Китай — история становления экономической дипломатии, формирование целей, основные институты экономического блока, современные цели и инструменты экономической дипломатии

В настоящее время экономическая дипломатия приобретает возрастающую роль как во внешнеполитической, так и в международной деятельности Китая. С начала XXI в. китайская экономическая дипломатия вышла на принципиально новый уровень, поскольку финансово-экономический потенциал, усиление роли и места страны в мире и ее вовлеченность в мирохозяйственные связи существенно расширили рамки и масштабы использования рычагов экономической дипломатии. Как справедливо отмечают специалисты, «в мире не было еще примера, чтобы некогда отсталая страна с бедным населением в столь короткий исторический срок превратилась в «фабрику мира» и лидера по таким показателям, как темпы роста ВВП, объем внешнеторгового оборота и экспорта, объем добычи многих видов полезных ископаемых, производства сельскохозяйственной продукции, стали, металлов, продукции машиностроения, включая автомобили и электронную технику, товаров народного потребления»[1].

В отличие от крупных экономик мира, где политическое пространство резко ограничено, китайское руководство обладает широкими возможностями для адаптационных мер, стимулирующих экономическую активность. Помимо этого страны с развитой рыночной экономикой вынуждены постоянно осуществлять поиск компромисса между краткосрочными циклическими проблемами и более долгосрочными структурными реформами, в то время как Китай может решать эти проблемы одновременно[2].

В начале XXI в., благодаря мощному экономическому рывку, позиции Китая усилились не только в АТР, но и во всем мире. При этом в течение долгого времени технологическая и экономическая политика КНР осуществлялась в рамках стратегии «догоняющего развития» и заключалась в том, что «подтянуться к мировому экономическому авангарду можно, лишь создавая аналогичные институты и хозяйственные механизмы»[3]. Осуществляя реализацию политики «реформ и открытых дверей» Китай смог обеспечить мощное экономическое развитие: в 2009 г. он стал крупнейшим мировым экспортером, в 2010 г., обогнав Японию, вышел на второе место в мире по уровню ВВП (5,88 трлн долл.)[4]. Ускоренными темпами происходил рост выпуска высокотехнологичной продукции: в 2009—2011 гг. доля наукоемких товаров в совокупном экспорте Китая увеличилась с 17,5 до 29%[5]. В 2014 г. Китай стал ведущим игроком в экспорте высокотехнологичной продукции в Азии: его доля выросла до 43,7% (для справки: в 2000 г. этот показатель составлял 9,4%)[6].

Понимая, что заимствованные технологии не могут бесконечно обеспечивать стабильный рост конкурентоспособности страны и способствовать ее превращению в ведущую мировую державу, руководство КНР выдвинуло новую задачу: выйти на мировой уровень научно-технического развития на собственной фундаментальной основе. В 2006 г. на Всекитайской конференции по науке и технике были обнародованы основы плана развития страны в сфере науки и технологий до 2020 г., основные положения которого заключались: в снижении зависимости от импортных технологий до 30% (для сравнения: соответствующий показатель США и Японии — 10%); повышении расходов на НИОКР с 1,4 до 2,5% ВВП; увеличении масштабов использования достижений НТП в экономическом развитии до 60% и более; вхождении в пятерку ведущих стран по числу патентов на изобретения и количеству ссылок на научные публикации китайских ученых[7]. Вопрос об ускорении инновационного развития страны был одним из ключевых в работе 5-й сессии ВСНП (Всекитайское собрание народных представителей) 12-го созыва в марте 2017 г. В качестве основных задач на 2017 г. было намечено «с помощью инноваций способствовать трансформации и модернизации реального сектора экономики», совершенствовать механизм долгосрочной и устойчивой поддержки фундаментальных и прикладных исследований и т.д.[8] [9]

Последовательно претворяя в жизнь поставленные цели, китайская экономика в первое десятилетие XXI в. продемонстрировала двузначный прирост, причем в посткризисный 2010 г. ВВП (по ППС) страны увеличился на 10,4%. С 2010 г. КНР по объему ВВП уверенно держался на втором месте в мировом экономическом рейтинге, а в 2014 г. экономика Китая официально стала крупнейшей в мире, обогнав США (табл. 10.7).

Таблица 10.7

Соотношение экономик Китая и США (2011 —2015 гг.)2

Показатель

Год

Китай

США

ВВП в текущих ценах, трлн долл. США

2011

7,31

15,52

2012

8,39

16,16

2013

9,47

16,77

2014

10,36

17,42

2015

11,29

18,29

ВВП в текущих ценах на душу населения, тыс. долл. США

2011

5,43

49,75

2012

6,19

51,45

2013

6,96

53,00

2014

7,57

54,68

2015

8,21

57,05

ВВП по ППС, трлн долл. США

2011

13,48

15,52

2012

14,77

16,16

2013

16,15

16,77

2014

17,63

17,42

2015

19,23

18,29

ВВП по ППС на душу населения, тыс. долл. США

2011

10,01

49,75

2012

10,91

51,45

2013

11,87

53,00

2014

12,89

54,68

2015

13,99

57,05

В 2016 г. главные целевые показатели социально-экономического развития были успешно достигнуты: общий объем ВВП составил 74,4 трлн юаней (прирост составил 6,7%), что позволило Китаю войти в число первых экономик мира. Потребительские цены выросли на 2%. Прибыль промышленных предприятий, снизившаяся на 2,3% в 2015 г., перешла к росту на 8,5%, удельная энергоемкость ВВП уменьшилась на 5%. Заметно выросли качество и эффективность экономического развития. Удельный вес добавленной стоимости сферы услуг в объеме ВВП вырос до 51,6%].

Руководство страны проводит политику, ориентированную на смену модели экономического роста, которая базировалась на факторах, близких к исчерпанию, — непрерывном наращивании экспорта и использовании относительно дешевой рабочей силы. Чтобы не допустить неконтролируемого характера темпов роста экономики, был взят курс на проведение серьезных структурных реформ. Например, в докладе премьера Государственного совета КНР Ли Кэцяна о работе правительства отмечается, что в настоящее время обновляются методы макроэкономического регулирования; «проводится активная финансовая политика с акцентом на наращивании интенсивности и повышении эффективности; осуществляется реформа по упрощению центрального администрирования, передаче полномочий нижестоящим органам с надлежащим контролем и оптимизации предоставления государственных услуг; отрегулирован механизм разграничения обязательств по возврату налога при экспорте, упорядочены и нормированы сборы в импортно-экспортных звеньях, продолжено упрощение процедур торговли; приняты государственные меры по стимулированию развития регионов; стимулируются реформирование и развитие социальной сферы; предполагается ускоренными темпами развивать современное сельское хозяйство, стимулировать продолжительный рост крестьянских доходов» и др.[10] [11] В результате на основе сохранения стабильности социально-экономического развития Китаю удалось выполнить запланированные годовые макроэкономические показатели.

Основные показатели развития китайской экономики в 2014— 2015 гг. представлены в табл. 10.8.

И хотя в статистике большинства базовых макроэкономических показателей развития Китая по итогам 2015 г. доминировала отрицательная динамика, тем не менее позиции страны остаются прочными не только в АТР, но и в мире. Например, в докладе Ли Кэцяна «О работе правительства в 2015 г.» отмечалось, что «достигнутые в 2015 г. успехи достались нелегко, в сложных условиях международной обстановки, когда глобальная экономика продемонстрировала самые низкие темпы роста за последние шесть лет, а мировая торговля отметилась нисходящими трендами и падением цен на основные виды товарной продукции. По совокупному объему экономики Китай прочно занял второе место в мире, став лидером в мировой торговле товарами и одним из ведущих мировых инвесторов»[12]. Следует отметить, что в результате реформирования экономики впервые в новейшей истории Китая главным драйвером экономического развития страны (66,4% роста ВВП) стало расширение потребительского спроса, повышение уровня материального благосостояния населения (рост реальных подушевых доходов в 2015 г. составил 7,4%) и сокращение численности бедного населения в сельских районах на 14,4 млн человек[13].

Таблица 10.8

Статистические данные по основным макроэкономическим показателям развития экономики Китая (2014—2015 гг.)[14]

Показатель

2015 г.

2014 г.

ВВП, млрд долл.

10 629,02

10 384,24

ВВП на душу населения, долл.

7635,19

7598,0

Прирост ВВП, %

6,9

7,4

Индекс промышленного производства В том числе обрабатывающих производств

106,1

108,3

107,0

109,4

Индекс производства продукции сельского хозяйства

104,0

104,1

Инвестиции в основной капитал, млрд долл.

8663,81

8197,60

Индекс потребительских цен, %

101,5

102,0

Реальные располагаемые денежные доходы населения, долл.

3450,19

3293,21

Уровень безработицы к экономически активному населению, %

Дефицит /профицит бюджета, %

Дефицит 2,3% ВПП

Дефицит 1,8% ВПП

Международные резервы, млрд долл.

3303,62

3843,03

Курс национальной валюты к долл. США

6,3666

6,1238

Курс национальной валюты к евро

7,0162

7,5621

Окончание табл. 10.8

Показатель

2015 г.

2014 г.

Государственный долг, млрд долл, (центральное правительство)

1660,0

894,83

Государственный долг, % ВВП (центральное правительство)

15,5

8,64

Учетная ставка национального банка, %

На 1 год: кредиты 5,10%, депозиты 2,25%

На 1 год: кредиты 5,60%, депозиты 2,75%

Оборот розничной торговли, млрд долл.

4726,71

4284,82

Товарооборот, млрд долл.

3958,66

4303,0

Экспорт товаров, млрд долл.

2276,57

2342,7

Импорт товаров, млрд долл.

1682,09

1960,3

Экспорт торговых услуг, млрд долл.

288,2

222,2

Импорт торговых услуг, млрд долл.

424,8

382,1

Прямые иностранные инвестиции в Китай, млрд долл.

126,27

119,56

Китайские инвестиции за рубеж, млрд долл.

118,02

116,0

Кредитный рейтинг (по данным агентства Standart & Poors)

АА

АА

«Итоги экономического развития Китая подтверждают эффективность взятого курса на внешнеэкономическую открытость. Динамика китайского ВВП и экспорта, несмотря на отмечаемое в настоящее время замедление, остается высокой. Китайская экономика доказала устойчивость к кризисным явлениям (в 2009 г. снижение китайского экспорта на 16% было менее значительным, чем в целом по миру (23%) и во многих других странах). Высокого уровня достигла диверсификация экспорта, в котором основная доля приходится на машинотехническую продукцию. Опережающие темпы роста внешней торговли достигаются не за счет ценового фактора, а в результате расширения физических поставок. Современный Китай — основной источник международного спроса и мотор глобального развития»[15].

К отличительным чертам развития внешней торговли Китая в 2015 г. могут быть отнесены усиление негативного тренда, связанного со снижением объемов внешней торговли, а также наращивание внешнеторгового дисбаланса. Темпы прироста товарооборота к 2014 г. упали на 11,4 п.п., в том числе экспорта — на 8,9 п.п., импорта — на 14,5 п.п.

Положительное сальдо торгового баланса составило 594,5 млрд долл. (+55,5%), или 15,01% совокупного товарооборота против 8,9% в 2014 г.[16]

«Развитию китайской внешней торговли способствует активная политика страны в международном переговорном процессе. Китайское правительство поддерживает курс на реформирование многосторонней торговой системы на основе принципов “равномерности, всеобщего благоденствия и общей выгоды”, продвигает идею установления нового порядка в международной торгово-экономической системе, основанного на справедливости и равноправии. Во многих вопросах международной повестки дня Китай играет консолидирующую и направляющую роль в группе развивающихся стран. Он принимает активное участие в саммитах G-20, встречах руководителей стран БРИКС, Дохийских переговорах и других международных диалогах и механизмах сотрудничества. В новом документе “Среднесрочная и долгосрочная концепция Китая по экспорту машин и оборудования на период до 2020 г.” были поставлены цели обеспечения качественных изменений в структуре торговли машинотехнической продукцией. К 2020 г. доля Китая в мировом экспорте оборудования и машин в соответствии с программой должна достичь 20%. Среди целевых позиций были выделены: телекоммуникационное и офисное оборудование, бытовая техника, автомобили, навигационная техника для воздушных и морских судов, суда, энергетическое оборудование, строительные машины, медицинское оборудование. В качестве приоритетных рынков сбыта определены: Россия, Индия, страны СНГ, Африки, Латинской Америки, государства АСЕАН и Океании»[17].

