Полная версия

Главная arrow Политология arrow ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Политико-правовые идеи во Франции

Логика просвещения и идеи Великой французской революции. Великая французская буржуазная революция (1789-1794) — эпохальное событие Нового времени — ярко выразила закономерности формирования политического сознания буржуазии в борьбе против отживавших феодальных отношений, идейнополитические интересы различных социальных групп французского общества, тенденции развития политической мысли. Отличительной особенностью этой революции явился ее глубокий социальный характер, обусловленный широким участием в ней грудящихся масс («третьего сословия»), которое включало и городскую буржуазию. Другой ее чертой явилась бескомпромиссная борьба против теологического мировоззрения, выражавшего интересы абсолютной монархии, католической церкви, феодалов.

Великая французская революция, начавшаяся 14 июля 1789 г. взятием Бастилии восставшими парижанами, преобразила всю страну и оказала долговременное воздействие на судьбы остального мира. От революции Франция унаследовала республиканский строй, отделение церкви от государства, соответствующие идеологию и политическую культуру. В годы революции были завоеваны демократические свободы, приняты первые французские конституции и введено всеобщее избирательное право для мужчин, созданы избираемые населением местные органы самоуправления и гласный суд присяжных заседателей. Зафиксированные в «Декларации прав человека и гражданина» (1789) «естественные и неотъемлемые права человека» — свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению, свобода мысли, слова, печати, собраний, неприкосновенность личности наряду с неприкосновенностью частной собственности — превратились в основу нового политического устройства.

Особенно горячими поборниками равенства были якобинцы во главе с Робеспьером. Придя к власти, они записали в Конституции 1793 г.: «Все люди равны по природе и перед законом». Целью общества объявлялось «общее счастье». Вместе с тем радикализация революционных преобразований вела к усилению классовой борьбы, значительным человеческим жертвам. Стремление к «фактическому равенству» вело на практике к уравниловке. Характерен провал на завершающем этапе революции организации Г. Бабефа «Заговор во имя равенства», участники которого хотели установить революционную диктатуру и ликвидировать частную собственность.

Многие политические принципы Великой французской революции сохранили актуальность до наших дней. Пожалуй, наиболее важны идеи свободы, равенства, прав человека и гражданина, принципы республиканского устройства общества. Показательно, что «Всеобщая декларация прав человека», принятая ООН в 1948 г., начинается почти точной цитатой из «Декларации прав человека и гражданина»: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах». «Каждый человек должен обладать всеми правами и свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения».[1]

Особо следует обратить внимание на то, что идеологическую программу антифеодальной борьбы Франции и, по сути, подготовки революции, хотя многие из них были сторонниками постепенных реформ, разрабатывали прежде всего просветители (А. Вольтер, Д. Дидро, Ж.-Ж. Руссо, Ш.Л. Монтескье и др.). Они выражали интересы широких слоев общества, заинтересованных в буржуазно-демократических преобразованиях. Меньшее значение имели представители революционно-демократических сил, выступавших с радикальными идеями переустройства общества.

Просвещение как идейное движение представляло собой важный и закономерный этап в развитии политической мысли Нового времени. Просветители выражали интересы тех социальных групп, которые хотели осуществить назревшие буржуазно-демократические преобразования прежде всего при помощи распространения социально-политических и философских знаний, подготавливавших необходимые предпосылки для будущих реформ. Эго движение явилось идеологической предпосылкой Великой французской революции; ряд его принципов был использован в процессе ее развития, а затем и в последующие времена.

Одними из наиболее ярких представителей Просвещения, оказавших долговременное воздействие на политическое мировоззрение, причем не только Франции, но и Европы, являлись, на наш взгляд, Вольтер и Руссо.

