Полная версия

Главная arrow Политология arrow ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Политические идеи западников и славянофилов: история и современность

Российские западники, либералы видели в Западной Европе пример для подражания, выступали за конституционную монархию, основывались на теории разделения властей (Дж. Локк, Ш.Л. Монтескье), значительное внимание уделяли проблеме прав человека.

Западничество — одно из важных направлений русской общественно-политической мысли, ориентирующееся на европейские ценности и путь развития, оппозиционное идее самобытности исторического пути России. В более узком смысле западничество представляло влиятельное идейное течение русской общественной мысли 40-50-х гт. XIX в., выступавшее за ликвидацию крепостного права и признававшее необходимость развития России по западно-европейскому пути. Оформилось в 40-с гг. XIX в. Выступая за преодоление исторической отсталости России от стран Западной Европы, сторонники западничества отстаивали необходимость развития российского общества в направлении, пройденном или указанном западной цивилизацией.

Западничество впервые заявило о себе в 30-е гт. XIX в. во время полемики вокруг «Философических писем» П.Я. Чаадаева (1794-1856 ) — первое письмо было напечатано в 1836 г. в журнале «Телескоп». В нем давался анализ особенностей, аномальности и обособленности российского общественного генезиса, его недостаточной цивилизованности (наличие крепостничества и др.), был выражен пессимизм в отношении возможностей догоняющего типа развития в сложившихся российских условиях. Важную роль в становлении движения сыграл организованный Н.В. Станкевичем философский кружок, объединивший таких известных просветителей и общественных деятелей, как В.Г. Белинский, М.А. Бакунин, А.И. Герцен, Т.Н. Грановский, В.П. Боткин и др. Западничество являлось достаточно разнородным течением. К нему принадлежали: консервативный романтик П.*Я. Чаадаев; последователи революционно-демократических и социалистических идей В. Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.П. Огарев, Н.Г. Чернышевский, Г.В. Плеханов и др.; на определенном этапе западничество включало весьма умеренных либералов — В.П. Боткина, П.В. Анненкова и будущего крайнего консерватора М.Н. Каткова. Течение было широко представлено также именами литераторов и публицистов: Н.А. Мельгунова, Е.Ф. Корта, А.В. Никитенко; ученых: историков, правоведов, естествоиспытателей — Т.Н. Грановского, П.Н. Кудрявцева, С.М. Соловьева, К.Д. Кавелина, Б.Н. Чичерина, В.И. Вернадского.

Идеи западничества нашли отражение в творчестве писателей И.С. Тургенева, И. А. Гончарова, В.Н. Майкова, Н.А. Некрасова, А.Ф. Писемского, М.Е. Салтыкова-Щедрина. Западники противостояли славянофилам по всем основным взглядам на ход общественного развития России, хотя, в принципе, представители этих двух различных общественно-политических течений принадлежали к кругам дворянской интеллигенции, профессорам Московского университета. В условиях николаевской России при пристальном внимании цензуры полемика между славянофилами и западниками могла идти только по философским, историческим и литературным вопросам чаще всего в завуалированной форме.

Западники отстаивали свои идеи на страницах столичных журналов «Отечественные записки», «Современник», «Русский вестник», газет «Московские ведомости» и «Санкт-Петербургские ведомости», в литературных и художественных салонах, в аудиториях Московского и Санкт-Петербургского университетов. Философскую основу западничества составляло левое гегельянство. История рассматривалась как, воплощение идеи прогресса. Конечной целью истории провозглашалось создание необходимых условий для гармоничного развития человека. Отсюда вытекали негативные оценки российского самодержавия как препятствия на пути прогрессивного социального развития, осуждение крепостничества и самовластия помещиков, за- силия патриархальщины, идеологии «официальной народности» и др. ‘

Исходной идеей западничества являлось признание единства пути России и Запада, констатация факта, что Россия развивается по общемировым законам, но только отстала и теперь должна догонять развитые европейские страны. Для западнической концепции, в отличие от славянофилов, было характерно внимание не к общности, а к индивиду, не к идее соборности, а к политическим правам и государственным институтам, не столько к религии, сколько к ценностям образования и европейской культуры. В учениях западнцков личность выдвигалась как приоритетная ценность, большое значение уделялось ее раскрепощению от патриархальных и средневековых пут, всестороннему развитию. Западники, в отличие от славянофилов, не придавали принципиального значения православию, а П.Я. Чаадаев даже полагал, что русский народ может войти в семью цивилизованных народов, только приняв католичество.

