Полная версия

Главная arrow Политология arrow ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Политико-правовая мысль Древнего Рима

Древнеримская политическая мысль представляет совокупность политических взглядов, представлений, идей и учений древнеримских мыслителей середины I тысячелетия до н. э. — середины I тысячелетия н. э. Политическая мысль Древнего Рима имеет свои особенности. С одной стороны, она формировалась под воздействием древнегреческой философской и политической мысли — город Рим возник на месте древнегреческого поселения. Значительное влияние на древнеримских авторов оказали взгляды Сократа, Платона, Аристотеля, эпикурейцев, стоиков, Полибия и др. С другой — у древних римлян преимущественное внимание уделялось развитию теории государства и права, особенно в условиях формирования огромной империи.

Древнеримская политическая мысль, охватывающая целое тысячелетие, в своей эволюции отражает существенные изменения в общественной жизни Древнего Рима, которая прошла через начальный, царский период (754-510 гг. до н. э.), республиканский (509-28 гг. до н. э.) и императорский (27 г. до н. э. — 476 г. н. э.).

Политические и правовые воззрения и институты в царский и республиканский периоды Древнего Рима развивались в условиях острой борьбы между бедными слоями населения — плебеями и богатыми и знатными—патрициями. Вследствие реформ VI римского царя Сервия Туллия плебеи были включены в состав «римского народа», получили право на участие в народном собрании и на долю общественной собственности, но они не были полностью уравнены в правах с патрициями и еще долгое время продолжали борьбу за свои права. В середине V в. до н. э. они потребовали составления писаного законодательства. В результате этого были составлены «Законы XII таблиц», которые отразили специфику древнеримских имущественных, сословных и семейных отношений, ужесточили характер рабовладения, закрепили институт долгового рабства.

ЗАКОНЫ XII ТАБЛИЦ. «Законы ХП таблиц» представляют собой первую римскую кодификацию основных правовых норм. В течение многих веков они считались в Риме основным источником публичного и частного права, оказали существенное воздействие на дальнейшее развитие юриспруденции и правовой политики в Римской империи. Свое название Законы получили в связи с тем, что были написаны на 12 деревянных досках, выставлявшихся на городской площади. Никто поэтому не мог «отговариваться незнанием закона». От вступавших в ряды граждан юношей требовалось знание Законов наизусть.

В Древнем Риме право XII таблиц называли «цивильным» (от лат. civitas — «город», «городская община» или «квиритским» — в честь бога войны Януса Квирина, являвшегося одним из популярных божеств древних римлян). От civitas произошел и ныне существующий термин «цивилистика», означающий гражданское право, совокупность институтов, служащих регулированию имущественных отношений.

Отличительной чертой «Законов XII таблиц» являлось разделение вешей на две категории. К первой относились основные: земля, рабы, рабочий скот; ко второй — все остальные веши. Эта классификация имела принципиальное значение при их купле-продаже, дарении, наследовании. Отчуждение вешей первой категории должно было совершаться в строго установленной форме—манципации (от лат. man us — «рука», «захват», «овладение»). Процедура манципации для куплй-продажи проводилась при условии наличия нс только продавца и покупателя, но и не менее 5 свидетелей и весовщика, причем покупатель касался приобретаемой им вещи, провозглашал о покупке и бросал медный слиток на весы, символизируя уплату (свидетели, формула, медь). Все остальные веши, даже дорогие, переходили из рук в руки (продавались) свободно, без свидетелей. О них говорили, что это вещи, не нуждающиеся в мансипации («рес нек мансипи»).

Уголовно-правовые постановления Законов отличаются суровостью.

