Полная версия

Главная arrow Политология arrow ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Проблемы оценки и анализа в политике

Политическая наука представляет собой не только некую сумму знаний, но и их систему, различные теории и концепции, противоречивые оценочные материалы. В этой связи перед политологией возникает проблема объективности при анализе политических явлений и процессов. Для ее достижения необходим плюрализм мнений, развитие широкого.международного сотрудничества политологов, постоянная проверка (опытом, исследованиями, временем) политических теорий и концепций.

Интересна точка зрения на эту проблему известного французского политолога и социолога М. Дюверже. В книге «Идея политики. Использование власти в обществе» он обратил внимание на то, что «политические решения основаны не только на объективных данных, но и на оценочных суждениях о человеке и обществе. Политическая наука имеет большое значение, потому что она убирает маски, демистифицирует. Она может прояснить реальные условия выбора, но не может выбирать. Сопоставляя разные точки зрения, дополняя и оценивая их, можно создать более полную картину, также как и фотографии, сделанные с разных сторон, могут, сопоставленные вместе, дать более полную картину предмета, который нельзя увидеть сразу со всех сторон».[1]

М. Дюверже отмечал, что есть два основных взгляда на политику. Согласно первому, политика — это конфликт, борьба в которой власть позволяет тому, кто ею владеет, получать от этого выгоду и управлять обществом. Согласно второму, политика — это попытка внести в жизнь общества правила порядка и справедливости, где власть гарантирует общий интерес и всеобщее благо против давления частных интересов. «В первом случае политика служит установлению привилегий меньшинства над большинством, во втором она является средством реализации интеграции всех граждан в общество и создания справедливого государства».

Заслуживает внимания точка зрения на проблему объективности в политической науке и перуанского исследователя Л.С. Санистебана. Он писал, что «политология стремится дать агентам политического действия (отдельным людям и организациям) общее объяснение политических явлений, для чего использует разработанные ею теории. Политология представляет собой попытку достичь систематического, обоснованного и обладающего объективной ценностью знания о политической действительности, и поэтому она является важным орудием обеспечения эффективности политического действия. Политология не указывает людям, что они должны быть монархистами, республиканцами, либералами или социалистами. Этот идеологический выбор основывается на системе ценностей, коренящихся в определенном мировоззрении. Понятно, что мировоззрение и связанные с ним ценности тесно связаны с тем местом, которое агенты политического действия занимают в обществе».[2]

Политология формулирует теории, объясняющие особейности структуры и функционирования политических систем, и поэтому ее не следует смешивать с политическими идеологиями и доктринами, предлагающими программы действия, основанные на ценностях, которые выражают определенное мировоззрение. Желательно различать научное знание о политической действительности (политологию) и политическое действие как таковое.

Политология как теоретическая наука не предполагает составления определенных политических программ действий, однако она может и должна быть использована при их выработке в той степени, в какой обеспечивает объективно значимые данные и знания о политических явлениях и процессах. Политическое действие, политические программы, основанные на политологической теории, будут реалистичными и эффективными.

Ясно, что существует проблема преодоления субъективизма в политологии. Она получила название «парадокс Маннгейма». Этот исследователь отмечает, что «коль скоро личность есть результат действия социальных сил, всякое знание оказывается зависимым от субъективной точки зрения и социальной принадлежности ученого».

Можно ли преодолеть субъективизм исследователей и преподавателей политологии? В принципе это достижимо, но при условии подготовки специалистов-поли- тологов, владеющих всей совокупностью политических знаний, искренне стремящихся к объективности, открытости и плюрализму в исследованиях и преподавании.

М. Вебер в своей знаменитой работе «Политика как призвание и профессия» обращал внимание на то, что «преподаватель не должен заниматься в аудитории политикой. И прежде всего в том случае, если он исследует сферу политики как ученый, ибо практически политическая установка и научный анализ политических образований и партийной позиции — разные вещи».[3] Студенты в аудитории также не должны заниматься политикой. Их задача — овладеть теоретическим богатством политологического знания, научиться разбираться в сложных политических явлениях и процессах. # .

Итальянский политолог Д. Дзоло полагал, что исследователь при изучении политических явлений должен ставить перед собой следующие цели.

  • 1. Объяснение и предвидение на основе общих законов. Политолог не должен ограничиваться простым сбором данных и их обобщением в четко очерченных временных и пространственных пределах. Ему следует организовывать и отбирать эмпирические данные в свете широкомасштабных теорий подобно тому, как это происходит в естественных науках.
  • 2. Эмпирическая проверяемость и объективность. Действенность политологических обобщений может быть подтверждена путем эмпирической, проверки, ориентиром для которой служат конкретные политические события и действия.
  • 3. Возможность количественной оценки, которая получается в результате точного описания данных с использованием современных методов учета и математического анализа.
  • 4. Систематизирование и накопление данных. Политологи должны вести исследования «систематически»: необходимо постоянное и последовательное взаимодействие между логически структурированными теориями и эмпирическими исследованиями. Постепенное накопление эмпирических данных позволяет развивать теорию и создавать определенное ядро знаний, разделяемых сообществом политологов. Именно таким образом возможно создать подлинно профессиональную организацию политологов, где преодолевается субъективизм сторонников традиционной политической философии.
  • 5. Роль этических и идеологических оценок. Эмпирическое объяснение и предвидение политических явлений может быть четко отделено от оценок и предписаний этического или идеологического характера. Именно таково важнейшее и непременное условие научного и межсубъектного характера положений политической науки. Поэтому интеллектуальный долг политолога состоит в том, чтобы воздерживаться от любой этической или идеологической оценки в ходе своих исследований.

Однако политолог должен в любом случае четко высказываться в отношении тех ценностей, которые он поддерживает каждый раз, когда считает полезным высказать оценки морального или идеологического характера в адрес объектов своего исследования и даже попытаться извлечь из них предписательные указания. Наука, которая во имя абстрактного идеала методологической чистоты отказывается от анализа «ценностей» политики и занимается исключительно «фактами», в конце концов оказывается не в состоянии поставить и тем более решить проблемы политики, поскольку эти проблемы влекут за собой принятие решений относительно целей, пределов и смысла политики.

«Нейтральный» политолог, особенно в кризисные моменты или периоды быстрого изменения политических систем, бурного столкновения различных сил и идеологий, в конце концов оказывается обреченным на интеллектуальное бессилие и молчание. Амбициозная попытка имитировать модель естественных наук приводит к навязыванию политологии высочайших процедурных стандартов, которые оказываются причиной методологической одержимости и одновременно низкой результативности.[4]

Существует ряд важных требований, которыми должен руководствоваться специалист, претендующий на профессиональный анализ политических явлений и процессов.

  • 1. Признание того, что не существует скрытой истины, нет скрытых источников истины. «Все должно быть доказано». Ваши усилия, направленные на познание мира политики, должны основываться на проверке тех утверждений, которые представляются вам как истины.
  • 2. Любой, кто занимается изучением политики, должен поддерживать и отстаивать свою теорию, подкрепляя ее фактами, которые могли бы убедить другого. Для доказательства своего права анализировать политические проблемы вы должны представить мандат, который гарантировал бы качество анализа.
  • 3. Вы должны добывать знания с помощью приемов, доступных контролю. Логическая последовательность и адекватность доказательства — наиболее широко принятые критерии, с помощью которых мы доказываем истинность своих знаний.
  • 4. Занимаясь политологией, вы должны исходить из того, что политический мир упорядочен, что процессы, изучаемые вами, характеризуются регулярностью, которая и обеспечивает возможность накопления и передачи знаний о мире. Не может быть анализа без правил так же, как не может быть анализа без его оценки.
  • 5. Данные и сведения, используемые как доказательства в поддержку (опровержение) тех или иных теорий, воззрений, вероятностных по своей природе, делает политический анализ предположительным, что, однако, нс отрицает совпадения (в той или иной степени) политической реальности и нашего описания ее.
  • 6. Вы имеете право предлагать свое видение политики. Используя правила логики и доказательства, а не свои непроверяемые предчувствия и личный опыт, вы можете принять или отвергнуть объяснения, предложенные другими, и дать другим основания для принятия вашего объяснения.

Российский политолог А.Ю. Шутов предлагает следующий алгоритм анализа политической ситуации.

  • 1. Определение степени информационного обеспечения, верификация принятых к изучению данных, определение их достоверности, степени полноты информации, ее качества.
  • 2. Первичный отбор информации, исключение «бесполезной» информации о политических событиях, не имеющих принципиального значения для анализа данной политической ситуации.
  • 3. Описание политической инфраструктуры с акцентом на те ее составляющие, которые непосредственно задействованы в политическом изменении.
  • 4. Описание содержания действий доминирующего политического субъекта.
  • 5. Описание состояния и политического поведения других субъектов.
  • 6. Описание воздействия внешних факторов, влияющих на политическое изменение.
  • 7. Интерпретация мотивов действий доминирующего политического субъекта, его целей, средств их реализации.
  • 8. Анализ мотивации поведения других политических субъектов, степени .принятия (непринятия) ими политического изменения, возможностей, характера, форм и методов противодействия.
  • 9. Анализ возможностей внешних факторов корректировать результат действий доминирующего политического субъекта.
  • 10. Анализ «идеологии политического изменения», ее адекватности поставленным, достигнутым (достигаемым) целям и задачам.

Является ли политический анализ наукой? Или же это искусство?

На наш взгляд, он может быть и тем, и другим. Политический анализ является искусством постольку, поскольку многими его особенностями можно овладеть на практике, тренируясь под руководством человека, уже достигшего мастерства в политическом анализе. Когда же исследователи политики скрупулезно проверяют свои общие выводы и теории, обращаясь к фактам посредством тщательной проверки, наблюдения, классификации и измерения, тогда политический анализ научен по своему подходу к проблеме.

Известный американский политолог Р.А. Даль отмечал, что «лучший повод в пользу совершенствования мастерства в области политического анализа заключается в том, что он помогает людям сделать наиболее обоснованный выбор между альтернативными вариантами, с которыми они сталкиваются».[5]

Итак, политическая наука не указывает людям, какие политические позиции они должны занимать или в какие партии им вступать. Она предлагает иное — научную систему знаний о политике. А свой политический выбор и политические поступки каждый человек должен делать самостоятельно. Причем вероятность правильного выбора во многом будет зависеть именно от степени овладения человеком политической наукой, которую еще Аристотель называл «королевой всех наук». И, очевидно, неслучайно эта дисциплина является ведущей в большинстве университетов развитых стран.

  • [1] Du verger М. The Idea of Politics. — L., 1978. — P. 5-6.
  • [2] Sanistaban S.L. Fundaments de cencia politica — Lima 1986. — P. XV.
  • [3] Вебер M. Политика как призвание и профессия // Вебер М. Избранные произведения. — М., 1990. — С. 561.
  • [4] Zolo D. La atragedia della scienza politica // Democrazia e diritto. — 1988. — № 6.—P. 307-310.
  • [5] Dahl R.A. Modem political Analysis. — Englewood Cliffs, 1964. — P. 12.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>