Ряд западников вели светский образ жизни и не придавали большого значения вопросам религии. В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.П. Огарев, В.П. Боткин, как известно, отвергали официальные религиозные институты. В. Г. Белинский критиковал официальную церковь и пытался показать «глубокий атеизм» русского народа. Основные взгляды западников испытали сильное воздействие концепций таких известных западно-европейских историков, как Ф. Гизо, О. Тьерри, Б. Нибура. Их взгляды активно пропагандировал в своих лекциях российский историк-западник Т.Н. Грановский, который развивал идею единства мирового исторического процесса, связей России с Западом.

В отличие от славянофилов, критически относившихся к деятельности Петра I по европеизации России, западники видели в лице первого российского императора прежде всего великого реформатора, предпринявшего смелую попытку поворота России к Западу. Важную роль в обосновании и распространении этих взглядов сыграл профессор русской истории С.М. Соловьев, который подготовил «Публичные чтения о Петре Великом», многотомное исследование «История России с древнейших времен».

Существенный вклад в правовое обоснование западничества внесли основоположники «государственной школы», историки права К.Д. Кавелин и Б.Н. Чичерин, которые рассматривали в своих трудах государство как высшую форму общественных отношений, вначале возникшую на Западе и окончательно утвердившуюся в России именно при Петре I. По своим политическим убеждениям большинство западников являлись сторонниками конституционной или парламентской монархии. В своих публицистических произведениях западники многое сделали, чтобы познакомить русского читателя с западно-европейскими порядками, государственным устройством и политической жизнью.

Для умеренных западников была характерна идеализация Англии и Франции, тогда как А.И. Герцен и Н.Г1. Огарев, ближе познакомившись в эмиграции с западно-европейской жизнью, испытали разочарование в буржуазном строе, особенно после революций 1848-1849 гг. В сфере юриспруденции западники одними из первых поставили вопрос о юридическом обеспечении свободы личности, необходимости законодательства, закрепляющею права фажданина. Западники резко критиковали российскую действительность, выступали за отмену крепостного права, осуждая его и в художественных произведениях («Записки охотника» И.С. Тургенева), и в научных работах (Записка А.П. Заблоцкого-Десятовского «О крепостном состоянии в России» и др.). Освобождение крестьян мыслилось западниками как реформа сверху. Такие же реформы по европейскому образцу, по мысли западников, необходимо было осуществить во всех сферах общественной жизни России.

В пореформенный период западничество перестает существовать как единое течение, распавшись на различные, нередко противоположные направления общественно-политической мысли, прежде всего либеральное и революционно-демократическое (позже — социал-демократическое). Западничество приобретает более широкое толкование как характерная черта российских государственных и общественных деятелей либерального толка, а также как элемент мировоззренческой ориентации основной части российской социал-демократии. В современной России многие представители общественно-политических, особенно либеральных, движений и партий широко используют теоретический потенциал западничества применительно к условиям новой эпохи и соответствующим политическим интересам.

Славянофилы, в отличие от западников, — представители одного из направлений русской общественной мысли, отстаивавшие идею особого пути и особой исторической роли России. Славянофильство возникло как оппонент и идейный антипод западничества. Термин «славянофил» родился из литературных споров обществ и вначале носил уничижительный характер, обозначая приверженца старины и старорусского языка. Основной вклад в разработку славянофильских идей внесли А.С. Хомяков, братья И.С. и К.С. Аксаковы, братья И.В. и П.В. Киреевские, Ю.Ф. Самарин, А.И. Кошелев, Д.А. Валуев, близкими к славянофилам по своим взглядами были писатели С.Т. Аксаков, В.И. Даль, А.Н. Островский, Ф.И. Тютчев, Н.М. Языков и др. Главные положения славянофильства были сформулированы в 1839 г., когда А.С. Хомяков написал рукопись статьи «О старом и новом», а И.В. Киреевский написал «В ответ Хомякову».

Мировоззрение славянофилов сложилось под влиянием своеобразно переработанных романтических идей ведущих представителей немецкой классической философии в лице Ф. Шеллинга и Г. Гегеля, с которыми отдельные славянофилы были знакомы лично. Концепция о том, что каждый «исторический» народ имеет свою особенность, которую ему предстоит развить, чтобы выполнить свою миссию, стала ведущей парадигмой славянофильства. Они были убеждены в том, что Россия должна идти по своему, самобытному пути, развивая исконные начала русского народа. Славянофилы противопоставляли Россию и Запад как два абсолютно различных типа цивилизации. Для Запада, который они называли «гниющий», были характерны рационализм, развитие бюрократического государства, классовая борьба и религиозные направления: католицизм и протестантизм, отклонившиеся от идей истинного христианства.

Аргументируя коренные отличия России от Запада, славянофилы обращались к концепции историка М.Н. Погодина о том, что добровольный характер призвания варягов привел к формированию уникального бесклассового общества. Славянофилы делили русскую историю на московский и петербургский периоды. Допетровская старина идеализировалась как период гармонии и первенства веры над разумом. Развитие русского народа шло по пути «внутренней правды», в отличие от Запада, развивавшего «внешнюю правду». Органичное течение русской истории, по мысли славянофилов, было прервано Петром I, который «насаждал в стране чуждые ей европейские порядки, оторвал русский народ от его коренных основ». Среди чуждых идей, привнесенных с Запада, славянофилы называли идею бюрократического государства и формального права. В отличие от западников, придававших большое значение теории и истории государства и права, славянофилы отвергали «юридический формализм» как одно из величайших заблуждений человеческого разума. Русский народ, по мнению славянофилов, жил общинным миром, не претендуя на политические права и предоставив функции управления государству, которое должно обращать особое внимание на «защиту и охранение жизни народа». Православие, по утверждению славянофилов, являлось единственно возможным для русских вероисповеданием, тесно связанным с общественным бытом и имеющим особое духовное значение для России. Они восприняли формулу «Православие. Самодержавие. Народность», являвшуюся выражением «теории официальной народности». На этом основании славянофилов часто объединяли в один лагерь со сторонниками официальной народности, а западники обвиняли их в защите ретроградных усгоев. В действительности славянофилы обычно выступали в роли идейной оппозиции властям. Считая самодержавную монархию нравственной силой, наиболее соответствующей духу

России, славянофилы считали, что со времен Петра I оно утратило «единение» с народом, превратившись в подобие западно-европейского абсолютизма; критически относились к императору Николаю I и династии Романовых.

Основываясь на началах «соборности», которое они считали одним из важнейших устоев русской народной жизни, славянофилы выдвигали идею созыва совещательного Земского собора, выдвигали программу реформ, в том числе отмену крепостного права. Ряд славянофилов были активными участниками подготовки и проведения Крестьянской реформы 1861 г. В то же время славянофилы были противниками развития частнособственнических отношений в деревне, отстаивая общинное владение землей. Они придавали огромное значение крестьянской общине, считая ее прообразом будущего общества. Благодаря усилиям славянофилов русская община стала предметом анализа не только российской, но и европейской науки. Для славянофилов была характерна известная идеализация русского народа, его культуры и истории. Однако несомненной заслугой славянофилов являлось пристальное внимание к народной жизни. Они мною сделали для изучения памятников культуры, русского языка и крестьянского быта, способствовали развитию и укреплению связей русской общественности и зарубежных славян, оказали положительное влияние на многих видных деятелей национально-освободительного движения славянских народов Австрийской и Османской империй.

Представитель позднего славянофильства Н.Я. Данилевский (1822-1885), автор книги «Россия и Европа (1869 г.), обосновал идею о культурно-исторических типах (цивилизациях), их пространственных и временных пределах. Культура конкретного исторического типа может проникать в культуру другого типа только отдельными элементами. На Западе уже в XX в. эта идея стала развиваться А. Шпенглером и А. Тойнби. Идея культурно-исторических типов сохраняет свою актуальность и сегодня, может играть большую методологическую роль в современных условиях интенсивных культурных и политических связей.

Классическое славянофильство перестало существовать в пореформенный период, когда перед Россией возникли новые перспективы развития. В конце XIX — начале XX вв. некоторые положения классического славянофильства развивали т.н. «эпигоны славянофильства», под влиянием классического славянофильства сложилось почвенничество и панславизм. В последующие периоды развития российского общества между «западниками» и «почвенниками» («славянофилами») велись постоянные дискуссии, поскольку вопрос о пути развития для России в силу ее индоевропейского состояния «тела и души» всегда актуален. В современной России ряд представителей общественных, особенно патриотических, движений использует теоретический потенциал славянофильства применительно к новым условиям.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>