Ф. Вольтер как признанный идеолог европейского Просвещения. Франсуа- Мари Вольтер (1694-778)—настоящая фамилия Аруэ, родился в семье парижского нотариуса, учился в аристократическом иезуитском колледже, был щедро одарен от природы ярко выраженной способностью к анализу и синтезу, критическим мышлением, художественным слогом. За обличительные стихотворения против католической церкви и абсолютизма был заключен на год в Бастилию. После вторичного заключения в Бастилию Вольтер высылается из страны, два года живет в Англии, где пишет «Философские письма», в которых обличает царившие во Франции феодальные порядки, религиозную нетерпимость и мракобесие. («Письма...», принесшие ему широкую известность, были приговорены парижским парламентом к сожжению «как противные религии, добрым нравам и власти»). Стремясь использовать популярность Вольтера, королевский двор на некоторое время принял его на работу историографа Людовика XV. Вольтер был избран во Французскую академию наук. В 1750-1753 гг. по приглашению «просвещенного» монарха Фридриха II жил в Пруссии, затем вернулся на родину, сотрудничал в передовой «Энциклопедии» Дидро и Д'Аламбера. Последние двадцать лет жизни провел в купленном им имении Ферне (на границе Швейцарии и Франции). Наиболее известные работы: «Метафизический трактат», «О феноменах природы», «Опыт о всеобщей истории и о нравах и духе законов», «Философия истории», литературно-философские произведения («Эдип», «Кандид»).[2] Прах Вольтера покоится в Пантеоне среди наиболее известных исторических деятелей Франции.

В своих трудах Вольтер высказывается за просвещенный абсолютизм и новые правильные законы, выступает против пыток и казней, реакционной политики клерикализма. В принципе, его идеалом была «просвещенная», правовая монархия: «Добрый король есть лучший подарок, какой небо может дать земле». Однако он высоко отзывался не только об английском конституционномонархическом устройстве, но и о голландской республике.

Вольтер, как и другие просветители, отстаивал свободу мысли, слова, печати. Поскольку душительницей свободной мысли была церковь, насаждавшая невежество,. суеверия и предрассудки, владевшая огромными поместьями и властью, постольку он к ней так критически относился. В католической церкви видел опору феодального деспотизма, называл ее «гидрой фанатизма». «Самый нелепый из всех деспогизмов, самый унизительный для человеческой природы, самый несообразный и самый зловредный — это деспотизм священников; а из всех жреческих владычеств самое преступное — это, без сомнения, владычество священников христианской церкви»,—утверждал Вольтер. Его фраза «Раздавите гадину!» облетела всю Европу. «Осмельтесь мыслить самостоятельно», — обращался он к своим соотечественникам, восставая против церковной догмы.

При этом он не отрицал важность религии для морали. Крылатыми стали его слова: «Если бы Бога не существовало, его следовало бы выдумать».

В политической программе Вольтера, как и других просветителей, ключевым было слово «закон». От него как бы лучами расходились притягательные слова: свобода, равенство, братство.

Свободу просветители понимали как добровольное подчинение закону. Равенство тоже имело для них 1ражданский смысл, оно понималось как равенство всех людей — от пастуха до короля — перед законом. «Свобода, — писал Вольтер, — состоит в том, чтобы зависеть только от законов». К числу важнейших «естественных» прав человека Вольтер также относил собственность на продукты своего труда. Так формировалась на почве французского Просвещения ставшая популярной в Европе идея «господства права».

Вольтер: «Я не согласен с вашими убеждениями, но я готов отдать жизнь за ваше право их высказать».

В дворянско-монархической Франции идеи Вольтера означали, по сути, призыв к ликвидации всех сословных привилегий и абсолютизма. Горделивому изречению короля Людовика XIV «государство — это я!» Вольтер противопоставил лозунг «братства» как содружества свободных и равных людей.

При соблюдении ключевого принципа программы, а именно — законности — формы государственной власти уже не имели для просветителей принципиального значения, в большинстве своем они были приверженцами «просвещенной монархии».

Вольтер не верил, что социальное равенство когда-нибудь станет возможным: «Это и наиболее естественная, но и наиболее химерическая идея... На нашей несчастной планете люди, живущие в обществе, не могут не разделяться на два класса — на богатых, которые распоряжаются, и бедных, которые служат». Право голоса, по Вольтеру, должны иметь только собственники.

Современник Вольтера М. Гримм: «Если интерес к философии в наш век более широк среди народа, чем в любой иной век, то этим мы обязаны не нашим Монтескье, Бюффонам, Дидро, Д'Аламберам и другим, а только господину де Вольтеру, который, наполнив философией свои пьесы и все остальные свои произведения, привил публике вкус к философии и научил огромное множество людей понимать ее достоинства и искать ее в сочинениях других авторов».

Влияние Вольтера на развитие общественно-политической мысли было огромным. Термин «вольтерианец» стал нарицательным. К «вольтерьянству» — критическому движению общественной мысли второй половины XVIII — первой половины XIX вв. — примыкали Дидро, Ламетри, Гольбаха, Гельвеций, Кондорсе, Бомарше, Марат, Робеспьер; в России — А. Радищев, Н. Новиков, В. Белинский, Н. Чернышевский, Д. Писарев.[3] В 1746 г. Вольтер был избран почетным членом Российской академии наук. В 1947 г. он написал «Историю России при Петре I». Его творчество получило высокую оценку у А.С. Пушкина. Екатерина И переписывалась с ним несколько лет, однако после Французской революции, боясь влияния революционных идей, запретила издание работ философа.

Итак, прежде чем свершилась эпохальная Французская революция, Вольтер совершил Великую революцию в умах многих своих современников, внеся весомый вклад в формирование у них критического политического сознания.

Принципы радикального политического права Ж.-Ж. Руссо. Вопрос о социальном и имущественном неравенстве внес в ряды просветителей известное противоречие и расхождения: самые сдержанные позиции здесь занимал Вольтер, радикальные — другой выдающийся французский[4] просветитель Ж.-Ж. Руссо.

Жан-Жак Руссо (1712-1778) родился в Женеве, в семье часовщика, воспитывался в среде женевских ремесленников, для которой были характерны высокий уровень Iрамотности и стремление к политическим знаниям. С юных лет увлекался примерами героев борьбы Афин и Рима против тирании, преподавал в богатых семьях в Лионе, Турине, в 1745 г. переехал в г. Париж, а в 1750 г. завоевал первую премию Дижонской академии за очерк «Рассуждение о науках и искусствах». Отвечая на вопрос «сделал ли прогресс наук и искусств людей более счастливыми и более нравственными», Руссо сделал парадоксальный вывод: по мере совершенствования науки и искусств души людей развращаются. Этот трактат принес ему известность. Руссо часто посещал общественные салоны Парижа с участием Вольтера, Монтескье, Тюрго, Кондорсе, Гольбаха, дружил с Дидро и Д'Аламбером, готовившим к изданию свою знаменитую «Энциклопедию».[4] В 1754 г. Академия объявила новый конкурс на тему: «О причинах общественного неравенства». Руссо представил работу «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми», отразившую его политические взгляды. В ней он резко осудил социальное неравенсгво; назвал его первопричиной частную собственность на землю; выявил этапы роста социального неравенства; доказал заинтересованность богатых в заключении соглашения с бедными на условиях подчинения последних существующему порядку, активно сотрудничал в «Энциклопедии». После размежевания представителей умеренного крыла Просвещения с его радикально-демократической частью, выражавших интересы широких масс трудящихся, примкнул к ней. Резко обличал роскошь знати и нуворишей, выступал за утверждение социального равенства, отстаивал умеренность. Основной труд «Об Общественном договоре, или Принципы политического права» (1762), а также «Проект Конституции для Корсики» (предусматривалось учреждение утопической крестьянской республики, основанной на идеалах свободы и равенства») и др.[6] Политические и правовые идеи Руссо оказали большое влияние на развитие идей французского Просвещения, дальнейшее конституционное законодательство США и Франции XVIII в., творчество российских демократов

XVIII-XIX вв. (от А.Н. Радищева и А.С. Пушкина до Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого). Руссо похоронен в Пантеоне, в Париже.

Учение Руссо о происхождении неравенства не имело аналогов в предшествующей литературе. Используя общую схему теории естественного права (естественное состояние, переход к гражданскому обществу и государству), Руссо как бы вкладывает в нее социальную доктрину. Он обосновал положение о том, что в историческом генезисе человечества вначале возникает имущественное неравенство, а затем оно закрепляется соответствующим политическим устройством общества. В силу этого на первый план им выдвигается острый вопрос о том, насколько справедливы как состояние имущественного неравенства, так и политико-правовое господство меньшинства или властителя (деспотизм) над большинством. Руссо клеймит частную собственность, порождающую роскошь и нищету, обличает «избыток праздности у одних, избыток работы у других». Причем его критика была направлена как против феодальных порядков, так и развития промышленности, которое несло разорение крестьянам. Руссо противопоставлял индустриализму чистоту нравов и «природный» образ жизни свободных селян.