В Таблице VIII говорилось, что за потраву урожая, его кражу ночью и за умышленный поджог строений виновные карались смертной казнью. Пойманные за кражу с поличным подвергались телесному наказанию. За перелом кости свободному устанавливался штраф в 300 ассов, рабу —

150 ассов. У раба не было никаких гарантий и прав на защиту. Приговоренный судом к смерти раб, как правило, сбрасывался с Тарпейской скалы. Решения многих важных вопросов, и особенно о лишении человека жизни, не могли осуществляться без их рассмотрения в суде и его соответствующего постановления. Имущественные споры по Законам XII таблиц (гражданский процесс) обычно разрешались в суде, который отличался строгим формализмом. Претор назначал день суда. Ответчик вызывался самим истцом, которому разрешалось применять для этого силу. Процесс протекал в форме политико-правовой дискуссии по предмету иска. Кто лучше аргументировал позицию, четче произносил установленные формулы, тот по решению судьи обычно и выигрывал процесс. В спорах между иностранцами нормы Законов были неприменимы. Претор сам решал дело от начала до конца. Законы XII таблиц определяли условия долгового рабства. В Таблице П1 говорилось, что при просрочке платежа кредитор, пользуясь дозволением суда, мог «заточить должника в подвал дома на срок до 60 дней», и если он (или родственники) не оплачивали долги, то «в третий базарный день» должник продавался кредитором в рабство или даже предавался смертной казни. Законы также выступали регуляторами правил отношений между соседями, условий строительства дорог, решения различных имущественных споров. Так, когда возникал спор о границах земельных участков, то он решался новым размежеванием с участием трех посредников. Деревья высотой более 15 футов подрезались, чтобы нс затеняли участок соседа. Ширина дороги по прямому направлению устанавливалась в 8, а на поворотах — в 16 футов. Семейные отношения в Законах XII таблиц, как и в сходных документах других стран этого времени, характеризовались неограниченной властью ^омовладыки. Имуществом семьи мог распоряжаться только «отец семейства». В случае его смерти имущество делилось поровну между мужчинами-роственниками. Жена была во власти своего мужа, особенно в том случае, когда брак устанавливался покупкой (в форме манципации).

Законы XII таблиц повлияли на дальнейшее развитие судопроизводства в Риме, они служат важным источником для изучения особенностей политики, права и образа жизни древних римлян.[1]

Древнеримская политическая мысль республиканского периода находилась под воздействием древнегреческих воззрений о законе и государстве. В своих теоретических построениях римские авторы использовали естественно-иравовые идеи 1реческих мыслителей, их учения о политике и политической справедливости, о формах государства, о «смешанной» форме правления. Так, представления Демокрита о прогрессивном развитии людей от первоначального естественного состояния до создания упорядоченной политической жизни, государства и законов, мысль Эпикура о договорном характере государства и права были развиты Титом Лукрецием Каром (99-55 гг. до н. э.) в его известной поэме «О природе вещей». Однако древнеримские авторы не ограничивались заимствованием различных идей древнегреческих мыслителей и творчески развивали римскую политическую мысль применительно к сложившимся реалиям. Характерная для древнегреческой мысли идея взаимосвязи политики и права получила свое дальнейшее развитие в трактовке Цицероном государства как публично-правовой общности, а представление греческих стоиков о свободном индивиде было использовано римскими авторами при создании новой политической и правовой концепции — понятия юридического лица, правовой личности, персоны, гражданина как субъекта права и государства.

Римские политики и юристы разработали обширный комплекс политикоправовой проблематики в области общей теории государства и права (понятия власти, должностных лиц и их полномочий, гражданства); гражданского права (нормы правовых отношений товаропроизводителей: покупатель и продавец, кредитор, должник, договор, обязательство, собственность, правоспособность), по сути, создали юриспруденцию. Они также дали глубокую разработку вопроса о рабстве в рамках империи. Римские авторы в своих построениях теоретически отразили новую, отличную от древнегреческой, реальность, в которой действовали достаточно высокое развитие частной собственности и права, произошел кризис полисного устройства и старой полисной идеологии, переход от республики к империи, от традиционных форм правления к новым формам единоличной власти — к принципату и доминату, кризис рабского труда и становление колоната.

Политическая и правовая мысль Древнего Рима связана прежде всего с Марком Туллием Цицероном (106-43 гг. до н. э.), известными представителями школы римского права Ульпианом и Модестином (I—III вв. н. э).

Политические и правовые взгляды Цицерона изложены в его трудах «О государстве», «О законах», «Об обязанностях», в многочисленных политических и юридических речах.[2] Государство (respublica) Цицерон определяет как дело, достояние народа (res populi). Причем он подчеркивает, что «народ — не любое соединение людей, собранных вместе каким бы то ни было образом, а соединение многих людей, связанных между собою согласием в вопросах права и общностью интересов». Тем самым государство предстает не только как выражение общего интереса всех его свободных членов, что было характерно и для древнегреческих концепций, но одновременно также и как согласованное правовое общение этих членов, как определенное правовое образование, общий правопорядок.

Цицерон стоит у истоков той юридизации понятия государства, которая в последующем имела много приверженцев, вплоть до современных сторонников идеи «правового государства». Основную причину происхождения государства он видит не столько в слабости людей и их страхе (точка зрения Полибия), сколько в их врожденной потребности жить вместе. Разделяя в этом вопросе позицию Аристотеля, Цицерон расходится с широко распространенными в то время представлениями эпикурейцев о договорном характере возникновения государства. Влияние Аристотеля заметно и в трактовке Цицероном роли семьи как первоначальной ячейки общества, из которой постепенно и естественным путем возникает государство. Им отмечается, что одной из причин образования государства является необходимость охраны собственности. Нарушение неприкосновенности частной и государственной собственности является осквернением и нарушением справедливости и права.

Цицерон строго различает понятия «римский народ» и «толпа». По его мнению, народ представляет собой такое объединение людей, которое основано на общности права и на общей пользе. К «толпе» же он не питает уважения, упрекая ее в непостоянстве, склонности к мятежам и прочим неправомерным действиям, наносящим ущерб государству.

В русле традиций древнегреческой мысли Цицерон уделяет большое внимание анализу различных форм государственного устройства. В зависимости от числа правящих он различает три простые формы правления: царскую власть, власть оптиматов (аристократию) и народную власть (демократию). Все эти простые формы государства не являются совершенными, но они могут быть прочными, если только сохраняются те основы и связи (в том числе и правовые), которые впервые накрепко объединили людей в силу их общего участия в создании государства. Каждая из этих форм имеет свои достоинства и недостатки. В случае, если бы предстоял выбор среди них, предпочтение отдается царской власти, а на последнее место ставится демократия. При царской власти все прочие люди отстранены от участия в принятии решений и законов; народ же пользуется свободой и отстранен от власти и при господстве оптиматов. При демократии же, «когда все вершится по воле народа, то, как бы справедлив и умерен он ни был, все-таки само равенство это несправедливо, раз при нем нет ступеней в общественном положении».

По Цицерону, наилучшей является смешанная форма государственного правт ления: образуемого путем равномерного сложения положительных свойств трех его простых форм. «Желательно, чтобы в государстве было нечто выдающееся и царственное, чтобы одна часть власти была уделена и вручена авторитету первенствующих людей, а некоторые дела были предоставлены суждению и воле народа». В качестве важнейших достоинств такого государственного строя отмечается прочность государства, правовое равенство его граждан, взаимное равновесие властей, равномерное распределение прав, обязанностей и полномочий, с тем чтобы «достаточно власти было у магистратов, достаточно влияния у совета первенствующих людей и достаточно свободы у народа».

Политическим кредо Цицерона был лозунг «согласия сословий» (concordia ordinum). В книге «О государстве» им приводится сравнение гармонии в области пения и музыки с гармонией сословной: «Так и государство, с чувством меры составленное путем сочетания высших, средних и низших сословий, стройно звучит благодаря согласованию». Цицерон отвергал идею имущественного равенства и считал справедливым социальное расслоение и неравенство в общественно-политических отношениях, оправдывал необходимость рабства.

Много внимания в творчестве Цицерона уделено восхвалению добродетелей истинного государственного деятеля и идеального гражданина, критике представления эпикурейцев и ряда стоиков о том, что мудрому человеку не следует принимать бразды правления и вообще активно участвовать в общественной и политической жизни. «Можно ли говорить перед народом о принятии или отклонении предлагаемых законов, в сенате — обо всех государственных делах, не имея за собой их глубокого знания и понимания, — спрашивал он. — Можно ли речью воспламенять и успокаивать душевные порывы и чувства слушателей (а это для оратора важнее всего), не изучив сперва внимательнейшим образом всего, что говорят философы о людских характерах и свойствах?»[3]

Управление государством является сочетанием науки и искусства, требующим не только знаний и добродетелей, но и умения практически их применять в интересах общего блага. Лицо, ведающее делами государства, должно быть мудрым, справедливым, воздержанным и красноречивым. Оно должно, кроме того, быть сведущим в учениях о государстве и «владеть основами права, без знания которых никто не может быть справедлив». Большое значение в этой связи придается записи и хранению действующих законов. Мудрый государственный деятель должен видеть и предугадывать пути и повороты в делах государства, чтобы воспрепятствовать неблагоприятному ходу событий (смене форм правления в пагубную сторону, отклонению от общего блага и справедливости) и всячески содействовать прочности и долговечности государства как «общего правопорядка». В том крайнем случае, когда под вопрос поставлено само благополучие государства как общего дела народа, с согласия последнего истинный государственный деятель, по Цицерону, должен «как диктатор установить в государстве порядок». Здесь политик выступает не в своих корыстных целях, а в общих интересах как спаситель республики.

В отличие от Платона и Аристотеля, считавших, что естественное право (истинный закон) и государство неотделимы, возникают одновременно, Цицерон полагал, что сначала возникает естественное право, а уже потом появляются государство и писаный закон. Отсюда вытекает требование, чтобы человеческие установления (политические учреждения, писаные законы) соответствовали справедливости и праву, ибо последние не зависят от мнения и усмотрения людей. Соответствие или несоответствие человеческих законов природе (и естественному праву) выступает как критерий и мерило их справедливости или несправедливости.

Именно Цицерон ввел в научный обиход юридические понятия гражданина как субъекта права и государства как правового общения (juriris societatis), сформулировал важный правовой принцип: «Под действие закона должны подпадать все».

Цицерон: «Государство — это общество закона. Хотя нельзя уравнять богатства, невозможно уравнять способности, но по крайней мере права перед законом должны быть равными».

Цицерон также обосновал важный принцип международного права о необходимости соблюдения обязательств, налагаемых международными договорами. Он проводил различие между справедливыми и несправедливыми войнами и полагал несправедливой всякую войну, которая «не была возвещена и объявлена». Война характеризуется им как вынужденный акт, допустимый лишь в случае безуспешности мирных переговоров. В качестве причины справедливой войны им указывается необходимость защиты государства, в ее цели — установление мира. Цицерон выступает за гуманное обращение с пленными и побежденными.

Отдавая должное этим реадистическим идеям Цицерона в области международного права, нельзя не отметить его в целом одобрительное отношение к завоевательным войнам римской державы и ее очевидным претензиям на мировую гегемонию.

Творческое наследие Цицерона, особенно его учение о государстве и праве, оказало существенное влияние на последующее развитие цивилизации. Его труды находились в центре внимания римских и христианских авторов. Несомненный интерес к его идеям проявляли мыслители эпохи Возрождения, затем французские просветители, видевшие в Цицероне своего великого предшественника. Деятели французской революции часто обращались к его республиканским идеям. В истории политической и правовой мысли наибольшее внимание исследователей его творчества привлекали, в частности, положения Цицерона о формах государства, о смешанном правлении, о государстве как деле народа и правовом сообществе, о естественном праве, о гражданине как субъекте права и государства (Фома Аквинский, Г. Гроций, Ш. Монтескье и др.).

В заслугу римским политикам и юристам можно отнести и то, что они пытались сформулировать определение юридической нормы (Павел), дать классификацию и деление юридических норм (Модестин), установить различие понятий субъективного и объективного права. Римские политики полагали, что обязанности идеального гражданина обусловлены необходимостью следования таким добродетелям, как познание истины, справедливость, величие духа и благопристойность. Гражданин не только не должен сам вредить другим, нарушать чужую собственность или совершать иные несправедливости, но, кроме того, обязан оказывать помощь потерпевшим несправедливость и трудиться для общего блага. Среди важнейших обязанностей гражданина отмечались его обязанности перед государством, в том числе и долг защищать отечество в качестве воина.

Следует выделить взгляды Луция Аннея Сенеки (63 г. до н. э. — 65 н. э.) — представителя римской школы стоиков, периода превращения республики в империю. Свою философскую позицию и нравственные взгляды он изложил в «Письмах к Люцилию» (одному из учеников). По его суждению, в окружающем мире господствует закон судьбы, т.е. неумолимая необходимость. Поэтому человеку ничего не остается, как добровольно повиноваться судьбе, покорно и стойко переносить все жизненные лишения, невзгоды, связанные со своим положением. Он призывал рабов к безропотному повиновению, утешая их мыслью, что «только тело подчинено и принадлежит господину, дух же их — сам себе господин». Идеи Сенеки были использованы богословами христианства.

Формирование и развитие огромной Римской империи потребовало от древнеримских политиков, философов и юристов создания концепции цезаризма как мирового господства римского государства, во главе которого стоит император (цезарь) с неохраниченной и обожествляемой властью. I—III вв. н. э. — вершина могущества Римского государства, которое, продолжая называться республикой, превратилось, по сути дела, в абсолютную монархию. Римскому императору Ок- тавиану сенат преподнес почетнейшее звание Август, что значило «священный». Римские юристы (Папиниан, Ульпиан и др.) входили в ближайшее политическое окружение императоров. Они пытались найти юридические основания для неограниченной власти римских цезарей и оправдания их произвола.

Ульпиан: «Что угодно принцепсу, имеет силу закона, так как народ свою

власть уступил императору».

Пройдет не так уж много времени, и на эти положения Ульпиана будут ссылаться средневековые юристы, обосновывая притязания германских императоров на абсолютную власть.

В составе права, действовавшего в Римской империи, выделялись зри части: естественное (брак, семья); право народов (охватывает правила, которые мировой разум установил для людей Римской империи) — им введены война, рабство, основание царств; право граждан, или цивильное право, — регулирует отношения между свободными римлянами. Такое разграничение позволяло оправдывать рабство, захватнические войны и неравенство завоеванных римлянами народов.

В пределах Римской империи в начале нашей эры появляется христианство, которое выступило с проповедью идей всеобщего равенства и свободы людей. Ранние христиане обрушивались с нападками на богатых и властвующих, клеймили порядки Римской империи, отвергали частную собственность, деление людей на свободных и рабов, богатых и бедных, отдавали свое имущество в распоряжение сект и общин (церквей). Защита бедных и критика богатых отчетливо звучит в «Евангелиях от Луки и Матфея».

Евангелие от Матфея: «Трудно богатому войти в Царство Небесное.

Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, чем богатому войти

в Царство Небесное».[4]

Евангелие от Луки: «Напротив, горе вам, богатые! Ибо вы уже получили

утешение. Горе вам, пресыщенные ныне!»[5]

Ко II в. н. э. жизнь в христианских общинах заметно изменяется, усиливается власть руководителей общин, формируется церковная бюрократия, идет процесс формирования официального вероучения. Государственная власть нуждается в единой идеологии и церкви. При императоре Константине Великом (274—337 гг. н. э.) христианство становится официально разрешенным, а с IV в. — господствующей религией в Римской империи.[6]

