Великие географические открытия

Эти открытия называются «Великими», потому что они привели к появлению на карте целых новых континентов и, в конечном итоге полностью изменили представление европейцев об окружающем мире. Как утверждает Г.Н. Максимов (1991) за начало этого периода вполне обоснованно берется первое путешествие Христофора Колумба, во время которого в 1492 году произошло открытие Америки. Он считает, что именно это открытие имело наибольший мировой экономический, политический, этнографический и научный резонанс. По его же мнению, концом периода можно считать конец XVII века, когда завершились крупные открытия в южных морях, Северной Азии, а также тогда, когда в основном завершились поиски северо-западного и северо-восточного проходов в страны Востока. Это объясняется, видимо тем, Маги- дович И.П. (1957) эпоху Великих географических открытий «продляет» до середины XVII века. Это расхождение объясняется, видимо тем, что в первом случае к этому периоду относят и время научного анализа и обобщения полученных результатов Великих открытий. Магидович И.П. выделяет внутри эпохи Великих географических открытий в свою очередь два временных отрезка:

Первый — с конца XV до начала XVI века. В этот период были открыты Новый Свет и были осуществлены первые кругосветные плавания.

Второй — с середины XVI века до середины XVII века, когда была открыта Австралия; обследованы: северная часть Тихого океана и Северный Ледовитый океан, северо-восточная часть Азии, большинство внутренних районов Америки.

У Голубчика М.М., Евдокимова С.П., Максимова Г.Н.(1998) примерно такое же временное подразделение:

  • 1- й — испано-португальский (конец XV-середина XVI века). Это время открытия Америки, португальских плаваний к Индии и берегам Восточной Азии (начиная с экспедиции Васко да Гама), испанских тихоокеанских экспедиций XVI века (начиная с первого кругосветного плавания Магеллана);
  • 2- й — русско-голландский (середина XVI-середина XVI I века. Это время открытий русскими всей Северной Азии от похода Ермака до плавания Попова-Дежнева (1648 г.), английских и французских открытий в Северной Америке, гол- ланских тихоокеанских экспедиций и открытий Австралии.

Впрочем, В.П. Максаковский (1997) отмечает, что такой периодизации (от себя добавлю, и таких временных рамок) придерживаются далеко не все исследователи. Многие из них полагают, что эпоха Великих географических открытий продолжалась и во второй половине XVII века и даже в XVIII веке. На это можно ответить следующим образом. Да, действительно географические открытия не закончились ни в первой половине XVII века, ни в конце этого века. Продолжались они и в XVIII веке, были в XX веке и будут в следующих веках. И среди них были, есть и будут и очень значительные географические открытия (особенно, если их понимать в более широком смысле). Но их место в истории географии, их предпосылки, их цели и задачи отличны от тех, которые были в XV-XVII веках.

Великие географические открытия, о которых пойдет речь пойдет ниже, были связаны с эпохой Возрождения — эпохой раннего капиталистического развития промышленности и торговли и быстрого развития науки и культуры в Европе, наступившей после «темной ночи средневековья». В «Диалектике природы» Ф. Энгельс (1950) сказал о Возрождении так: «Это был величайший прогрессивный переворот из всех пережитых до того времени человечеством, эпоха, которая нуждалась в титанах и которая породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености. Тогда не было почти ни одного крупного человека, который не совершил бы далеких путешествий, не говорил бы на четырех или пяти языках, не блистал бы в нескольких областях творчества».

Одним из важнейших стимулов Великих географических открытий были развитие в Европе товарно-денежных отношений и торговли. Это привело к прямому недостатку в деньгах, обусловленному нехваткой, находившихся в обращении благородных металлов: серебра и, конечно, золота. По мнению европейцев, главным источником золота мог стать только сказочно богатый Восток. Такое мнение с древних времен поддерживалось библейской легендой о стране Офир, откуда царь Соломон привозил золото для постройки иерусалимского храма. С тех пор эту страну европейцы долго и безуспешно искали повсюду. Считалось, что, скорее всего, она находится где-то в Индии. После выхода в свет в 1477 году знаменитой книги Марко Поло к богатствам Индии и Китая добавились также богатства неизвестной европейдам страны Дзипангу (Японии). И поэтому конкретной задачей всех экспедиций был поиск золота Востока [43]. Очень ярко об этом написал Ф. Энгельс: «Золото искали португальцы на африканском берегу, в Индии, на всем Дальнем Востоке; золото было тем магическим словом, которое гнало испанцев через Атлантический океан в Америку; золото — вог чего первым делом требовал белый, как только ступал на вновь открытый берег».