Руссо воспевал свободу и равенство всех граждан перед законом. Однако у него идея свободы и равенства состоит не только в преобразовании политикоправовых отношений, но и в коренном изменении социально-экономических условий. Он полагал, что основой любой законной власти среди людей должны быть, в принципе, соглашения, а не сила. Он считал, что «именно тот строй будет наилучшим и наиболее естественным, когда мудрейшие правят большинством, когда достоверно, что они правят им к его выгоде, а не к своей собственной». Выступая с позиций обеспечения принципа общей воли, Руссо критически относится к созданию политических партий, полагая, что они будут вносить известные противоречия в общество.

Стержнем политической теории Руссо, которую он в наиболее полном виде представил в исследовании «Об Общественном договоре, или Принципы политического права», является учение о народном суверенитете как осуществлении общей воли. Она, в свою очередь, выступает источником законов, мерилом справедливости и главным принципом управления. В своем учении о народном суверенитете Руссо особо выделяет две его важнейшие стороны — неделимость и неотчуждаемость. Согласно ему, суверенитет неделим и неотчуждаем, потому что осуществляет общую волю. Законодательная власть, по Руссо, принадлежит только народу, а исполнительная, выражающаяся в лишь в актах частного характера, принадлежит государству, находится как бы между народом и сувереном.

Доктрине разделения власти Руссо противопоставлял идёю разграничения функций органов государства. При подлинном народовластии возможна только одна форма правления — республика, тогда как форма организации правительства может быть различной — аристократией, демократией или даже монархией в зависимости от числа людей, участвующих в управлении. В этом случае роль монарха сводится к главе кабинета министров.

Из учения Руссо непреложно вытекает принцип безусловного права народа на свержение власти, ставшей на путь нарушения общественного договора, он безоговорочно оправдывал революционное насилие над тиранией. Эти идеи впоследствии неоднократно использовались на практике (Французской, Американской и других революциях).

Руссо выделял критерии успешного правления: следование правителем принципам общей воли граждан, повышение их благосостояния, рост рождаемости. «Правление, при котором народ уменьшается в числе и оскудевает, есть худшее».[7] Его идеалом являлась прямая демократия, при которой законы принимаются непосредственно народом. Руссо выдвигал идею создания небольших государств, жители которых могли бы непосредственно осуществлять волеизъявление и контроль уполномоченных представителей. Вместе с тем он понимал, что столь демократический строй невозможен среди нравственно несовершенных людей и в условиях глубокого естественного неравенства.

Идеи Руссо оказали подлинно революционизирующее воздействие на современников.

Фейхтвангер Л.: «Блистательная логика Вольтера убеждала немногих избранных.., а Руссо был искрой... Народ едва читал его книги, но несколько его слов, несколько его лозунгов, которые они слышали на всех перекрестках и которые запали им в сердца, были такими, что, услышав их, нельзя было не двинуться в бой».

Вольтер и Руссо не дожили до Великой французской революции. Однако своеобразный спор этих просветителей о возможности ликвидации социального неравенства и используемых средствах был как бы продолжен уже в годы Революции. Одержав победу над феодализмом, она утвердила победу принципа буржуазных частнособственнических отношений, однако ее дальнейшая радикализация привела к многочисленным жертвам, террору, бонапартизму.

Ш.Л. Монтескье о духе законов и его теория власти. Шарль Луи Монтескье (1689-1755) навсегда вошел в историю политической мысли прежде всего как основоположник классической теории разделения власти и социологического понимания законов. Он происходил из знатного аристократического рода (унаследовал от дяди фамилию Монтескье), изучал юриспруденцию в университете г. Бордо, там же 10 лет занимал должность председателя судебной палаты, принимал участие в создании «Энциклопедии», возглавлявшейся Р. Дидро и Ж. Д'Аламбером. После избрания членом Французской академии путешествовал по Европе, изучая политического устройство и обычаи ее различных стран. Основные труды: «Персидские письма» (1721), «Размышления о причинах величия и падения римлян» (1731), «О духе законов» (1748), статьи «Закон», «Законодатель» в «Энциклопедии».[8]

Несмотря на принадлежность к аристократическому сословию, Монтескье критиковал абсолютистскую монархию, разрабатывал концепцию парламентской республики, выступал за демократические свободы граждан. Критикуя общественное устройство феодальной Франции, он противопоставлял ему идеал демократического государства. Считая все существующие религии ложными, он не отрицал идею Бога как создателя природы, но более уже ни во что не вмешивающегося (деизм), выступал против религиозного фанатизма, принимал религию как важное средство государственного управления. По его мнению, религия умеряет и смягчает деспотизм, улучшает нравы подданных и их правителей. В трактате «Размышления о причинах величия и падения римлян» обращал внимание на роль политической свободы и республиканской формы правления, способствовавших укреплению гражданских добродетелей римлян и «величия» Древнего Рима. Подобно другим представителям французского Просвещения, был склонен к политическим и юридическим иллюзиям о том, что идеальные законы способны изменить ход исторического процесса.

В труде «О духе законов», работа над которым заняла двадцать лет, обосновал возникновение различных форм и принципов государственного управления в зависимости от воздействия ряда объективных факторов, получила дальнейшее развитие теория разделения властей, обоснован тезис о естественном разнообразии систем законодательства и др. Используя обширный исторический материал, проанализировал совокупность факторов, определяющих «дух законов», или «образ правления». «Многие вещи, — отмечал он, — управляют людьми — климат, религия, законы, принципы правления, примеры прошлого, нравы, обычаи; как результат всего этого образуется общий дух народа». Понятие «общий дух народа» — важный элемент концепции Монтескье, включающий в себя образ жизни, действий, поведения определенной исторической общности людей. Он пытался объяснить обусловленность законодательства и форм правления многими условиями, включая религию, обычаи, климат и др.

Монтескье также развил сравнительный политико-социологический подход, берущий начало у Платона и Аристотеля и использующийся при сопоставительном анализе различных форм правления. Исходя из роли географического фактора в политике, он полагал, что республика естественна для небольших государств, монархия — для средних, тирания (деспотия) — для больших государств (империй). Он подразделил политические системы на следующие формы: деспотии, основанные на страхе и произволе одного человека; республики, основанные на принципе добродетели и правлении большинства народа; монархии, основанные на чести и правлении одного человека, но посредством установленных, неизменных законов. Деспотизм противоестествен, тогда как другие политические системы естественны. Какую принимать — зависит от обстоятельств.

Монтескье одним из первых в истории социальной мысли поставил проблему о возможности конфликта между политическим равенством и политической свободой в демократическом обществе. Он оправдывал восстания порабощенных против деспота, хотя отрицательно относился к насильственным формам изменения существующего социального порядка.

Монтескье Ш.Л.: «Несправедливость по отношению к одному представляет угрозу для всех».

В современном ему мире Монтескье предпочитал конституционную монархию. Он утверждал, что английскую систему правления, в отличие от французской, характеризует реальное разделение властей. Он проводил различие между народовластием и свободой народа и считал, что демократия сама по себе гарантией свободы не является. Политической властью, отмечал он, всегда злоупотребляют, а злоупотребления вытекают из природы человека. В силу этого верховенство права, по Монтескье, может быть обеспечено лишь разделением властей, чтобы различные власти могли сдерживать друг друга. Он внес важный вклад в дальнейшую (после Гроция, Гоббса, Локка) разработку теории разделения властей, четко выделив и охарактеризовав их три основные ветви — законодательную, исполнительную и судебную. Исполнительная власть, по его мнению, должна принадлежать королю и назначаемым им министрам, законодательная—двухпалатному парламенту, судебная — независимым и от короля, и от парламента судьям. Таким образом, они будут взаимно сдерживать друг друга, что и гарантирует общество от диктатуры или деспотического правления. Короля наделял правом вето на решения парламента, а парламент — правом ежегодно вотировать налоги и определять контингент армии. Верхняя палата парламента должна представлять дворянство и состоять из наследственных членов, а нижняя — избираться населением, но без участия неимущих. Так же, как Вольтер, Дидро и другие французские просветители, он относился с чувством симпатии к России, к русской культуре, высказывал оптимистические суждения о будущем русского народа, что находило положительный отклик в российском обществе. Вклад Монтескье в политическую философию высоко оценивали многие известные мыслители.

Г.Ф.В. Гегель: «Добродетель есть основа демократии, — говорит Монтескье, — это изречение настолько же важно, насколько оно истинно по отношению к тому представлению, которое обыкновенно составляют себе о демократии».

Политические и правовые идеи Монтескье оказали значительное воздействие на многих мыслителей и государственных деятелей мира. Особо следует отметить их влияние на конституционное законодательство периода Великой французской революции, Гражданский кодекс Франции 1804 г., творчество американских просветителей Т. Джефферсона, Дж. Мэдисона и др., Конституцию США, труды многих российских общественно-политических деятелей и просветителей (с А.Н. Радищева и декабристов) и т.д. Принцип разделения властей ныне отражен во всех демократических конституциях, включая Конституцию Российской Федерации (1993 г., ст. 10). Труды Монтескье о роли географического фактора в истории имеют также методологическое значение для разработки проблем, призыв к политической умеренности, политико-социологический подход к геополитике. Нашему времени созвучны его идеи о гражданских и личных свободах, об изучении различных форм правления, последовательный конституционализм.

А. де Токвиль об основах и судьбах демократии. Алексис де Токвиль (1805-1859) — французский политический мыслитель и 1т>сударственный деятель— внес существенный вклад в разработку проблемы стабильности общества, соотношения революции и реформы. Он родился в аристократической семье, изучал политическое развитие Франции, США и Великобритании, за свои исследования был избран во Французскую академию наук, являлся лидером консервативной Партии порядка, избирался в Палату депутатов и Законодательное собрание Франции (вице-председатель, 1848), работал в качестве министра иностранных дел Франции.[9] Автор работ «О демократии в Америке» (1835 г.—1 и II т., 1840 г. — III и IV т.), «Старый порядок и Революция» (1856).[10]

В 1831^1832 гг. он совершил путешествие в Соединенные Штаты Америки с целью изучения пенитенциарной (исправительной) системы. Однако глубокое изучение американской действительности вышло далеко за рамки непосредственной цели путешествия. По возвращении во Францию он создал фундаментальный труд «Демократия в Америке», публикация которого принесла автору широкую известность. Это исследование — первое комплексное изложение теории демократии с широким привлечением эмпирического материала.» При анализе американской демократии он выделяет причины, обусловившие характер общественного развития США: особая социальная ситуация, в которой оказалось американское общество, а также природно-географические и геополитические условия; законы; привычки и нравы.

Токвиль был первым, кто рассмотрел демократию не только как политический, но и социальный строй, как особое общественное состояние. В демократическом обществе, согласно Токвилю, заложены тенденции к социальному равенству, схожему образу и уровню жизни, но это не означает ни интеллектуального, ни равенства экономического, достижение которых он считал невозможным. В его труде показан общинный дух американской демократии и традиции обсуждения насущных проблем через городские собрания. Анализируя природу федеративного устройства США, Токвиль подчеркивал преимущества федерализма: он приемлем и для больших, и для малых государств, позволяет разумно сочетать централизацию и децентрализацию. В условиях федерализма высший законодательный орган, т.е. конгресс, принимает лишь основные законы, регулирующие жизнь общества, в то время как местные законодатели занимаются их детальным уточнением и реализацией с учетом нужд и потребностей жителей того или иного штата.

Токвиль один из первых связал демократию с развитием такого свойства личности, как индивидуализм, рассмотрел его противоречивую роль. Противопоставляя его эгоизму как чрезмерной любви человека к самому себе и игнорированию интересов других, Токвиль характеризовал индивидуализм как взвешенное, спокойное чувство, побуждающее каждого гражданина изолировать себя от массы себе подобных. Вместе с тем американское общество постоянно воспроизводит индивидуализм, который негативно влияет на его нравственное развитие. Токвиль указывал, что местное самоуправление и политическая свобода, побуждающие многих граждан ценить отношение к ним со стороны окружающих, способны нейтрализовать отрицательные проявления индивидуализма в демократическом обществе. Токвиль обращал внимание и на опасность политической централизации власти, ее бюрократизации. Противостоять этим тенденциям может государственная децентрализация посредством таких институтов, как федеративная форма государственной собственности, свобода политических и гражданских ассоциаций. Он писал о возможной тирании большинства при формально-демократическом строе. Эта тирания большинства в демократическом обществе может быть более тяжелой, чем при известных в истории абсолютистских режимах. В качестве противовеса этой опасности, по мнению То кв иля, могут служить разделение властей, строгое соблюдение закона, децентрализация и минимальное количество функций, сосредоточенных в руках центральной власти, а также автономия ассоциаций.

Известный американский ученый Р. Даль в своей книге «Введение в экономическую демократию» отмечал, что в наше время наиболее интересны и ценны следующие постулаты Токвиля о демократии: идеи равенства распространяются по всему цивилизованному миру; свобода является важнейшим благом; необходимое условие свободы — существование прочных заслонов концентрации власти; в демократической стране большинство получает возможность деспотического правления.[11]

Другой фундаментальной работой Токвиля является исследование «Старый порядок и революция», в которой на материале Великой французской революции анализируются причины социального кризиса прежнего режима, породившие эту революцию. Одной из причин, приводящих к политическому кризису, является жесткая централизация и неэффективность политического управления. В конечном счете, по мнению Токвиля, кризис нравов общества старого режима, вызванный отсутствием или недостатком свободы, порождает революционную ситуацию, радикальные социальные движения и действия. Не одобряя революцию и ее. разрушительные последствия, Токвиль вместе с тем стремился дать анализ тех причин, которые ее инициируют и обусловливают. На примере Франции Токвиль отмечает, что главными причинами, породившими революцию, были сверхцентрализация и единообразие управления, отсутствие обратной связи, кризис общественных нравов. Демократическая революция, согласно Токвилю, совершается во имя свободы и равенства. Однако между этими двумя принципами существуют противоречия, проявившиеся в ходе Французской революции 1789-1794 гг. Тогда под предлогом борьбы за равенство ограничивалась свобода и нарушались права человека, а при формально провозглашенных свободах происходила социальная поляризация общества. В целом работа написана с консервативных, охранительных для современного Токвиля позиций государственного строя. Изучая истоки и последствия Великой французской революции, он пытался показать, что изменение общественного порядка возможно и без революции, путем реформ.

Труды Токвиля представляют собой попытку комплексного историко-социологического исследования американского и французского общества периода XIV-XVHI вв., базовых тенденций, противоречий и долговременных перспектив их генезиса. Он один из первых поставил проблему анализа кризиса политического режима, предпосылок, противоречий и последствий социальной революции. Его идеи оказали влияние на многие направления общественно-политической мысли, ее видных представителей — Дюркгейма, Маркса, Вебера, Манхейма. Взгляды Токвиля на потенциальную угрозу тирании большинства при демократии, на необходимость существования прочных заслонов концентрации власти получили дальнейшее развитие в трудах ряда представителей теории демократии и либерализма. В российских условиях интерес представляют мысли Токвиля о социодинамике политических режимов, противоречиях и условиях процесса демократизации, характере и специфике социальных реформ, роли федерализма.

  • [1] Декларации прав человека и гражданина 1789 г. // Конституции и законодательныеакты буржуазных государств XVII-XIX вв. — М., 1957. — С. 250.
  • [2] Вольтер Ф. Философские сочинения / пер. с фр. — М, 1989.
  • [3] Вольтерьянство // Новая философская энциклопедия: в 4 т. Т. 1 / под ред. В.С. Степина. — М.: Мысль, 2000. — С. 428-429.
  • [4] «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел» — французскаяэнциклопедия, изданная в 1751-1780 гг. в г. Париже Д. Дидро и Д'Аламбером (до 1758 г).За 30 лет было издано 35 томов и несколько томов справочных гаданий. Вокруг этогоиздания Дидро собрал самых выдающихся людей своего времени. Все актуальные общественные темы излагались в «Энциклопедии» с просветительских и демократических позиций (например, статьи «Тиран», «Деспотизм», «Революция» и т.п.).
  • [5] «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел» — французскаяэнциклопедия, изданная в 1751-1780 гг. в г. Париже Д. Дидро и Д'Аламбером (до 1758 г).За 30 лет было издано 35 томов и несколько томов справочных гаданий. Вокруг этогоиздания Дидро собрал самых выдающихся людей своего времени. Все актуальные общественные темы излагались в «Энциклопедии» с просветительских и демократических позиций (например, статьи «Тиран», «Деспотизм», «Революция» и т.п.).
  • [6] Руссо Ж.-Ж. Трактаты. — М., 1969; он же. Избр. соч. — М., 1961.
  • [7] Руссо Ж.-Ж. Об Общественном договоре, или Принципы политического права //Руссо Ж.-Ж. Трактаты. — М., 1969. — С. 13.
  • [8] Монтекье Ш. Л. О духе законов // Серия «Из классического наследия». — М.:Мысль, 1999.
  • [9] Montesquieu, Charles-Louis de Secondant de // Oxford Concise Dictionary of Politics //Iain McLean. — Oxford, New-York, 1996. — P. 327.
  • [10] Токвиль А. Демократия в Америке. — M., 1992; он же. Старый порядок и революция. — М., 1997.
  • [11] Р. Даль. Введение в экономическую демократию / пер. с англ. — М., 1991. —С. 17-19.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>