Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow ЗАПАДНЫЕ КОНФЕССИИ. ИСЛАМ. НОВЫЕ РЕЛИГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Лютеранская теология.

Лютер разработал основы протестантской ортодоксии. Призывая своих последователей «сражаться против волков за стадо», он относил к деяниям Антихриста как католические обряды, так и учения теологов. Лютер выступил против схоластики, называя ее «потаскухой дьявола». Умозрительной философии и теологии, направленной на познание сущности Бога и его атрибутов, он противопоставил богооткровенную теологию, предметом которой является спасение грешника. Лютер не признавал «естественного» богопознания, считая веру благодатным даром. Он отказался от рациональных доказательств бытия Бога во имя строгого учения о божественном откровении. Лютер выдвинул тезис о непознаваемости Бога посредством разума: Бог но своему желанию открывает себя в Писании, в котором, если что и непонятно, надо все принять на веру. Писание может уяснить лишь тот, кого осенил Дух. Разум, по Лютеру, не имеет права обосновывать веру, его наивысшее достоинство заключается в том, чтобы знать свои пределы: разум уместен лишь в сфере временного, мирского и не может претендовать на познание того, что над нами.

В теологии Лютера Бог понимается как абсолютно произвольно действующая личность, как самовластный судья, требующий и беспрекословного повиновения, и сознательного обращения к вере. Это приводит к тому, что, с одной стороны, культура выводится из-под церковного регулирования, но, с другой стороны, всякой деятельности человека придается религиозный смысл. Протестантизм, отвергший «естественное» богопознание, тем не менее усилил антропологический, психологический, этический аспекты обоснования религии. Настаивая на оправдании одной только верой в Иисуса Христа, подчеркивая личное преобразование человека, его «рождение свыше», покаяние, обращение, освящение, Лютер заменил внешние чудеса чудом преобразования личности. С этим связано особое внимание в его теологии к индивидуальному религиозному опыту.

В своем учении о двойственности человеческого бытия Лютер развил важную в христианской философии и теологии тему отчуждения человека от Бога, отразив факт социального отчуждения. Он подчеркивал, что жизнь христианина являет собой раздвоение на внутреннего и внешнего человека, духовного, нового, и плотского, ветхого. Первородный грех, по Лютеру, извращает природу человека, который утрачивает образ Божий. Средневековое учение о человеке как творении, образе и подобии Божием, члене исторической видимой церкви, связывающей его с Христом через иерархию, у Лютера сменяется воззрением па человека как на непостижимо оправданного грешника и героя веры, избранного для служения неисповедимому промыслу. В этом проявлялся интерес к человеческой индивидуальности и стремление обосновать ее ценность.

Отношение лютеран к обществу строилось на основе различения «царства Божия» (Евангелие, благодать, вера) и «царства мирского» (естественный закон, общественный порядок, разум). В первом осуществлено оправдание и спасение человека. Второе возникает вследствие греха, но направлено против греха, обеспечивая правопорядок. До второго пришествия Христа царство Божие имеет власть только в сердцах людей. Евангелие (благодать, вера) и закон (мир, разум) лежат, по Лютеру, как бы в разных плоскостях. Одному царству верующий принадлежит как христианин, другому — как человек. Поэтому различаются внутреннее настроение верующего и внешнее профессиональное поведение. Христианин представляется одновременно и свободным в вере господином всех вещей, и рабом, подчиненным законам тварного мира, грешником по делам, оправданным в надежде (peccator in re, justus in spe). Христианин, с точки зрения Лютера, послан терпеть несправедливость, не прибегать к мирской силе ради самого себя. Но ради других он должен выполнять обусловленные правопорядком обязанности, принять общественный строй не как освященный церковью, но как допущенный Богом. Это учение о «двух царствах» направлено на осторожное обоснование свободы личности в условиях абсолютизма.

В то же время Лютер демонстрировал бесстрашие в защите своего дела, говоря, что будет стоять за него насмерть, даже если для этого потребуется не только ввергнуть весь мир в распри и мятежи, но и обратить его в хаос, в ничто. В знаменитом трактате «О рабстве воли» Лютер отрицает у падшего человека свободу воли к добру. Только по дару Божию, в вере обретает человек внутреннюю свободу. Это противоречие определяло различие теологических концепций в протестантизме на всем протяжении его исторического существования. Одни теологи стремились христианизировать культуру и даже преобразовывать ее в соответствии с хилиастическими идеалами, считая возможным установление на земле обещанного пророками царства справедливости и мира. Другие возражали против отождествления удачных результатов социальных реформ с царством Божиим, которое имеет всецело эсхатологический характер и придет только после завершения человеческой истории, а в эту историю вступает лишь духовно.

Лютер существенно переосмыслил подход средневековой схоластики к разграничению теологии и философии. Соотношение двух иерархических уровней, разумного и сверхразумного знания, переводилось в различение двух аспектов — естественного и богооткровенного познания, непостижимым образом соединяющихся в человеке, который и сам мыслится как воплощенное противоречие, как одновременно и погибший грешник, и оправданный во Христе. Отсюда два главных варианта последующих многообразных концепций теологии в протестантизме. С одной стороны, эго учения, основанные на теоцентристском подходе, отправляющиеся от библейского откровения, из него выводящие «теологию сверху». С другой стороны — учения, основанные на антропоцентристском подходе, которые отправляются от опыта и выстраивают «теологию изнутри» или «снизу». Обе эти тенденции наличествовали уже в наследии немецкого реформатора.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>