Следует отметить и научные предпосылки Великих географических открытий. Самыми главными среди них являются достижения в области географии (особенно, в картографии), астрономии; возрождение и укрепление представления о шарообразности Земли, позволившее планировать достижение Востока экспедициями, отправлявшимися на Запад в Атлантический океан.

Одним из самых известных путешественников периода Великих географических открытий (и тем более его первого этапа) является итальянец по происхождению Кристобаль Колон (Кристофоро Коломбо), более известный нам под именем Христофора Колумба. Прибыв в Испанию, он заинтересовал испанскую королеву Изабеллу предложением найти новый морской путь в страны Востока по Атлантическому океану, поскольку продвижению по морскому пути в Индию, открытому Б. Диешу и Васко да Гамой препятствовали португальцы. В качестве доказательств такой возможности он ссылался на мнение античных географов о шарообразности Земли и карту итальянского астронома и географа Паоло Тоска- нелли, составленную в 1474 году. На этой карте были изображены множество островов в Атлантическом океане, а за ними восточные берега Азии. По расчетам самого Тосканелли, выходило, что путь в Китай и Индию через Атлантический океан значительно короче пути вокруг Африки [43]. Как мы знаем сейчас, это была большая ошибка Тосканелли. Она отражена и на первом дошедшем до нас глобусе, составленном в 1492 году Мартином Бехаймом из Нюрнберга (Рис.4) . Но именно эта ошибка привела Колумба к великому открытию — открытию Нового Света (в отличие от Старого Света - Европы, Азии и Африки).

Получив разрешение, Колумб 3 августа 1492 года от-

Схема глобуса Бехайма (1492 г.)

Рис. 4. Схема глобуса Бехайма (1492 г.)

правился из порта Палое в плавание на трех кораблях: «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья». Общая численность трех команд составляла 90 человек. При первом плавании (1492- 1493 гг.), он определил ширину Атлантического океана; открыл Саргасово море (издалека его первоначально приняли за сушу из- за огромного количества плавающих на поверхности длинных водорослей); посетил некоторые острова Центральной Америки; установил существование широтного течения и местами непонятное поведение магнитной стрелки.

12 октября 1492 года - день достижения Колумбом острова Сан-Сальвадор Гуахани, Уотлинг) из группы Багамских островов считается днем открытия Америки. Эта дата отмечается как праздник, как День Колумба. Из этого плавания Колумб привез в Испанию золото, невиданные растения и плоды (среди них маис, картофель, табак), перья экзотических птиц; несколько островитян, которых в Европе стали называть индейцами, а также весть о нахождении им пути в Азию и открытии острова Индии [63]. Так завершилось первое посещение европейцами островов Центральной Америки и было положено начало дальнейшему открытию неизвестных земель, их завоеванию и колонизации.

Вторая экспедиция Колумба (1493-1496 гг.) открыла новые острова в группе Малых Антильских (Доминика, Гваделупа, Антигуа); острова Пуэрто- Рико, Ямайка. Во время ее было обследовано южное побережье Кубы и Гаити.

Третье плавание Колумба состоялось с 1498 по 1500 гг. В этот период были открыты острова Тринидад и Маргарита у северного побережья Южной Америки, Экспедиция побывала в дельте р. Ориноко.

В 1502 году Колумб вновь отправился в четвертое плавание, которое оказалось для него последним. На этот раз он пересек Карибское море от южного берега Кубы, обследовал восточное побережье Америки от Гондураса до залива Дарьей. В Испанию он вернулся в 1504 году и через два года умер, так и не узнав настоящей ценности результатов своих экспедиций: открытия им огромного материка.

Путешествия Колумба показали реальную возможность плавания на кораблях того времени через Океан. Благодаря этому эпоха прибрежного мореплавания сменилась эпохой океанского, что позволило в сравнительно короткий срок познать ту большую часть земли, о которой человек не имел представлений.

В плаваниях к берегам Америки в начале XVI в., участвовал итальянец Америго Веспуччи. Он пришел к мысли, что земля, открытая Колумбом, вовсе не Индия или Азия, а неизвестная и очень огромная суша — Новый Свет.