По инициативе и поддержке Константина в 325 г. в г. Никее был созван Первый Вселенский собор высшего христианского духовенства, на который собрались епископы из Египта, Палестины, Сирии, Месопотамии, Африки, Малой Азии, Греции, Персии и Армении. Причем император открыл заседание в одном из своих дворцов. Решения этого и последующих соборов стали рассматриваться как обязательные для церкви «вселенной» или «ойкумены» (так было принято обозначать Римскую империю). После распада Римской империи на Западную и Восточную (395 г. н. э.) Вселенские соборы некоторое время проводились по инициативе византийских императоров, иногда председательствующим на них и придававшим их решениям официальный статус. С середины V в. римские папы стали добиваться исключительного права апробации решений Вселенских соборов. В XI в. церковные юристы разработали учение о том, что только санкция «вселенского папы», т.е. епископа Рима, сообщает собору статус «Вселенского».

Вселенские церковные соборы задавали тон средневековому христианскому обществу. На соборах разрабатывалась и утверждалась христианская догматика, которая имела не только духовно-религиозный, но и государственно-политический смысл.

Христианская церковь делала все больший акцент на Божественный характер всякой верховной власти, проповедовала покорность властям и осуждала сопротивление насилию. В послании к римлянам Апостола Павла утверждалось, что: «Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены».[7] Посему «противящийся власти противится Божию установлению; а противящиеся сами навлекут на себя осуждение». Начальник есть «Божий слуга», поэтому «надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести» и т.п. Политико-правовая идеология официальной христианской церкви в последующем развивается в трудах Иоанна Златоуста (345-407), трактатах Аврелия Августина Блаженного (354-430) «О граде Божьем» и др.; позже — Фомы Аквинского, многих других ее представителей. В Средневековье христианская идеология становится господствующей в Европе.

После распада Римской империи (395 г. и. э.) на Восточную и Западную политико-правовые и имущественные отношения в ее восточном ареале были кодифицированы византийским императором Юстинианом (483-565). При нем был создан свод 1ражданского права, который унифицировал всю совокупность гражданских отношений в обществе и стал рассматриваться как единое законодательное произведение, в котором точно определялись понятия лица и его правоспособности, права частной собственности, владения, правовые основы договоров, семейные правоотношения, правовое положение раба как объекта права, беспредельная власть рабовладельца над ним и др.[8]

Политическая мысль Римской империи оказала существенное воздействие на дальнейшее развитие политической теории и права, особенно по проблемам власти, государственного устройства, полномочий должностных лиц, прав и свобод человека, института гражданства, а также христианской политической литературы и теократического правления. На Древнерусское государство существенное влияние оказало принятие христианства (988 г.), идей и традиций цезаризма, некоторых политико-правовых принципов Византийской империи.

Ключевые понятия

анархия

полис

идейное наследие Цицерона

исономия

исократия

«идеальное государство» Платона тимократия гимнасий олигархия форум Академия Ликей

Кодекс Юстиниана

демос, демократия полития республика монархия тирания деспотия царская власть аристократия ойкономия ареопаг хремастика охлократия

идеология раннего христианства

  • [1] Законы XII таблиц // Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / под ред.З.М. Черниловского. — М., 1996.
  • [2] Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. — М., 1969; он же. Эстетика. Трактаты, речи, письма. — М., 1994.
  • [3] Цицерон. Эстетика. Трактаты, речи, письма. — М., 1994. — С. 175.
  • [4] Евангелие от Матфея // Новый Завет. — М., 1956-2002. — Глава 19. П. 23, 24.
  • [5] Евангелие от Луки // Новый Завет. — М., 1956-2002. — Глава 6. П. 24, 25.
  • [6] Император Константин I (его мать была христианкой) открывает ряд христианскихимператоров.
  • [7] Послание к римлянам Апостола Павла//Новый Завет. — М., 1998.—Глава 13. П. 1.
  • [8] Дигесты Юстиниана / под ред. И.С. Перетерского. — М., 1984.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>