Таким образом, можно согласиться с мнением аналитиков о том, что «быстрый экономический рост КНР и вовлечение страны в международные экономические взаимосвязи создают как новые возможности, так и новые риски для мировой хозяйственной системы». При этом одни исследователи указывают на то, что начиная с 2000-х гг. Китай стал «новым «центром силы», стабилизирующим общемировую хозяйственную динамику, в том числе в условиях кризиса. Другие подчеркивают, что «дисбалансы, существующие и внутри китайской экономики, и в ее взаимоотношениях с внешним миром» явились одной из основных причин современного мирового кризиса[18].

Вхождение Китая в группу крупнейших экономик мира, его продолжительный экономический рост стимулируют активное развитие ресурсной дипломатии и создание механизма национальной энергетической безопасности. В настоящее время для Китая продолжает оставаться актуальным высокий спрос на железную руду, нефть, медь, лес, а также на аренду за рубежом земель сельскохозяйственного назначения.

Можно с уверенностью констатировать, что Китай превратился в крупнейшего мирового потребителя нефти, обладающего значительным влиянием на баланс спроса и предложения и, соответственно, на цены не только на нефть, но и на другие виды сырья. Значительный рост экономики изменил положение страны и на мировом нефтяном рынке, превратив ее из экспортера этого продукта в импортера. Сегодня Китай импортирует примерно половину потребляемого объема нефти, причем доля импорта растет вместе с увеличением спроса. Согласно статистике Китай является вторым по величине в мире потребителем этого ресурса, уступая только США. Им ведется активная работа по обеспечению стабильных поставок энергетических ресурсов из региона Ближнего и Среднего Востока, который является традиционным поставщиком нефти и остается на данный момент главным экспортером углеводородного сырья (нефти и газа) (около 55%). Китайские нефтяные компании активно работают в Африке и Латинской Америке. В контексте стратегии диверсификации поставок нефти в КНР компании приобрели значительные нефтяные активы в Казахстане, а также сумели добиться некоторого присутствия в России[19].

Современная китайская нефтяная дипломатия включает: обеспечение хозяйства страны надежными диверсифицированными источниками нефти; постоянное совершенствование логистики поставок углеводородов в страну; повышение безопасности конкретных маршрутов их транспортировки; углубление кооперации Китая с другими крупными потребителями нефти в интересах координации подхода к производителям этого ресурса.

Китай обладает также крупнейшими в мире запасами редкоземельных элементов, которые широко применяются в электронной промышленности. Это дает ему возможность использовать ограничения на экспорт данного вида сырья для давления на различные страны, что и было применено в отношении Японии осенью 2010 г. после очередного обострения спора о принадлежности островов Дяоюйдао-Сенкаку[20].

По оценке Геологической службы США, разведанные мировые запасы редкоземельных металлов превышают 100 млн т и находятся преимущественно в Китае, России и других бывших республиках СССР, а также в США. Китайское правительство придает этому вопросу большое значение. Например, Министерство промышленности и информатизации КНР поставило цель к 2020 г. поднять редкоземельную промышленность страны на новый уровень развития, характеризующийся высокоэффективным использованием ресурсов и производством продукции с высокой добавленной стоимостью при выявлении стратегической ценности применения редкоземельных металлов. В 2016—2020 гг. среднегодовой рост производства главных видов функциональных материалов из редкоземельных металлов должен сохраниться на уровне выше 15%. Однако в Программе развития редкоземельной промышленности на 2016—2020 гг., опубликованной данным министерством, подчеркивается, что к 2020 г. объем производства этого ресурса будет ограничен до 140 тыс. т в год[21].

