Итоги экономического развития России в 2015—2016 гг.

Сегодняшняя Россия переживает нелегкие времена, находясь под воздействием наложения нескольких неблагоприятных внешних и внутренних факторов, из-за чего их суммарный негативный эффект многократно возрастает. «Идеальный шторм» — такой метафорой описывают многие эксперты ситуацию, сложившуюся в стране после 2014 г.[1]

Усиление внешней политической нестабильности обнажило застарелые внутренние проблемы, выявило уязвимость созданной за 25 лет реформ социально-экономической архитектуры экономики страны. В условиях усиления глобальной конкуренции, на фоне приближения эры новой волны научно-технического уклада, связанного с цифровой экономикой, усиления роли человеческого капитала Россия демонстрировала неспособность преодолеть экспортно-сырьевую модель развития и осуществить модернизационный прорыв. Налицо нерешенность ряда социальных и институциональных задач: преодоления региональных диспропорций, социального неравенства, снижения барьеров на пути свободного предпринимательства, развития конкуренции, формирования современного здравоохранения и образования, развития гражданского общества и т.д. Главная драма современной экономической истории России в том, что она не смогла найти эффективного применения имевшимся в СССР научно-техническому и промышленному потенциалу и огромному слою образованных людей — инженерам, техникам, ученым, специалистам. В течение практически четверти века наблюдаются технологическое упрощение отечественной экономики, углубляющийся разрыв между сферой НИОКР и материальным производством, примитивизация экспорта и импорта[2].

Для современной России грамотное использование инструментов экономической дипломатии приобретает жизненно важное значение в связи с необходимостью не только выйти из текущего кризиса, но и обеспечить устойчивый и поступательный рост экономики. Обозначенная амбициозная задача достижения темпов роста ВВП, вдвое превышающих общемировые, требует подключения всего арсенала средств как традиционной, так и новой дипломатии, тем более что за прошедший трансформационный период уже накоплен немалый опыт взаимодействия с зарубежными странами и работы в международных организациях, создан серьезный экономический потенциал, включающий в себя немалые золотовалютные резервы, средства различных фондов развития, инвестиционные ресурсы, управленческий опыт, рыночные институты.

Как известно, субъектами экономической дипломатии являются государство (правительство и его органы), международные организации и объединения государств, предприятия, включая ТНК, некоммерческие организации, физические лица[3].

В этой главе будут рассмотрена деятельность и действенность основных субъектов экономической дипломатии, но начнем мы с анализа современного состояния российской экономики и формулирования задач, стоящих перед страной.

Макроэкономические показатели последних лет демонстрируют крайнюю неустойчивость российской экономики. После затяжного кризиса 1990-х гг., приведшего к уменьшению совокупного ВВП практически в два раза, в начале XXI в. темпы развития колебались от +10% в 2000 г. до -7,8% в 2009 г. В 2010—2011 гг. наблюдался рост на уровне 4,3%, но он был недостаточным для того, чтобы вернуться к показателям 2007—2008 гг., а с 2012 г. наблюдается снижение темпов прироста вплоть до резкого спада в 2015 г. на 3,7%. В 2016 г. сокращение ВВП составило 0,5% (рис. 11.1), в 2017 г. ожидается небольшое ускорение темпов, возможно, до 2,0%. По экспертным оценкам, отмена санкций может обеспечить временный рост, ослабить давление на платежный баланс России и поддержать приток инвестиций, что добавит 0,5 п.п. к росту ВВП[4] [5].

Если по размерам ВВП по ППС Россия входит в десятку мировых лидеров, то по размеру ВВП на душу населения страна в 2015 г. находилась на 47-м месте.

Динамика роста ВВП России, % к предыдущему году

Рис. 11.1. Динамика роста ВВП России, % к предыдущему году2

Но указанные количественные показатели не дают полной характеристики ситуации в России. Картину дополняют качественные индикаторы, разрабатываемые международными рейтинговыми агентствами. Например, в 2016 г. Россия находилась на 50-м месте по ИЧР, рассчитываемому ПРООН; по индексу уровня глобальной конкурентоспособности экономики, определяющему способность страны и ее институтов обеспечивать стабильные и устойчивые в среднесрочной перспективе темпы экономического роста (рассчитывается Всемирным экономическим форумом — ВЭФ) в 2017 г. заняла 38-е место, при том что по показателям «эффективность рынка труда» — 60-е место, «здоровье и начальное образование» — 54-е, «макроэкономическая среда» — 53-е, «высшее образование и профессиональная подготовка» — 32-е, «технологический уровень — 57-е, «инновационный потенциал — 49-е. По рейтингу легкости ведения бизнеса Россия в 2017 г. была на 40-м месте, при том что по таким показателям, как легкость процедур получения разрешения на строительство — на 115-м, а по доступности кредита — на 44-м. По глобальному индексу инноваций страна улучшила свои показатели и в 2017 г. поднялась на 45-е место с 49-го. По индексу восприятия коррупции Россия стоит на 131-м месте, продолжая оставаться во второй сотне, недалеко от Пакистана и Нигерии. В целом оценки мировым экспертным сообществом позиций нашей страны в системе МЭО невысоки.

Главным источником далеких от мирового лидерства показателей экономического и социального положения России являются накопленные структурные и региональные диспропорции, ориентированность экономики на экспорт топливно-энергетических и сырьевых товаров, слабое развитие современных отраслей обрабатывающей промышленности и, соответственно, малая встроенность в глобальные стоимостные цепочки, зависимость от конъюнктуры мировых сырьевых рынков.

Чрезмерную роль в экономическом развитии России играет внешнеэкономический сектор. В роли компонента ВВП внешняя торговля сглаживает его колебания, как положительные, так и отрицательные. По оценке экспертов, без учета внешней торговли спад ВВП составил бы в 2015 г. 9,9%. Аналогичная картина была в 2009 г., когда ВВП сократился почти на 8%, но без учета внешней торговли этот спад составил бы 13%. В 2015 г. вклад чистого экспорта в формирование ВВП составил 6%!. Падение объемов поставок продукции за рубеж негативно сказывается на положении многих промышленных предприятий в металлургии, химической, деревообрабатывающей и других отраслях, что влечет за собой сокращение персонала, замораживание зарплат, принудительные отпуска.

В последние три года внешняя торговля России переживает спад. В 2016 г. экспорт составил 285,5 млрд долл. — 83,1% от уровня 2015 г. и 57,3% от уровня 2014 г. Импорт сократился до 182,3 млрд долл. — 96% от уровня 2015 г. и 59% от уровня 2014 г. Более замедленные темпы снижения импорта привели к заметному сокращению положительного сальдо торгового баланса: 103,2 млрд долл, в 2016 г. по сравнению со 145 млрд долл, в 2015 г. и 186,6 млрд долл, в 2014 г. (рис. 11.2). Резкое сокращение стоимостных объемов внешней торговли РФ наглядно продемонстрировало пагубность ориентации на экспорт преимущественно сырьевых товаров и полуфабрикатов. По оценкам, за 2014—2016 гг. [6]

90% суммарного снижения российского экспорта пришлось на нефтегазовый экспорт[7], так как средняя цена нефти марки Brent на февраль 2017 г. составила 51,67 долл/барр, на февраль 2016 г. — 40,14, на февраль 2015 г. — 55,10, на февраль 2014 г. — 107,70 долл/барр [8].

Снижение стоимости экспорта за счет падения цен произошло практически по всем товарным группам: цена на нефть (долл/т) снизилась в 2016 г. по сравнению с 2015 г. на 21%, нефтепродуктов — на 25, сжиженного природного газа (СПГ) (долл/м[9] [10]) — на 44, природного газа (долл/тыс. м[9]) — на 30, черных металлов (долл/т) — на 10, никеля — на 19, минеральных удобрений — на 26%[9].

Показатели динамики экспорта и импорта России, млрд долл

Рис. 17.2. Показатели динамики экспорта и импорта России, млрд долл.4:

- экспорт; - импорт; - сальдо

Негативные тенденции наблюдаются в сфере движения инвестиций. До 2013 г. Россия была достаточно активным участником международного движения капитала. Согласно отчету ЮНКТАД, по объему ПИИ страна в 2013 г. заняла третье место в мире (после США и Китая). С 1998 по 2013 г. приток иностранных инвестиций в российскую экономику увеличился в 15 раз[13]. Начиная с 2014 г. в свете геополитических проблем и в совокупности с исчерпанием традиционных источников экономического роста позиции страны заметно ухудшились. Приток ПИИ снизился, по данным ЮНКТАД, в два раза: с 53,4 млрд долл, до 29,2 млрд долл, и достиг десятилетнего минимума. Россия в мировом рейтинге получателей инвестиций переместилась на 14-е место. В 2015 г. приток составил 9,8 млрд долл. (рис. 12.3). В 2016 г. сокраще- ние притока в течение девяти месяцев было продолжено, поступление ПИИ составило около 4 млрд долл. (рис. 11.3). Ситуацию исправила сделка про продаже 19,5% акций «Роснефти» международному трейдеру Glencore и фонду Qatar Investment Authority (QIA)[14], в результате в 2016 г. приток ПИИ, по оценке, составил 15,2 млрд долл.[15] Надо сказать, что в 2015—2016 гг. ЮНКТАД отметила снижение инвестиционной активности во всех странах переходной экономики. Приток ПИИ 2015 г. упал на 54% (до 22 млрд долл.), в том числе в России на 92%, в Казахстане на 66% соответственно[16] [17].

Динамика поступления ПИИ в Россию, млн долл

Рис. 11.3. Динамика поступления ПИИ в Россию, млн долл.4

Введенные западными странами санкции в совокупности с низкими мировыми ценами на нефть привели к сворачиванию многих проектов с участием иностранного капитала в области нефте- и газодобычи. Падение внутреннего спроса и кризис сбыта в российском автопроме вынудили ряд компаний сократить свое производство на российских предприятиях (Volkswagen, General Motors), снизились продажи продукции компаний Danone, New Look Group Ltd., EM&F, Zara, Uniqlo. Тем не менее заключались и новые инвестиционные сделки. Наиболее крупными проектами с участием иностранного капитала были контракты с китайскими корпорациями: China Triumph International Engineering Со. — по строительству цементного завода в Ульяновске с объемом сделки на сумму почти 3 млрд долл.; Hawtai Motor Group и Great Wall Motors — по строительству автомобильных заводов на сумму 1,1 и 0,5 млрд долл, соответственно; New Hope Group — по строительству пищевого комбината (инвестиции 0,5 млрд долл.). Наблюдается некоторый рост инвестиций в агропромышленный комплекс, не уходит капитал из торговых и ресторанных сетей. Здесь следует отметить противоречивое воздействие на указанные процессы снижения курса рубля. С одной стороны, оно явилось определенным стимулом для экспортно ориентированных отраслей, с другой — подорвало благополучие многих предприятий, производство которых базировалось на импортном сырье, полуфабрикатах и оборудовании, — а таких оказалось достаточно много в легкой промышленности, машиностроении, химии, фармацевтике и др.

Как отмечалось, ситуация в российской экономике находится под сильным воздействием ситуации на мировом рынке, характеризующейся низким уровнем цен на основные товары российского экспорта. В 2015 г. по сравнению с 2014 г. мировые цены снизились: на нефть — на 47,6%, на природный газ — на 30,2, на никель — на 30,7, на медь — на 19,3, на алюминий — на 10,8%. В 2016 г. ситуация несколько улучшилась только в конце года, когда были достигнуты договоренности стран ОПЕК и России о снижении среднесуточной добычи (наглядный пример действия экономической дипломатии), но средняя цена нефти в 2016 г. составила 41,9 долл/барр, притом что в 2015 г. — 51,2 долл/ барр. По другим видам минерального сырья повышения мировых цен также не наблюдалось.

Отдельно следует сказать о влиянии западных санкций и встречных мер российского правительства. Здесь мы можем наблюдать воздействие некоторых наиболее мощных инструментов экономической дипломатии. Как известно, в связи с присоединением Крыма к России и конфликтом на востоке Украины по инициативе США ряд стран (ЕС, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Япония) ввели ограничительные политические и экономические меры в отношении России, определенных российских и украинских лиц и организаций, причастных, по мнению западных политиков, к дестабилизации ситуации на Украине. Санкции условно можно классифицировать по четырем группам:

  • 1) индивидуальные — в отношении определенных лиц, руководителей крупных корпораций, депутатов Государственной Думы и Федерального Собрания и др.;
  • 2) корпоративные — в отношении определенных организаций, выразившиеся в замораживании зарубежных активов компаний;
  • 3) финансовые и инвестиционные — отказ в доступе к долгосрочному кредитованию, запрет на инвестирование в транспортные, энергетические, телекоммуникационные проекты;

4) технологические и внешнеторговые — приостановка выдачи лицензий на экспорт и реэкспорт в Россию некоторых высокотехнологичных товаров, запрет на продажу оружия и технологий и товаров двойного назначения, оборудования для нефтегазового сектора (глубинное бурение, арктический шельф, сланцевый газ).

Россия в качестве ответной меры ввела запрет на импорт ряда продовольственных товаров. Указанные обстоятельства не могли не оказать отрицательного воздействия на состояние экономики и внешнеэкономических связей России[18], о чем говорилось выше.

Однако к середине 2017 г. стало ясно, что в России уже начался непростой процесс адаптации экономики к шоку предыдущих двух лет. Благодаря грамотной валютно-кредитной политике, государственным мерам по поддержке промышленности и сельского хозяйства, более активному использованию инструментов государственной политики стали появляться своего рода окна возможностей для повышения конкурентоспособности несырьевых отраслей экономики, диверсификации экспорта и выхода на нетрадиционные рынки.

  • [1] URL: https://snob.ru/selected/entry/104131 (дата обращения: 01.10.2017).
  • [2] Кузнецова Г. В. Россия в системе международных экономических отношений : учебник для бакалавриата и магистратуры., 2016.
  • [3] Мавланов И. Р. Экономическая дипломатия : учеб, пособие. 2-е изд., испр. и доп.М. : Аспект Пресс, 2016. С. 37.
  • [4] URL: http://www.ereport.ru/news/1612291257.htm (дата обращения: 01.10.2017).
  • [5] URL: http://unctadstat.unctad.org/wds/ReportFolders/reportFolders.aspx7IF.ActivePath=P,4 (дата обращения: 01.10.2017).
  • [6] Бюллетень социально-экономического кризиса России. Внешняя торговля: изменение структуры и динамики. М. : Аналитический центр при Правительстве РоссийскойФедерации. 2016. № 12. Апрель.
  • [7] 2 Кнобель А., Фиранчук А. Внешняя торговля в 2016 г.: стабилизация экспортаи импорта. Мониторинг экономической ситуации в России: тенденции и вызовы социально-экономического развития. 2017 г. № 4. С. 10.
  • [8] URL: http://www.banki.ru/quotes/brent/ (дата обращения: 01.10.2017).
  • [9] Кнобель А., Фиранчук А. Внешняя торговля в 2016 г.: стабилизация экспорта и импорта. URL: http://institutiones.com/general/2769-import-export-padenie-prodolzhaetsya.html 2017. (дата обращения: 01.10.2017).
  • [10] URL: http://www.gks.ru (дата обращения: 01.10.2017).
  • [11] Кнобель А., Фиранчук А. Внешняя торговля в 2016 г.: стабилизация экспорта и импорта. URL: http://institutiones.com/general/2769-import-export-padenie-prodolzhaetsya.html 2017. (дата обращения: 01.10.2017).
  • [12] Кнобель А., Фиранчук А. Внешняя торговля в 2016 г.: стабилизация экспорта и импорта. URL: http://institutiones.com/general/2769-import-export-padenie-prodolzhaetsya.html 2017. (дата обращения: 01.10.2017).
  • [13] Кузнецова Г. В. Россия в системе международных экономических отношений. С. 177.
  • [14] URL: http://www.rbc.ru/economics/10/12/2016/584c58e89a7947ec70b5e46f (датаобращения: 01.10.2017).
  • [15] Ведомости. 2017. 18 янв. С. 5.
  • [16] Recovery in Foreign Direct Investment Is Unexpectedly Strong, but Lacks ProductiveImpact //UNCTAD. 2016. January 20. URL: http://unctad.org/en/pages/newsdetails.aspx?OriginalVersionID=1189 (дата обращения: 01.10.2017).
  • [17] Сост. no: URL: http://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx (датаобращения: 01.10.2017).
  • [18] Кузнецова Г. В., Подбиралина Г. В. Международная торговля товарами и услугами.С. 8.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >