Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow ЭСТЕТИКА КАК ФИЛОСОФСКАЯ НАУКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Лекция 26-я. ЗАРОЖДЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЭСТЕТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ

Методологическое введение

Общие методологические представления о принципах системносинергетического исследования, изложенные в специально посвященной этому главе в начале настоящего курса, открывают доступ к закономерностям исторического развития культуры в целом, ее эстетического аспекта и ее художественной подсистемы, в частности. Кратко повторю те установки этой методологической программы, которые по ожены в основу всего последующего анализа, и конкретизирую их применительно к решаемым в его ходе специфическим задачам.

  • 1. Поскольку непосредственно интересующие нас области культуры, при всех их различиях, органически друг с другом связаны, изучение их развития должно исходить из своеобразия этих процессов, порождаемого различием их модальностей и их неотрывностью друг от друга, проистекающей из их скрещения в живом пространстве культуры.
  • 2. К рассматриваемому процессу мы подойдем с позиций исходного принципа синергетики: азвитие системы есть ее саморазвитие, т.е. результат действия ее внутренних, имманентных ей движущих сил, при том, что влияние на ее развитие оказывают те или иные внешние силы. Как уже было показано, эстетическая культура не является самостоятельно существующей областью культуры, имеющей свое предметное поле и свои сколь-нибудь четко очерченные границы, — она является эстетосферой культуры, разлитой по всему пространству материальной, духовной и художественной деятельностей, способной придавать соответствующую ценность всему, что люди делают и что они воспринимают в мире и в самих себе; но это значит, что эстетосферу культуры нельзя рассматривать как самостоятельно существующую систему, имеющую свои движущие силы и соответственно собственную историю, — ее развитие есть специфическое проявление общих процессов саморазвития культуры — развития техники и научной мысли, социальных отношений и религиозного культа, искусства и спорта, форм быта и т.д. Афористически сформулированное основоположение Марксовой философии истории: «Ручная мельница дает нам общество с сюзереном во главе, паровая мельница — общество с промышленным капиталистом», — можно распространить на всю историю человечества и на зависимость от материально-технической почвы его бытия не только экономических и политических отношений, но и общественного сознания, в частности, эстетического отношения к природе и человеку, хотя эта зависимость, конечно же, несравненно более сложная и многосторонне опосредованная.

Что касается художественной культуры, то и она укоренена в практическом бытии социума, в его психологии и идеологии, хотя, в отличие от эстетического потенциала человеческой деятельности, она обладает собственным предметным полем в пространстве культуры, а в отличие от экономики, от науки и техники, не обладает собственной историей, потому что является самосознанием культуры и тем самым отражает ее развитие, отражает своим духовным содержанием; эволюция принципов художественного формообразования имеет, как мы помним, свою логику, представляющую интерес для истории художественной культуры, и только для нее. Следовательно, историко-художественный процесс должен рассматриваться в диалектически противоречивом единстве отражения в нем целостного развития культуры и саморазвития самих способов превращения жизненной реальности в художественную реальность.

  • 3. В обоих этих аспектах данный процесс не может не протекать нелинейно, испытывая, особенно на переходных фазах, разные пути движения от одного состояния к другому; лишь впоследствии выясняется, какой из них оказался наиболее продуктивным и значимым для истории, а какой вел в тупик. Изучение этого процесса убеждает в том, что наиболее благоприятные возможности для прогрессивного развития имеют те полосы с ктра «проб и ошибок», в которых проявлялось действие аттракторов — притяжения будущего состояния культуры и искусства.
  • 4. Каждый исторический тип культуры характеризуется не только своим содержанием, но и своей структурой, т.е. конкретным соотношением составляющих его подсистем, областей разделов, компонентов: переход от одного способа упорядоченности системы к другому выражается в изменении «удельных весов» всех подсистем культуры — материальной, духовной и художественной; научного познания мира и его ценностного осмыслеления; эстетической культуры и художественной; в пределах последней — разных видов искусства, а в эстетическом сознании — соотношения потребностей переживания природы и человека, естественных форм и искусственных, телесного бытия и «духовного»... Соответственно смена типов культуры происходит всегда как ее реструктуризация.
  • 5. Этот процесс является всегда более или менее длительным; даже в тех случаях, когда ученые используют для его обозначения понятие «культурная революция», они имеют в виду дистанцию в десятилетия (например, начатые Петром Великим преобразования русской культуры), в столетия (европейское Возрождение), а иногда и в тысячелетия (так называемая неолитическая революция).

Таковы основные установки системно-синер етического подхода, позволяющие преодолеть две противоположные и равно неудовлетворительные трактовки истории — однолинейное ее понимание как прогрессивного восхождения с одной ступени на другую, сложившееся в XIX в. и в разных вариантах представленное в историософских концепциях Г. Гегеля, О. Конта, К. Маркса, и внеисторическое ее описание как смены, замкнутых «локальных: цивилизаций», отрицающее наличие единой логики истории человечества, получившее широкое распространение в XX в. в вариациях О. Шпенглера, А. Тойнби, Л. Гумилева. В книге «Философия культуры» я попытался преодолеть обе крайности и выявить диалектическую взаимосвязь единства историко-культурного процесса и множественности его конкретных форм. Опираясь на это исследование, обращусь к рассмотрению эстетического и художественного аспектов данного процесса.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>