О своих предположениях он написал в двух письмах, датированных 1503 и 1504 гг. Слух об этом в Европе распространился очень быстро и уже в географическом атласе, изданном во Франции в 1506 году, на карте северной части Южной Америки эта часть Нового Света была названа землей Америго. В 1507 году вышло «Введение в космографию» лотарингского географа Мартина Вальдзеемюллера, предложившего назвать Новый Свет «Америкой» [29]. Картографы последующих лет распространили это название сначала на Центральную, а затем и Северную Америку.

Найти путь в Индию — страну пряностей было мечтой всей жизни генуэзеца Джованни (Джон) Кабота. В течение нескольких лет, начиная предположительно с 1490 года, он пытался заинтересовать правителей различных стран своим проектом ее достижения. Но деньги на первую экспедицию ему дали в Англии бристольские купцы только после получения известия об открытиях Колумба. Английский король Генрих VII предписывал Каботу плавать по всем местам, областям и берегам Восточного, Западного и Северного мо- рейчтобы искать, открывать и исследовать всякие острова, земли, государства и области язычников и неверных, остающихся до сего времени неизвестными христианскому миру, в какой бы части света они не находились» [42]. Как следует из вышеприведенного текста, в разрешении короля намеренно не указывалось южное направление, чтобы избежать столкновения с испанцами и португальцами.

Первое плавание Д.Кабота, совершенное на одном небольшом корабле, можно назвать рекогносцировочным (рекогносцировка — военный термин, под которым понимается разведка противника и местности перед предстоящим боем; аналогично в экспедициях — первое посещение и общее знакомство со всей территорией предстоящего исследования). Оно продолжалось менее трех месяцев (с 20 мая по 6 августа 1497 года ) и все время происходило вдоль северного и восточного побережий Ньюфаунленда, названного Д. Каботом Терра Прима Виста (по итальянски — «первая увиденная земля»). Высадившись на северном побережье острова он объявил эту территорию, которую посчитал «царством великого хана» (т.е. Китаем), владением английского короля. Огромной заслугой экспедиции явилось открытие Большой Ньюфаунлендской банки — крупной (более 300 тыс.кв. км) отмели в Атлантическом океане, являющейся до сих пор одним из самых богатых в мире районов рыболовства. Вторая попытка «знакомства с Китаем», предпринятая в 1498 году, закончилась для Д.Кабота трагически: он умер в пути и руководство флотилией из 5 судов перешло к его среднему сыну — Себастьяну. Последний достиг Северо-Американского материка и прошел вдоль его восточного побережья далеко на юго-запад. Моряки, сходя на берег, нигде не обнаруживали ни золота, ни жемчугов, ни тем более пряностей. Поэтому в глазах англичан эта экспедиция не оправдала себя, так как стало ясно, что почти необитаемые берега, покрытые на значительном пространстве, лесами, не могут быть берегами «Катая» или «Индий». И поэтому в течение нескольких десятилетий англичане не предпринимали никаких новых серьезных попыток плыть к Восточной Азии западным путем. Но эти экспедиции сыграли значительную роль в географическом познании Северо-Американского материка и Северной Атлантики.

Попытки отыскать северный или точнее северо-западный путь в Китай предпринимались в первой половине XVI века и во Франции. В частности, такое задание получил от французского адмирала корсар (пират) Жак Картье в 1534 году. Совершив в западном направлении (через Атлантический океан) три экспедиции (1534, 1535-1536, 1542 гг.), он фактически открыт все южное, западное и значительную часть северного (лабрадорского) побережий «Великого залива», которому присвоил новое имя: Святого Лаврентия. Поиски северо-западного пути в Китай обусловили начало образования великой заокеанской колонии «Новой Франции» или Канады (от слова «канада», которым местные жители-индейцы называли свои поселки). Вторая экспедиция Ж. Картье, привезя на родину огромный груз пушнины (главным образом американских бобров), способствовала тем самым освоению внутренних областей Канады, куда отправлялись в большом количестве скупщики мехов.

В 1513 году к западным берегам Америки (точнее к берегам Панамского залива) впервые вышел, перейдя горы Центральной Америки, испанец Васко Нуньес Бальбоа. Он назвал этот залив Южным морем. Открытие Южного моря явилось одной из причин кругосветного путешествия португальца Фернандо (Фернана) Магеллана (Магальянша), находившегося на службе у испанского короля. Основываясь на ставшей еще более популярной идее шарообразности Земли и зная, что запад Америки омывается морем, за которым, вероятно и находится Азия, Магеллан предположил, что Южное море простирается далеко на юг и смыкается с Атлантическим океаном и, следовательно, к берегам Азии можно попасть, обогнув Америку с юга.

