Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow ЭСТЕТИКА КАК ФИЛОСОФСКАЯ НАУКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Два исторических корня художественной деятельности

Поскольку современная система искусств является результатом длительного исторического процесса самоорганизации художественной деятельности, начнем его рассмотрение с исходной ступени.

Выше было показано и объяснено такое существеннейшее свойство первобытной культуры, как ее синкретизм. Сейчас следует охарактеризовать его более конкретно, ибо с самого начала стремление людей к целостному использованию для создания образных моделей бытия всех средств, доступных их примитивной практике, заключало двоякого рода возможности, притом неравноценные: одну из них предоставляли те средства, которыми располагал сам. человек от природы, — его телодвижения, мимика, звучания его голоса, еще неартикулируемые и уже артикулируемые; другую возможность он находил, обращаясь к тем средствам материализации своих представлений, переживаний, мыслей, которые предоставляла ему природа и которыми он овладевал в процессе труда, — камень, дерево, глина, кость, кожа, естественные красители и т.п. Существенные различия между этими группами материалов состояли в том, что первые были естественными средствами выражения духовных состояний, унаследованными от животных предков и в преобразованном виде становившимися основными средствами общения, — на их основе складывалась словесная звуковая речь в окружении паралингвистических средств (интонаций, мимики, жестикуляции); человеческое содержание выражалось здесь в человеческой же, живой, имманентно одухотворенной форме, тогда как во втором случае средства воплощения духовного содержания были ему чужеродны, вне- человечны, статичны, мертвы. С другой стороны, в первом случае создаваемый художественный текст был неотделим от своего создателя, а во втором — он от него отчуждался, приобретал самостоятельное существование; духовное «самовыражение» человека становилось здесь уже не непосредственным, а опосредованным, требуя согласования духовного содержания с инородной — казалось бы, с ним вообще несовместимой — материальной формой. Правда, и звучание голоса, и жест, и мимика тоже материальны, но их материальное бытие процессуально и невещественно, тогда как обращение к природным средствам материализации придавало плодам художественной деятельности статический характер, делало их вещами, в которых естественное течение жизни застывало, вырванное из тока времени мгновение увековечивалось, и творение человека объективно приобретало совершенно иной смысл, чем тогда, когда оно своей динамикой воссоздавало динамизм реальной жизни. Не случайно на протяжении всей последующей истории искусства, как мы увидим в дальнейшем, в разные эпохи на авансцену ю художественной культуры выдвигались то искусства с процессуальной структурой образной ткани, то искусства со статично-вещественной ее структурой, в зависимости от того, какой тип мировосприятия подлежал выражению: утверждавший высшую ценность незыблемо неизменного, пребывающего, венного, как, скажем, в древних обществах Востока, или же текучего, изменчивого, постоянно обновляющего бытие, как это свойственно культуре Нового времени европейского типа (таково одно из проявлений закона неравномерного развития видов искусства).

Возвращаясь к исходной ситуации, сложившейся в первобытности, следует заметить, что эти два типа художественного творчества, положившие начало двум классам искусствпространственно-временных и чисто пространственных, — были теснейшим образом друг с другом связаны. Это выражалось в том, что, с одной стороны, вещно-пространственное творчество охватывало телесное бытие самого человека, орнаментируя его, украшая разнообразными декоративными изделиями, покрывая одеждой, надевая на него ритуальные маски, становившиеся на время художественно организованного обряда «вторым лицом» его участника; с другой стороны, творчество процессуального типа нашло возможность использовать не только непосредственно данные человеку, но и внешние природные материалы, делая произведения пластических искусств элементами пантомимического действа, создавая музыкальные инструменты, а позднее в пиктографии (рисуночном письме) найдя возможность овеществлять и тем самым сохранять слово.

Все же различия между историческими корнями художественного творчества были столь значительны и принципиальны, охватывая и особенности их содержания, и структуру формы, что в дальнейшем ходе художественного развития человечества они фиксировались как различия родов деятельности — так, греческая мифология один из них связывала с Аполлоном и Музами, а другой относила к сфере «техне» — мастерства, умения, искусности в большей степени, чем божественного вдохновения, «безумия» (Платон). Родовая общность этих искусств была осознана только в XVIII в.; пока же чем дальше шло развитие художественной культуры, тем дальше расходились искусства процессуальные и вещественные, к тому же внутри той и другой группы развертывались дифференцирующие каждую процессы. Но протекали они в художественной культуре города, в ходе профессионализации и специализации творчества, что отличало ее от художественной культуры деревни — фольклора.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>