Развитие атомной энергетики — одно из важнейших направлений экономики Китая. Первая китайская АЭС начала работу в 1991 г., а в настоящее время в стране насчитывается 35 действующих атомных реакторов (4четыре из них заработали в 2016 г.) и еще 20 находятся в стадии строительства. До 2020 г. на развитие атомной энергетики планируется выделить почти 80 млрд долл. По заявлениям китайского правительства (2016 г.), к 2030 г. у КНР должно быть 110 атомных реакторов. Однако такие успехи Китая не могут не беспокоить другие страны, которые традиционно считаются лидерами в этой отрасли, особенно США и Японию, являющимися главными экономическими и политическими конкурентами Китая. В США сейчас работают 100 ядерных реакторов. По числу реакторов в порядке убывания за США следует Франция, где находятся 58 реакторов. По прогнозам, Китай нагонит ее уже к 2020 г. Индия, которая тоже входит в число основных конкурентов КНР, также ускоренно развивает атомную энергетику, но ее Китай уже оставил далеко позади[22].

В настоящее время экономическое развитие Китая, его позиционирование как одной из крупнейших экономик мира является существенным фактором влияния на действия лидеров мировой экономики. Например, «китайские деньги» на протяжении последнего десятилетия были одним из источников финансирования дефицита федерального бюджета США, в результате чего Китай стал крупнейшим иностранным держателем американских казначейских облигаций.

В ноябре 2015 г. Исполнительный совет МВФ включил китайский юань в валютную корзину Специальных прав заимствования (решение вступило в силу 1 октября 2016 г.). Это влечет за собой как минимум изменения в глобальной экономической структуре, причем не только финансовые, но и геополитические, так как Китай со своей экспансивной экономикой, государственным регулированием и правильной политикой может значительно изменить баланс сил на валютном рынке, занять устойчивую позицию в валютном мире и сделать юань свободно конвертируемым[23].

Китайский юань стал пятой валютой, входящей в корзину. Кроме валют «Большой тройки», резервными валютами МВФ также считаются японская иена и британский фунт. Согласно решению совета МВФ доля юаня в корзине составит 10,92%. По удельному весу в корзине юань сразу занял третье место из пяти. Теперь она выглядит так: 41,73% — долл. США, 30,93% — евро, 10,92% — юань, 8,33% — японская иена, 8,09% — британский фунт[24].

Помимо этого Китай предпринимает усилия в переходе на расчеты в национальных валютах со своими стратегическими партнерами, особенно с Россией и Ираном, которые с учетом своего санкционного опыта могут быстро урегулировать все формальности для перехода к данному механизму. В перспективе Китай планирует реализовать на глобальном уровне свою уникальную систему банковских операций типа SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications), что также позволит избежать посредничества и контроля в расчетных операциях со стороны США.

В октябре 2015 г. была официально запущена китайская система CIPS (China International Payments System) для обработки трансграничных сделок с юанем, которая использует стандартизированную SWIFT и принятый в качестве индустриального стандарта синтаксис финансовых сообщений, а также ряд других технических стандартов, введенных при участии SWIFT. Это подразумевает, что те страны, которые попали под санкции США или критически относятся к SWIFT, смогут перейти на китайскую систему платежей[25].

Китай также играет ведущую роль в Новом банке развития (НБР) БРИКС (New Development Bank BRICS). 1 июля 2015 г. им было официально ратифицировано соглашение о банке БРИКС[26]. КНР внесла максимальную сумму взноса — 41 млрд долл. (Для справки: Бразилия, Россия и Индия внесли по 18 млрд долл., Южная Африка — 5 млрд.) И хотя эти взносы предназначены для стабилизации национальных валют, КНР намерена проводить политику по сближению НБР БРИКС с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций (АБИИ), созданным по инициативе Китая[25].

Китай занимает активную позицию и в области международных отношений. Он входит в СБ ООН, является участником всех международных инициатив, направленных на решение сложных глобальных проблем, и одним из основных центров мирового соперничества и конкуренции за рынки и ресурсы, КНР все больше усиливает свою значимость в АТР, где проживает больше половины населения мира и наблюдается самая высокая динамика развития, а также расположено больше всего государств, обладающих оружием массового уничтожения. Все большую конструктивную роль играет Китай в регионе Центральной

Азии и ШОС — он один из организаторов и наиболее активных участников этого объединения. Можно согласиться с выводом экспертов в том, что «успехи, достигнутые Китаем в области международных отношений, вне всякого сомнения, во многом являются следствием его значительных экономических достижений. Но эти достижения не были бы столь впечатляющими без активной роли китайской внешней политики и дипломатии, умело действовавшей в биполярном конфронтационном мире, прилагающей усилия для экономического подъема страны и превращения КНР в мощное, процветающее, высокоразвитое современное государство, пользующееся влиянием в мире»[28].

Китай с 2001 г. является членом ВТО и активно участвует во всех многосторонних переговорах. За годы членства в ВТО общий уровень таможенных тарифов КНР на импортируемые товары снизился с 15,3 до 9,8%.

Действенным механизмом развития внешнеэкономической политики Китая являются межправительственные двусторонние и многосторонние соглашения. Им подписано около 160 торговых соглашений и соглашений об экономическом сотрудничестве со странами и регионами. Имеются механизмы экономического диалога между Китаем и США, Европой, Японией, Великобританией, Россией и другими странами. Китай активно участвует в саммитах АТЭС, форумах АСЕАН — КНР, Япония и Республика Корея (10 + 3), стран Восточной Азии, китайско-африканского сотрудничества, совещаниях в рамках экономического сотрудничества в субрегионе бассейна реки Меконг и регионального экономического сотрудничества в Центральной и Северо- Восточной Азии, в ШОС, других региональных и субрегиональных экономических объединениях[29].

Начиная с 2013 г. Китай приступил к осуществлению «добрососедской дипломатии», во многом ориентированной на утверждение КНР в роли регионального лидера путем направления региональных интеграционных процессов по китайскому сценарию. Это не что иное, как сочетание традиционной, экономической и публичной дипломатии применительно к соседям Китая. Я. В. Лексютина раскрывает содержание этого понятия следующим образом. «Экономическая дипломатия направлена на углубление экономической зависимости соседних стран от Китая путем стимулирования торговли (посредством, например, введения специальных преференциальных режимов в торговле с ними), расширения масштабов использования китайской национальной валюты в межрегиональных расчетах, увеличения капиталовложений и оказания помощи развитию соседних стран, включая содействие им в реализации крупных инфраструктурных проектов. Публичная же дипломатия нацелена на формирование положительного образа Китая среди соседей и включает мероприятия по расширению присутствия китайских СМИ в информационном пространстве соседних стран, привлечению все большего числа иностранных студентов из соседних стран к обучению в Китае, по расширению в регионе географии и численности институтов Конфуция и пр. <...> “Добрососедская дипломатия” Китая с течением времени стала приобретать размах, масштаб и многовекторность. Не ограничиваясь лишь задачами расширения дипломатического и экономического присутствия, Китай формирует концептуальные обоснования своего особого места в регионе, адресованные соседним странам <...> В контексте налаживания добрососедских отношений можно рассматривать не только выдвинутую осенью 2013 г. стратегическую концепцию Сообщества (“Сообщества общей судьбы”. — Прим, авт.) Китай — АСЕАН, но и публичное упоминание Си Цзиньпином в сентябре 2014 г. концепции Дэн Сяопина об “Азиатском веке”, который наступит только при условии достижения развития Китаем, Индией и некоторыми другими соседними <...> странами. На саммите АТЭС в ноябре 2014 г. Китаем была обнародована идея об общей для всех стран АТР “Азиатско-Тихоокеанской мечте”, заключающейся в стремлении к процветанию и безопасности, созданию условий для этого, а также к тому, чтобы оставаться в авангарде мирового развития и вносить еще больший вклад в процветание человечества. В основе всех этих концепций лежит идея о взаимной связи стран региона, необходимости их солидаризации в целях достижения процветания и безопасности (под эгидой Китая). Задача, которой Китай руководствуется, выдвигая подобные концепции, — убедить соседей в том, что возвышение Китая несет процветание всему региону, что желания и мечты стран региона о национальном экономическом развитии могут быть в полной мере реализованы через тесное сотрудничество с Китаем»[30].