20 сентября 1519 года флотилия из 5 кораблей, руководимая Магелланом, вышла из устья Гвадалквивира в Атлантический океан. Далее корабли поплыли к Канарским островам, а затем — вдоль восточного побережья Южной Америки к ее южной точке — мысу Фроуфорд. Огибая мыс по проливу, впоследствии названному в его честь, Магеллан увидел с противоположной стороны пролива землю с огнями костров, которую он назвал «Землей Огня» (впоследствии она стала называться Огненной Землей). 28 ноября 1520 года он вышел в открытый океан и повернул сначала на север, следуя вдоль западных горных берегов Южной Америки, а затем, после 30” ю.ш., на запад-северо-запад в Тихий океан [59].

Переход Магеллана через этот океан показал необыкновенную величину этого гигантского водного пространства, отделяющего Америку от Азии и оказавшегося гораздо больше Атлантического океана. В пределах Тихого океана Магеллан посетил неизвестные европейцам острова: Марианские, Филлипинские и т.д. На одном из Филлипинских островов (Мактан ) 27 апреля 1521 года он погиб, сражаясь с коренным населением. Следуя далее без Магеллана, путешественники первыми из европейцев посетили остров Калимантан и Молуккские острова. На Моллукских островах значительная часть членов экспедиции была взята в плен португальцами. В Испанию, обогнув Африку, вернулось лишь одно судно «Виктория» с капитаном Хуаном Севастьяном Элька- но (Эль-Кано). Это произошло 6 сентября 1522 года. На одном корабле было привезено столько пряностей, что прибыль от их продажи покрыла все затраты на экспедицию [33].

Первое кругосветное путешествие, продолжавшееся три года, имело большое значение для науки. Самые главные итоги его заключались в подтверждении шарообразности Земли и единства Мирового океана. Впервые европейцами было пройдено «Южное море», которое Магеллан назвал Тихим океаном. Получено доказательство, что материк «Новый Свет» (Южная Америка) на юге имеет форму клина. Открыт пролив, отделяющий от материка остров Огненная Земля. Позднее он был назван Магеллановым проливом (Рис.5).

Второй этап Великих географических открытий начинается с похода Ермака, который знаменует одновременно начало завоевания Западной Сибири и эпохи Великих русРис. 5. Первое кругосветное плавание ских географических открытий в Северо-Восточной Азии. О походе Ермака нет документальных данных. Но о нем подробно рассказывают исторические повести (летописи), составляющие основной вид исторических сочинений XVII века. Очевидно, Ермак - это прозвище, которое по разным источникам, есть измененное имя Ермолай, или Еремей, или Ермоген, а по Ремезовской летописи — Герман.

Некоторые источники говорят, что настоящее имя Ермака было Василий Тимофеевич Аленин и что родом он был из Суздаля; другие утверждают, что полное имя его было Василий Тимофеевич Повольский [10]. Он командовал отрядом донских казаков, нанятых богатыми уральскими промышленниками Строгановыми для защиты от нападений храброго и предприимчивого хана Кучума, который владел Сибирским царством. В 1581 году Строгановы отправили отряд численностью около 840 человек за Камень (Урал).

В пути казакам пришлось преодолеть много трудностей в борьбе с природными препятствиями и племенами, но благодаря своему необычайному мужеству и огнестрельному оружию, не известному туземцам, они успешно выполнили поставленную перед ними задачу: разгромили войско Кучума в 1582 году и овладели его столицей - городом Искером (такое название у М.С. Бондарского) или Кашлыком (такое название у Магидовичей И.П. и В.И.). Русские называли эту столицу «град Сибирь». (Справка: Сибирью сейчас называют часть Азии площадью примерно в 10 млн. кв. км, простирающуюся от Урала до горных хребтов Охотского побережья и от Северного Ледовитого океана до казахстанских и монгольских степей. Однако в XVII веке, сибирскими считались еще более обширные территории, в которые входили и дальневосточные, и уральские земли).

Отсюда Ермак отправил своего помощника Ивана Кольцо с 50 казаками ударить царю челом за прежние грехи и известить его о завоевании нового царства. Депутация привезла в Москву меха драгоценных соболей, чернобурых лисиц, бобров. Иван Грозный принял их весьма милостливо, передал подарки казакам и самому Ермаку. Назвав его князем сибирским, он поручил Ермаку «главное распоряжение и начальство над всею покоренной страною» [54].

Дружина Ермака в Сибири неизменно одерживала победы, но быстро таяла, теряя людей в боях, от голода, морозов и болезней. В августе 1585 года во время неожиданного нападения врагов погиб (утонул) и сам Ермак. Потеряв предводителя, оставшиеся в живых казаки (около 100 человек) спешно вернулись «на Русь». Однако нанесенный Ермаком удар оказался для татарского царства Сибири смертельным. Будучи крайне непрочным, основанном на голом насилии и завоеваниях, оно быстро (и окончательно) распалось под ударами первых же отрядов царских войск, пошедших по проложенному Ермаком пути. А завоеванные Ермаком земли по притокам Оби и самой реке составили прочную базу для дальнейшего продвижения русских на восток и север Азии. Значение «Ермакова взятья» — это событие огромной исторической важности. Как писал Карл Маркс, «последний монгольский царь Кучумбыл разбит Ермаком» и этим «была заложена основа Азиатской России» [53].

Двигаясь по нехоженым никем из европейцев путям — летом на лодках по рекам, а зимою на санях и лыжах, русские землепроходцы уже к 1605-1607 гг. выходят в низовья Енисея. А в 1639 году отряд казаков под началом Ивана Юрьевича Москвитина впервые достигает Тихого океана, точнее, побережья Охотского моря в месте впадения в него реки Ульи. С тех пор Россия стала тихоокеанской державой. Здесь люди И.Ю. Москвитина строят поселение — первое русское поселение в бассейне Тихого океана. Отсюда И.Ю. Москви- тин совершает первые плавания вдоль берегов Охотского моря

— на север до Тауйской губы и на юг до реки Уды, Шантар- ских островов и устья Амура.

В результате исследований И.Ю. Москвитин составил весьма ценное географическое описание этой территории, известное как «Роспись рекам и имена людям, на которой реке которые люди живут». «Роспись » содержит описание пути И.Ю. Москвитина с Алдана и Маи на р. Улью и к морю, подробный перечень притоков Маи и соседних с Ульей рек. В ней же содержится первое упоминание об Амуре и большое внимание уделяется этнографии и хозяйству исследованной территории [42].

В середине XVII века русские закрепились в бассейне Лены и Амура, чему очень сильно способствовали походы Василия Даниловича Пояркова (1643-1646 гг.) и Ерофея Павловича Хабарова (1649-1663 гг.). В результате этих походов были получены первые достоверные сведения об Амуре и его притоках. С именем В.Д. Пояркова связано фактическое открытие р. Амура и острова Сахалин, а также первое плавание русских по Амуру и Охотскому морю. Возвратившись, Е.Г1. Хабаров подал якутскому воеводе обстоятельный отчет с подробным чертежом Даурской земли, который затем послужил главным источником для составления карт этой территории. Он писал, что местное население новых земель занимается земледелием и скотоводством, а Амур очень богат рыбой (особенно осетровыми), а леса — ценным пушным зверем. Походы Е.П. Хабарова по Амуру стали началом включения приамурских земель в состав России. Имя его дважды увековечено на карте России (г. Хабаровск и железнодорожная станция).

Якутский пятидесятник Курбаг Иванов, возглавлявший отряд служилых и промышленных людей, открыл в 1643 году для России и всего мира Байкал. Казаки-землепроходцы открыли пути на реки Анюй (приток Колымы) и Анадырь[66]. Уже в середине сороковых годов XVII века появляются сведения о расположенной против устья Анадыря «Большой Земле», то есть о составляющей северо-западную оконечность Америки Аляске.

Открытия в бассейне восточной части Северного Ледовитого Океана заканчиваются всемирно-историческим плаванием Семена Ивановича Дежнева и Федота Алексеева (Попова), которые, выйдя на семи кочах (Справка: коч - промысловое парусное судно для плаваний как по рекам, так и по морю) 20 июня 1648 года из Колымы, по-видимому, уже в начале сентября первые прошли в водах пролива, разделяющего Азию и Америку, и обогнули мыс «Большой Каменный Нос», ныне носящий имя одного из них - Дежнева. При этом С.И. Дежнев, видимо, достаточно ясно представлял себе значение открытого мыса, о котором он сообщал в челобитной царю Алексею Михайловичу, что океан, разделяемый этим мысом, делится на «Студеное море», к северу от мыса, и «Восточное море», к югу от него.

В 1649-1650 гг. С.И. Дежнев, находясь на зимовке в верховьях Анадыря, составил чертеж Анадыря от верховьев до устья, а также части реки Анюй и записал сведения о природе увиденных территорий. В 1664 году он побывал в Москве, куда ранее были отправлены пушнина и редкий, высоко ценившийся в России, «рыбий зуб» от моржей. За свои труды С.И. Дежнев был пожалован в казачьи атаманы. Но отчет его о походе и записи, к сожалению, затерялись в Якутске, оставались в архиве Якутской воеводской канцелярии. Обнаружил их в 1736 году участник Второй Камчатской экспедиции академик Миллер. Позже их часто использовали многие экспедиции, работавшие на северных берегах Сибири и Северной Америки, а чертежи С.И. Дежнева стали основой географических карт этих территорий.

Ф.А. Попов не принимал участия в обработке собранных материалов, так как погиб в 1649 году на пути вдоль западного берега Камчатки. Плавание С.И. Дежнева и Ф.А. Попова как бы подводит итог усилиям русских первопроходцев достичь северо-восточной оконечности Азиатского материка. В честь С.И. Дежнева названо 8 географических пунктов. Самый известный из них — увиденный самим Семеном Ивановичем Большой Каменный нос, позднее названный мысом Восточным, а в 1898 году переименованный на заседании Русского географического общества в мыс Дежнева [23].

Итак, за очень короткий срок — немногим более полувека со времени появления отряда Ермака в 1581-1582 гг. в бассейне Иртыша, простые русские люди — казаки, промышленники — охотники за пушным и морским зверем — пересекают в направлении с запада на восток весь материк Азии в самом широком его месте, между Уралом и Чукотским полуостровом [54].

К началу второго периода и на всем протяжении его появилось невероятное количество картографических изданий, в том числе мировых карт и атласов. Это было связано прежде всего с характером развития географии, стремлением к универсальной информации, господством центростремительных тенденций. Наука того времени считала своей целью представить общий взгляд на мир и предложить синтетический образ мира, чем анализ отдельных явлений. Мир воспринимался гармоническим и целым. На содержании карт отразились итоги географических открытий в первом периоде.

К этому времени базельским профессором Себастьяном Мюнстером была составлена карта мира, помещенная в его труд «Всеобщая космография» (1544 г.) Под космографиями, получившими очень широкое распространение в ХУ1 веке, понимались сводные, всеохватывающие описания всего известного мира. Этот обширный труд, принесший Мюнстеру славу и прозвание «германского Страбона» в течение ближайших ста лет переиздавался более 40 (!) раз. На мировой карте Мюнстера была показана недавно открытая Америка, называемая пока «новым островом». Среди карт в этом труде была и первая карта европейской части России [11].

Еще более полной и достоверной была карта мира, помещенная в космографию фламандца, уроженца Антверпена, Абрахама Ортелия «Зрелище земного мира» (1570 г.). На ней тоже, как и на карте Птолемея показана «Южная земля». Но если у Птолемея «Неведомая южная земля» (Терра Ауст- ралис инкогнита) была продолжением Африки и замыкала с юга Индийский океан в приэкваториальных широтах (приблизительно по 15 градусу ю.ш.). то у Ортелия «Южная земля еще неизвестная» отступает в более высокие широты, опоясывая весь земной шар. Полуостровом этого материка считали и Огненную землю [27].

Совершивший в 1577-1580 второе кругосветное (и одновременно первое английское) кругосветное путешествие англичанин Фрэнсис Дрейк, доказал, что Огненная Земля вовсе не выступ Южного материка, а архипелаг, за которым простирается, как показалось мореплавателю-пирату, бескрайнее море. В XIX веке, после открытия Антарктиды, широкий проход между ней и Огненной Землей назовут проливом Дрейка — первого капитана, возглавлявшего кругосветное путешествие от начала до конца.

Контуры «Южного материка» после плавания Дрейка на картах стали стремительно уменьшаться в результате плаваний к его «берегам» испанцев и голландцев. Проход испанского капитана Луиса Ваэса Торреса в 1606 году проливом, который теперь носит его имя, показал, что Новая Гвинея это не «выступ» Южного материка, а самый настоящий и огромный остров. Этот остров бьш отделен проливом от группы «больших островов», на самом же деле — от подлинной Австралии [42].

Голланский капитан Абель Тасман во время своей первой экспедиции (1642-1643 гг.), организованной с целью перепроверить и уточнить предыдущие открытия голландцев на западных и южных берегах предполагаемой южной Земли, а также определить ее размеры и форму, отодвинул границы Южного материка на 800 км к югу. Он ясно продемонстрировал, что этот материк не существует за 45 градусом ю.ш., что его побережье находится в 40-50-ых широтах (Землю открывали сообща, 1984). Тасман доказал, что все земли, расположенные между островом Маврикия и островом Тонга, не могут быть связаны с Южным материком, простирающимся до полюса. Заслугой первого плавания Тасмана является также открытие Вандименовой Земли (сейчас Тасмании) и Новой Зеландии, которую он посчитал не островом, как в действительности, а частью (полуостровом) Южного материка. Вторая экспедиция Тасмана (1644г.) доказала, что все «земли», обнаруженные голтандцами (кроме Вандименовой земли), являются частями единого материка — Новой Голландии. Экспедиции Тасмана обследовали большую часть его побережья, за исключением восточного.

Но первыми европейцами, высадившимися на северных берегах современной Австралии был не члены экспедиции Тасмана, а голландцы из экспедиции Виллема Янсзона, отправившейся в самом начале XVII века с Западной Явы и обнаружившие полуостров Кейп-Йорк [43]. Виллем Янсзон более известен под сокращенным отчеством Янц. Близкие к современным очертания Новой Голландии, которую в начале XIX века переименовали в Австралию, стали известны только после плаваний Джеймса Кука.

Среди целенаправленных путешествий второго периода эпохи Великих географических открытий следует также выделить путешествия по поиску северо-восточного и северо- западного проходов из Атлантического океана в Тихий амстердамца Виллема Барентсзона (сына Барента), прославившегося под обычным у простых голландцев сокращенным отчеством — Баренц, и англичанина Генри Гудзона.

Баренц, совершив три экспедиции (1594, 1595 и 1596- 1597 гг.) добился значительных успехов в исследованиях Северного Ледовитого океана и поиске северо-восточного прохода из Атлантического океана в Тихий. Он вторично (после русских) открыл Новую Землю и Шпицберген Магидови- чи, 1983), открыв остров Медвежий; обогнул с севера Северную Землю, назвав ее северо-восточную оконечность мысом Желания [43]. Во время третьей экспедиции производился первый систематический цикл метеорологических наблюдений (над ветрами, облачностью, осадками) и промер глубин в море, в воды которого было после смерти опущено его тело и которое с 1853 года начали называть Баренцевым.

Неудача на северо-восточном направлении побудила англичан начать поиски северо-западного прохода в Азию в обход Америки, идя по следам Джона Кабота, В конце XVI- начале XVII вв. для этой цели было послано девять морских экспедиций, в том числе под руководством Мартина Фробишера, Джона Девиса, Уильяма Баффина, Льюка Фокса, Томаса Джемса, упомянутого выше Генри Гудзона и др.

Гудзон в возрасте 47 лет посту пил на службу в английскую торговую «Московскую компанию», которая: направила его в 1607 году из устья Темзы прямо через Северный полюс в Японию. Естественно, это ему не удалось из- за непроходимых льдов, встретившихся на 80 градусе 23 минуте с.ш. Его плавание имело важное практическое значение: он подтвердил сведения о богатых возможностях китобойного и зверобойного промысла в Гренландском море, чем немедленно воспользовались английские и голландские промышленники. Но «Московская компания» была им недовольна и в 1608 году повторно послала Гудзона на Дальний Восток, но теперь уже не через полюс, а северо- восточным путем. На этот раз льды прекратили ему путь еще раньше- у юго- западного берега Новой Земли. После возвращения, «Московская компания» рассчитала неудачливого капитана и он перешел на службу недавно организованной (1602 г.) Нидерландской Ост-Индской компании. Она также стремилась открыть для торговли с Восточной Азией северный морской путь и это задание возложила на Гудзона, организовав две экспедиции за свой счет: первую в 1607-1608 гг., вторую — в 1610-1611 гг.

И опять поиски северо-западного прохода из Атлантического в Тихий океан не увенчались удачей. Не удалось открыть проход и другим англичанам. Но в результате их экспедиций были открыты и нанесены на карты Баффинова Земля, Баффинов и Гудзонов заливы, Девисов и Гудзонов проливы, река Гудзон, полуостров Фокс и др.

Итак, делает вывод В.П. Максаковский (1997), «к концу эпохи Великих географических открытий, многократно расширился общий кругозор европейской цивилизации. До их начала познания европейцев об окружающем мире ограничивались в основном Европой, западной половиной Азии и Северной Америкой. В результате же этих открытий уже к началу XVII века известные европейцам территории земного шара по сравнению с XIV веком увеличились в шесть раз. Было разведано 60% всей земной суши. А к началу второй половины XVII века удалось открыть и в той или иной мере исследовать еще большую часть земной суши и акватории Мирового океана. Были определены контуры Евразии, Африки, Южной и Средней Америки, части Австралии. Одновременно было доказано, что акватория Мирового океана занимает на поверхности Земли значительно большую площадь, чем суша. Мореплаватели распознали уже многие «повадки» Мирового океана.

Можно процитировать оценку и зарубежного географа, например, крупнейшего французского географа Мартонна Э. (1939): «Эпоха Возрождения являлась для географии, как и для всех почти отраслей человеческого знания, эпохой возобновления и лихорадочной деятельности. Это был век великих (выделено самим Э. Мартонном — Г.З.) путешествий, обнаруживших неизвестные до сих пор страны, и великих научных открытий, дающих новые основы для всех знаний»^].

Но в тоже время европейцам пока еще практически были недоступны внутренние районы Африки, Северной и Южной Америки, Австралии, центральная часть акватории Тихого океана; не были открыты Северо-западный и Северо- восточный проходы в Азию. Много вопросов возникало о существовании и границах Южной Земли.

Результатами Великих географических открытий являются и очень значимые для географии научные обобщения в виде книг и карт. Среди них прежде всего следует отметить «Обозрение круга земного» Авраама Ортелия и карты мира Герарда Меркатора (Рис.6).

Многие из них стали известны и в России. Главным кар-

Карта мира Г. Меркатора «Полное описание земного мира»

Рис. 6. Карта мира Г. Меркатора «Полное описание земного мира» (1587 г.) тографическим трудом самих россиян, как отмечает' В.П. Мак- саковский (1997), следует считать первый атлас России — «Чертеж всему Московскому государству», подготовленный по повелению Ивана Грозного и законченный в самом конце XVI века. Сам «Чертеж» до нас не дошел, но представление о характере и содержании дает сохранившееся в «Книге Большому чертежу» его описание. Это был большой свод различных географических сведений по России и сопредельным странам. Описания России этого периода оставили и некоторые западные авторы, В первую очередь среди них следует отметить Сигизмунда фон Герберштейна и его «Записки о Московии» (в других источниках «Записки о московских делах») — наиболее полное и достоверное сочинение XVI в. по географии России. Первое издание этой книги вышло в 1549 году.

Вершиной русской картографии является и «Чертежная книга Сибири» Семена Ульяновича Ремезова, законченная в 1701 году и включавшая 23 карты (в том числе Камчатки), составленные на основе материалов русских землепроходцев. Русские карты того времени строились без градусной сетки, но с полным изображением гидрографической сети, которая выполняла роль основы. «Чертежная книга» С.Реме- зова сыграла огромную роль в истории не только русской, но и всемирной географии.

В заключении раздела еще хотелось бы остановиться на груде выдающегося нидерландского ученого немецкого происхождения Бернхардуса Варениуса (настоящее имя и фамилия Бернхард Варен) «Всеобщая география (1650 г.). Эта работа — первый со времен античной древности опыт широкого общеземлеведческого обобщения, первая попытка определить предмет и содержание географии, основываясь на новых данных, собранных в эпоху Великих открытий.

По Варению, «предмет географии есть земноводный шар, наружная, во-первых , оного поверхность и ее части». Он делит географию на всеобщую и частную. «Всеобщей географией называется та, которая рассматривает Землю вообще, изъясняет ее свойства, не вступая в подробное описание; частная же, или особенная, показывает положение и состояние каждой области». Этой работой, которая подвела итог географическим достижениям эпохи Великих открытий и дала новый импульс последующим, Б. Варениус отстоял самостоятельность географии как отрасли знания. С этого времени перед путешественниками и экспедициями начинают ставиться и научные цели, связанные как в целом, с предметом географии так и отдельными географическими объектами [44].

Это делает довольно объективным выделение следующего крупного подразделения в истории географических открытий, основанных на исследованиях или связанных с ними.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >