки называются «обо». Такие места индицируются грудой валунов или установленных веток (которые обвязываются цветными платками) на выделяющихся местах: вершинах гор, перевалах, у водных источников. Священные заповедники создавались в X-XV веках в Средней Азии и Казахстане. На территории Кокандского ханства бытовал даже специальный термин «курус», что в дословном переводе означало «заповедная девственная природная территория».

Наиболее известные и многочисленные типы таких заповедных природных объектов - священные рощи. В древней Индии они занимали около 6% земель (это больше, чем площадь ООПТ в стране в настоящее время). Известны примеры того, как в некоторых случаях священные рощи способствовали сохранению до наших дней отдельных видов растений и их местообитаний. Например, гинкго - один из реликтов древних голосеменных растений и основных лесообразующих пород мезозойской эры - сохранилось до нашего времени во многом благодаря особому режиму охраны, существовавшему вокруг буддистских храмов. И в современной Индии широко распространены храмовые леса и рощи с заповедным режимом, которые выполняют роль небольших ландшафтных рефугиумов, способствующих сохранению биоразнообразия и повышающих средообразующий потенциал ландшафтов в условиях высокой распаханности. При этом заповедный режим подобных мест соблюдается местным населением очень строго. В Индии известна священная тиковая роща Сагдара в Западных Гатах, связанная с преданием о древнем индийском божестве Кхандоба. Чтобы не навлечь на себя несчастья, местные жители не только не заходят в рощу, но стараются даже не попадать в неположенное время в тень от деревьев, а листья, перенесенные ветром на поля, собирают и относят обратно.

В Бурятии на берегах Байкала известно несколько подобных «священных рощ», которые были неприкосновенными, буквально заповедными, и в течение многих веков охраняются местным населением от любого вмешательства человека. «Здесь не полагалось рубить деревья, ломать веточку, нарушать дерн, косить траву. В неположенное время буряты боялись заходить [в священную рощу - А. И.] даже в тех случаях, когда появлялась очевидная необходимость, например, если туда забредал скот, ждали, пока он выйдет сам» [41, с. 110]. Подобные священные рощи сохранились с древних времен и существуют до настоящего времени у многих народов на всей территории Северной Евразии - в Поволжье, на Кавказе, русском Севере, в Сибири. Только в Нижегородской области известно более полусотни марийских и мордовских культовых природных объектов, охраняемых сегодня как памятники природы.

Вторыми по встречаемости после заповедных рощ являлись священные горы. Этому, вероятно, способствовали распространенные взгляды на некоторые горные вершины как центры притяжения энергии Космоса, жилища богов, места уединения и откровения. К числу самых известных горных вершин, издревле почитаемых и охраняемых как священные, относятся гора Фудзияма в Японии, Белуха на Алтае, Олимп в Греции, Арарат в Турции, пять Императорских пиков в Китае, Кайлас в Индии и многие другие. Только в одной средневековой Японии насчитывалось около 400 таких священных горных вершин [6].

Кроме рощ и гор, к числу священных природных объектов в древности часто относили также озера, острова, родники и др.

В этой связи необходимо отметить два момента. Во-первых, в разных местах, в разное время, разные этносы пришли к одному решению - выделению особых участков, объектов природы, отличающихся живописностью, спецификой восприятия, особыми свойствами, считающимися священными, - и их заповеданию. И, во- вторых, заповедный режим подобных мест соблюдался местным населением очень строго, система нравственных запретов, накладываемых в данном случае религией, оказывалась во многих случаях более эффективной, чем природоохранные ограничения, устанавливаемые государством.

Прагматические предпосылки также известны с древних времен и не менее широко распространены. В результате создавались ООПТ другого рода - для охраны и воспроизводства охотничьих животных. Подобные охраняемые участки известны у африканских племен, американских индейцев, австралийских аборигенов, многих народов нашей страны. В Средней Азии первые ООГ1Т такого рода появились еще в эпоху бронзы. Айны, жившие на дальневосточных островах, в своих охотничьих угодьях выделяли некоторые острова, на которых они не охотились на морского зверя (например, о-в Тюлений вблизи Сахалина с крупнейшим лежбищем северных морских котиков).

Первоначально подобные охраняемые участки создавались прежде всего у тех народностей, чей образ жизни был связан с охотой. Позднее они стали создаваться для специальных охот вождей, знати. В Европе практика организации охотничьих угодий для богатых и власть имущих началась около тысячи лет назад. Подобные «зверинцы» (участки, где нельзя охотиться простому люду) были известны в Киевской Руси во время правления великого князя Всеволода и Владимира Мономаха. Таковы строго охраняемые охотничьи угодья в средневековых Англии и Франции, в которых могли охотиться только короли и крупные феодалы. В Беловежской Пуще режим охотничьего заказника был установлен еще в 1538 г. польским королем Сигизмундом I, до первой мировой войны здесь устраивались охоты для польских королей, литовских князей, российских императоров. Прообраз зеленой зоны Москвы и городских лесопарков (Лосиный остров, Измайлово, Сокольники, Кунцевская местность) были заложены еще в середине XVII в. «царем -охотником» Алексеем Михайловичем Романовым [72].

Элементы природоохранного режима устанавливались не только для охотничьих животных, но и для растительных ресурсов. Сибирские и архангельские крестьяне на сельских сходах часто принимали постановления о выделении особых защитных участков в кедровниках, хмельниках, орешниках, клюквенниках, где запрещалось собирать орехи и ягоды до полного созревания.

Однако первые по настоящему научные подходы к организации ООПТ относятся к XIX в., и на то имеются две главные причины. Одна из них была связана с обострением природоохранных проблем вследствие промышленной революции, уменьшением площади лесов и увеличением сельскохозяйственных земель, исчезновением ряда видов животных и растений. Так, по данным Генерального межевания, в центральных и южных районах европейской части России площадь лесов с 1775 по 1880 гг. уменьшилась почти на четверть, заметно сократилось количество охотничьей дичи. Вторая причина связана с развитием научной мысли в середине XIX в. В это время приобрели большую известность работы Ж. Б. Ламарка, Ч. Лайеля, Д. Марша, в которых затрагивались и природоохранные проблемы. Одним из путей их решения виделось создание ООПТ. В Западной Европе еще в начале XIX в. появились памятники природы, в которых были взяты под охрану интересные геологические образования, участки девственного леса. В США с 1872 г. стали организовываться национальные парки, а в России в 90-х годах XIX в. возникли первые негосударственные заповедники. В этот же период оформились основные концептуальные подходы к созданию ООПТ, существующие и поныне. Их можно объединить в три группы: утилитарные, духовные и научные [8].

Утилитарный подход основан на антропоцентрическом тезисе: природа для человека имеет в основном экономическое, ресурсное значение, ее компоненты могут быть разделены на «полезные» и «вредные»; первые нужно поддерживать, оптимизировать, вторые - изменять, в случае необходимости - уничтожать. Сторонники такого подхода считали, что природа должна управляться человеком, ее надо возделывать, улучшать, покорять и т. п. Подобный тип отношения человека к бытию философы называют «прометейским» или «героическим». Такой человек окружающий мир должен оформить своей организующей силой, героизм — его жизненное чувство. Во главу угла при этом ставятся хозяйственный расчет и государственная польза, принцип максимальной эффективности использования природных ресурсов. Сторонники данной точки зрения считали, что ООПТ создавать можно и нужно, но только в той степени, в какой это выгодно человеку. Подобный образ мыслей весьма распространен в обществе, в том числе среди ученых-экономистов, некоторых философов, государственных деятелей как в дореволюционной России, так и в настоящее время.

Второй подход к созданию ООПТ основан на нравственных, этических, эстетических аспектах отношения к природе. Сторонники этого подхода (в России начала XX в. это, прежде всего, И. П. Бородин, А. П. Семенов-Тян-Шанский) считали, что природа самоценна, вне зависимости оттого, приносит ли она пользу человеку, а другие живые существа, наряду с человеком, имеют равное право на существование. Культивирование любви к природе одновременно способствует воспитанию духовности, нравственности, прививает уважение ко всему живому, любовь к красоте. Природная гармония должна служить эталоном для человечества, и сохранять ее - наш нравственный долг. Этому мировоззрению соответствуют различные оттенки философских учений о нравственном самоограничении, а также об экологической этике (Ж. Ж. Руссо, Г. Торо, А. Швейцер). Такой тип отношения людей к окружающему миру, когда человек ощущает этот мир и свое бытие в нем как благо, относится к нему любовно, без желания что-либо изменить или исправить, философы называют «иоанновским» [72]. «Иоанновский мессианский человек чувствует себя призванным создать на земле высший божественный порядок..., хочет восстановить всю ту гармонию, которую он чувствует в себе. Так ощущали [себя - А. И.] первые христиане и большинство славян...» [37, с. 244]. Подобная точка зрения распространена среди многих участников «зеленого» движения, деятелей культуры, некоторых философов.

Наряду с утилитарным и эстетико-этическим подходами к охране природы и созданию ООПТ, возник и третий подход - научный. Во второй половине XIX в. оформились такие науки, как экология, фитоценология, в 90-х годах XIX в. в России зародилось лан- дшафтоведение, ставившее целью комплексное изучение природы и воздействие на нее человека. Основоположники этого подхода

В. В. Докучаев, Г. Н. Высоцкий видели в девственной природе образец гармонии, целесообразности, продуктивности, которым необходимо следовать при хозяйственной деятельности. Таким образом, для того, чтобы дать природопользованию прочную научную основу, необходимо для сравнения с хозяйственно используемыми землями в качестве эталонов иметь образцы дикой природы для изучения законов их строения и развития. Именно на основе этих представлений о заповедании первозданных участков природы, принципе невмешательства в «лабораторию природы», о природных эталонах, принимаемых за точку отсчета при хозяйственных преобразованиях, и возникла система российских заповедников. Подобный образ мыслей в основном преобладает среди ученых-естествоиспытателей.

Разумеется, такое разделение на три группы исходных мотиваций весьма условно. Однако, несмотря на некоторые расхождения в философских, морально-этических основах, все три подхода признавали необходимость территориальных форм охраны природы. Вследствие этого в течение всего XX в. во всех странах мира наблюдается тенденция к росту площадей ООПТ, особенно выраженная в последние десятилетия (рис. 1).

В начале XXI в. ООПТ занимали около 11,7% поверхности суши и примерно 1% акватории Мирового океана [85]. В 2014 г. площадь ООПТ возросла до 14% площади суши и 3,4% акватории Мирового океана [93]. За последние 50 лет суммарная площадь ООПТ в мире увеличилась с размера Великобритании до размера, превышающего площадь всего Африканского континента. По занимаемой площади ООПТ сейчас вышли на третье место в мире после лесохозяйственных и пастбищных ландшафтов, превосходя даже пашни. Вместе с тем, как справедливо заметил Н. Ф. Реймерс, «... в силу объективных и субъективных причин существует всемирная тенденция (которую можно оправдать и приветствовать, но нельзя признавать строго научным подходом) создавать как можно больше охраняемых участков вне связи с реальностью их сбережения и составления ими системы поддержания экологического баланса. Экологическое планирование как таковое либо отсутствует, либо только декларируется... Поскольку нет даже попыток осознанно (научно) регулировать экологический баланс, возникает природоохран-

Рост числа и площади особо охраняемых природных территорий в мире во второй половине XX в. — начале XXI в. [93]

Рис. 1. Рост числа и площади особо охраняемых природных территорий в мире во второй половине XX в.начале XXI в. [93]

ная экспансия, заменяющая планово-экологический подход» [50, с. 211, 212]. Очевидно, на смену простому механическому увеличению площадей ООПТ должно придти ландшафтно-экологическое планирование, в основу которого положен системный подход, слеживается определенная эволюция. Ьще сравнительно недавно большинство ООПТ функционировали как «острова в океане»: они представляли собой изолированные участки земной поверхности, созданные преимущественно для охраны природы и/или ограниченного туризма. Позднее доминирующей стала концепция «экологических сетей», направленная на создание систем ООПТ, связанных между собой функционально и территориально. На V Всемирном конгрессе по ООПТ (Дурбан, 2003), проходившем под девизом «Выгоды от ООПТ за пределами их границ» была предложена новая парадигма в заповедном деле. Согласно современным подходам, наряду с сохранением биологического и ландшафтного разнообразия, в число приоритетных задач включается также необходимость активного сотрудничества с местным населением, проживающим внутри или вблизи ООПТ, анализ экономических и

Таблица l

Новая и старая парадигмы для ООПТ ([71], с изменениями и дополнениями авторов)

Проблема

Парадигмы

Старая

Новая

1

2

3

Основные задачи ООПТ

ООПТ организуются прежде всего для охраны природы

Помимо охраны природы, ООГГГ организуются также для решения социально-экономических задач

Создаются преимущественно для охраны диких животных или красивых ландшафтов

Организуются в силу комплекса биолого-географических и социально-экономических факторов

Существуют главным образом для удовлетворения потребностей посетителей

Управляются для туризма, который поможет развитию местной экономики

Представляют ценность прежде всего как участки дикой природы

В качестве участков дикой природы являются общественнокультурными ценностями

Выделяются для сохранения ненарушенных и/или живописных ландшафтов

Могут функционировать также для восстановления и экологической реабилитации нарушенных ландшафтов

Продолжение таблицы I

1

2

3

Управление

Функционируют пол руководством федерального правительства

Могут управляться несколькими партнерскими органами

Местное население

Создаются и управляются без учета интересов и мнения местного населения

Функционируют для удовлетворения потребностей местных жителей, управляются для них, совместно с ними и в ряде случаев - ими

Территориальная организация

Развиваются отдельно друг от друга

Создаются как части национальной, региональной или международной систем

Функционируют как «острова в океане»

Развиваются как экологические сети

Восприятие

Рассматриваются как национальное достояние

Рассматриваются и как достояние местных сообществ

Являются предметом обеспокоенности на национальном уровне

Являются предметом обеспокоенности на международном уровне

Кадры для управления

Управляются учеными и экспертами в области природы и природных ресурсов

Управляются разносторонне образованным персоналом

Лидерство экспертов

Учет местного опыта и традиций

Финансирование

За счет налогоплательщиков

Из различных источников

социальных выгод от ООПТ, управление потоками посетителей на ООПТ и т. д. [18].

Эволюция идей и изменения приоритетов в организации ООПТ систематизированы (табл. 1). Несмотря на несколько утрированный характер некоторых утверждений и дискуссионность отдельных положений, эта таблица довольно наглядно демонстрирует изменение приоритетов при организации ООПТ в последние годы.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>