12 ноября 2013 г. завершился третий пленум ЦК КПК 18-го созыва, где было принято решение о создании внешнеэкономического коридора, который проходит через восточные, центральные и западные провинции, связывая север и юг страны. Иными словами, предполагалось создать «экономический пояс» и «морской путь», которые географически охватывают центральные и западные регионы, а также приморские провинции и города Китая, перекликаются со стратегиями регионального развития, нового типа урбанизации и внешней открытости Китая.

Строительство «экономического пояса» Шелкового пути — одно из направлений китайской дипломатии, ориентированное прежде всего на сопредельные страны. В стратегии внешнеэкономической политики Китая отмечается, что «страна привержена добрососедским и партнерским отношениям с соседями и заинтересована в спокойствии и процветании в соседних странах, стремится путем формирования “экономического пояса” и “морского пути” более активно участвовать в международных делах и делах сопредельных регионов в духе доброжелательности, искренности, взаимной выгоды и инклюзивное™, создавать, таким образом, большее общественное благо как ответственная крупная держава». Эти проекты не только стимулируют гармонизацию стратегии развития Китая с национальными стратегиями сопредельных стран и стран Евразии, но и призваны расширять экономические и гуманитарные обмены с соблюдением принципов невмешательства во внутренние дела друг друга и не претендовать на доминирующее положение либо искать зону влияния[31].

Следует отметить, что в 2016 г. в международной жизни произошло множество событий (выборы президента США, референдум Великобритании по поводу выхода из ЕС, спор между Китаем и Филиппинами по поводу Южно-Китайского моря, развертывание системы противоракетной обороны США в Южной Корее, обострение региональных конфликтов и т.д.), которые оказали свое влияние и на внешнюю политику Китая в целом, и на экономическую дипломатию в частности. По заявлению министра иностранных дел Ван И, 2016 год можно охарактеризовать двумя словами: «изменения» и «хаос»[32].

В условиях неопределенности в мировой политике и безопасности Китаю предстоит выступить в роли «стабилизатора» в сложной и изменчивой международной обстановке, создавать себе условия для мирного развития и одновременно вносить свой вклад в мировую стабильность и развитие[33].

  • [1] Кузнецова Г. В., Подбиралина Г. В. Международная торговля товарами и услугами :учебник для бакалавриата и магистратуры., 2015. С. 263.
  • [2] Китай продолжает толкать мировую экономику. URL: http://www.ray-idaho.ru/blog/2016/09/04 (дата обращения: 01.10.2017).
  • [3] Политика внешней открытости Китая. URL: Ьир://развитие-китая.рф/0/оОО%9Р°/оDO%BE%DO%BB%DO%B8%Dl%82%DO%B80/oDO%BA%DO%BO-%DO%B2%DO%BD%DO%B5%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%B9-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D1%8B%D1%82%DO%BE%Dl%81%Dl%82%DO%B8-%DO%9A%DO%B8°/oDl%82%DO%BO%Dl%8F-754.htm (дата обращения: 31.10.2017).
  • [4] China ist zweitgrosste Volkswirtschaft // Frankfurter Allgemeine Zeitung : website.2011. Februar, 14. URL: http://www.faz.net/aktuell/politik/thema/china (дата обращения:01.10.2017).
  • [5] ЦвыкА. В. Экономическая дипломатия Китая: основные черты // Региональнаяэкономика и управление : электронный научный журнал. 2013. 27 янв. № 1(33). URL:http://eee-region.ru/article/3304/ (дата обращения: 01.10.2017).
  • [6] Обзор СМИ Китая за январь 2016 года. URL: http://www.ved.gov.ru/news/21721.html (дата обращения: 01.10.2017)
  • [7] Семенова Е. А. Китай: поиск доступа к мировым интеллектуальным ресурсам //Аналитические обзоры РИСИ. № 3(30). М., 2011. С. 3.
  • [8] О конференции «13-я пятилетка (2016—2020 гг.) — важнейший этап построения в Китае общества малого благоденствия “сяокан”». URL: http://www.ifes-ras.ru/events/4/2117-syaokan (дата обращения: 20.09.2017).
  • [9] Государственное статистическое управление КНР: официальный сайт. URL: http://www.stats.gov.cn (датаобращения: 01.10.2017); URL: www.rbc.ru/economics/08/10/2014/5434f48dcbb20faeeafe2a0a (дата обращения: 01.10.2017).
  • [10] О конференции «13-я пятилетка (2016—2020 гг.) — важнейший этап построенияв Китае общества малого благоденствия “сяокан”».
  • [11] URL: http://md.chineseembassy.org/eng/zt/topics/tl349697.htm (дата обращения:01.10.2017).
  • [12] URL: http://rnd.chineseembassy.org/eng/zt/topics/tl349697.htm (дата обращения:01.10.2017).
  • [13] Холодков В. М. Рухнет ли экономика Китая? //Аналитические обзоры РИСИ. 2016.29 марта. URL: http://riss.ru/analitycs/28707/ (дата обращения: 01.10.2017).
  • [14] Государственное статистическое управление КНР: официальный сайт. URL: http://www.stats.gov.cn/ (дата обращения: 01.10.2017); Статистический справочник ГТУ КНР«Хайгуань тунцзи». 2014, 2015. № 12.
  • [15] Кузнецова Г. В., Подбиралина Г. В. Международная торговля товарами и услугами :учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры. В 2 ч. Ч. 2 / Г. В. Кузнецова,Г. В. Подбиралина. 2-е изд., перераб. и доп., 2017. С. 265.
  • [16] Экономика и внешняя торговля КНР: URL: www.russchinatrade.ru/assets/files/ru-about-torg/foreign-trade-2015.pdf (дата обращения: 01.10.2017).
  • [17] Кузнецова Г. В., Подбиралина Г. В. Международная торговля товарами и услугами.С. 265—268.
  • [18] Изменение глобального экономического ландшафта: проблемы и поиск решений :колл, моногр. / под ред. Е. С. Хесина, И. Г. Ковалева. М. : ИД ВШЭ, 2011. С. 241.
  • [19] Никитина М. Г., Пыжик С. А. Нефтяная дипломатия Китайской Народной Республики // Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. Серия : Экономика и управление. 2014. Т. 27(66). № 1. С. 94—100.
  • [20] Портяков В. Пять столпов экономической дипломатии Пекина. URL: http://www.ng.ru/dipkurer/2010-ll-29/9_china.html (дата обращения: 01.10.2017).
  • [21] URL: http://www.finmarket.ru/database/news/4393146 (дата обращения: 01.10.2017).
  • [22] Китай продолжает толкать мировую экономику.
  • [23] Китай: тенденции и прогноз на 2016 г. URL: http://katehon.com/ru/article/kitay-tendencii-i-prognoz-na-2016- (дата обращения: 01.10.2017).
  • [24] Китайский юань стал резервной валютой МВФ [Электронный ресурс], URL: http://www.forbes.ru/news/329661-kitaiskii-yuan-stal-rezervnoi-valyutoi-mvf (дата обращения: 01.10.2017).
  • [25] Китай: тенденции и прогноз на 2016 г.
  • [26] Штаб-квартира банка находится в Шанхае (Китай).
  • [27] Китай: тенденции и прогноз на 2016 г.
  • [28] Подолько Е. О. Китайский фактор в современных международных отношениях.URL: http://www.synologia.ru/ (дата обращения: 01.10.2017).
  • [29] Кузнецова Г. В., Подбиралина Г. В. Международная торговля товарами и услугами.С. 279.
  • [30] Лексютина Я. О «добрососедской дипломатии» Китая. 2015. 20 окт. URL: http://vremya4e.com/articles/19219-o-dobrososedskoy-diplomatii-kitaya.html (дата обращения: 01.10.2017).
  • [31] URL: http://ru.china-embassy.org/rus/ztbd/aall/tl251370.htrn (дата обращения: 01.10.2017).
  • [32] Годовой обзор китайской дипломатии: ретроспективный взгляд и перспективы.URL: http://russian.china.org.cn/exclusive/txt/2017-01/03/content_40029370.htm (датаобращения: 01.10.2017).
  • [33] Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >