Начало промышленного переворота в России и его особенности

С 30-х годов XIX в. в России начался промышленный переворот - переход от мануфактур к фабрикам, основанным на машинной технике. Этот переход занял примерно полстолетия. Начавшись еще в эпоху крепостного права, при господстве принудительного труда в ряде отраслей промышленности, он завершился в основных отраслях промышленности в эпоху капитализма — в 1880-е годы.

Естественно, что в первую очередь переворот проходил в отраслях, где преобладал вольнонаемный труд. В России промышленный переворот, как и в Англии, начался в текстильной промышленности, прежде всего в хлопчатобумажной. Это была молодая отрасль, сразу создававшаяся на капиталистических принципах.

Первая бумагопрядильная фабрика — петербургская Александровская мануфактура — была учреждена еще в 1798 г. Производительность труда на ней в результате использования машин возросла за 1805-1840 гг. в 22 раза.

Во второй половине 40-х и в 50-е годы XIX в. во много раз выросло количество веретен на русских фабриках: с 350 тыс. до 1,6 млн. К концу 50-х годов переход к фабричному производству в хлопчатобумажной промышленности был завершен.

Сократился ввоз пряжи, а выработка хлопчатобумажных тканей увеличилась: 1831 г. — 63 млн аршин; 1837 г. — 95 млн аршин; 1859 г. — 225 млн аршин; 1860 г. — 228 млн аршин (т. е. за период в целом с 45 до 162 млн пог. м).

В других отраслях промышленности применение машин началось несколько позднее. Медленнее шла и механизация ткацкого производства, но со второй половины 40-х годов появились ткацкие фабрики, и роль кустарей («светелочников») пошла на убыль. К1861 г. количество механических ткацких станков достигло 14 тыс.

В шерстяной промышленности появились настоящие фабрики с использованием паровых машин. Писчебумажные мануфактуры также перерастали в фабрики. Сложное оборудование и паровые машины стали устанавливать на сахарных заводах. В суконном и шерстяном производстве в 1860 г. фабрики давали 63% всей продукции, в писчебумажном производстве, производстве фарфора и фаянса — 80%.

В сахарной промышленности первый завод с применением паровых машин был пушен в 1840 г., а через 20 лет на долю таких заводов приходилось уже 85% всей продукции. Больше всего сахарных заводов, использующих паровые машины, было сосредоточено на Правобережной Украине.

Вместе с тем наблюдался упадок в полотняной промышленности и застой в металлургии. В 1858—1860 гг. выплавка чугуна (в основном на Урале) составляла 17,6 млн пудов в год (всего около 280 тыс. т), т. е. в целом объем производства за 1800—1860 гг. вырос в 2 раза.

Применение паровых машин радикально изменило энергетическую базу производства: за 1831—1860 гг. мощность паровых машин в промышленности увеличилась в 13 раз.

Начальная фаза промышленного переворота происходила за счет импорта машин. За 1831—1840 гг. стоимость ввоза машин составила 4,1 млн руб. серебром, за 1851—1860 гг. — 48 млн руб. Постепенно стало развиваться и отечественное машиностроение. Появляются первые машиностроительные заводы: Александровский и Берда в

Петербурге, Бутенопа и Риглея в Москве, Сормовский в Нижнем Новгороде. Основной их продукцией были паровые машины и котлы для оснащения новых крупных фабрик, в Сормове стала развиваться база отечественного пароходного судостроения. Следует отметить, что весьма значительную роль в создании базы российского машиностроения сыграл иностранный капитал, искавший новые перспективные сферы приложения.

В 1851 г. в стране было уже 19 машиностроительных заводов, через десять лет их число выросло до 99. Численность рабочих увеличилась в 8 раз (с 1470 до 11 600), а объем продукции - в 19 раз (с 423 тыс. до 7,9 млн руб.).

Таким образом, была создана отечественная база для механизации производства — к середине века потребности внутреннего рынка в машиностроительной продукции на 60% удовлетворялись за счет внутреннего производства, и около 40% давал импорт.

Но развитие машиностроения в целом сдерживалось из-за отставания отраслей металлургической промышленности: 70% ее предприятий находились на Урале и были основаны на труде крепостных, поэтому развивались они крайне медленно. Гораздо медленнее, чем в других отраслях, в металлургии внедрялись машины.

Отставание российской металлургии резко проявилось в темпах развития по сравнению с другими странами: за 1800—1860 гг. производство отечественной металлургической промышленности увеличилось лишь в 2 раза, а в английской — в 24 раза.

Таким образом, металлургия Урала, возникшая и окрепшая на крепостнической основе, стала приходить в упадок, не поспевая за ускоряющимися темпами роста рыночных капиталистических отношений.

В целом в 1860 г. в России, не считая Польши и Финляндии, из 6000 крупных предприятий обрабатывающей промышленности было 529 фабрик. Они производили 56,8% продукции всей обрабатывающей промышленности, или около 36% совокупной промышленной продукции (доля обрабатывающей промышленности во всей промышленности в целом составляла 63%).

Мануфактур к этому времени насчитывалось уже 5471, но давали они только 43,2% промышленной продукции.

Экспансия фабричной системы опиралась на быстрый рост производительности машинизированного труда. Об этой тенденции убедительно свидетельствуют следующие цифры. Уровень годовой продукции одного рабочего в обрабатывающей промышленности в 1825 г. по сравнению с 1804 г. составлял 125%, а в 1863 г. — 490%.

Фабричная система, усиливая позиции капиталистического уклада и новой буржуазии, ускорила кризис посессионной и вотчинной промышленности. Ко времени реформы в посессионной промышленности работали не более 13 тыс. рабочих. Стали закрываться и вотчинные мануфактуры.

К середине XIX в. число фабрик составляло 9843, объем их производства в денежном выражении достиг 167 млн руб., численность рабочих — 518 тыс. Но политические и экономические условия в России этого периода привели промышленность и торговлю в крайне угнетенное состояние.

К1860 г. в обрабатывающей промышленности 87% рабочих были вольнонаемными. Но условия их труда оставались тяжелыми, а продолжительность рабочего дня не сокращалась. Рабочий день на фабриках длился 12—14 часов, а на мануфактурах еще больше — 14—16 часов. Широко применялся женский и детский труд.

Регулярные волнения фабричных рабочих были характерны для всего периода развития посессионной мануфактуры. Рабочие выступали против самоуправства фабрикантов, использования их помимо непосредственной мануфактурной работы на разные нужды хозяина, против лишения земельных наделов, отдачи в рекруты и т. д. [Ту- ган-Барановский, гл. 4].

В период промышленного переворота классовые противоречия стали обостряться уже на новой экономической базе. В 1844 г. происходит стачка на Вознесенской мануфактуре, в 1848 г. — на фабрике Гарелина. Основными требованиями рабочих были: сокращение рабочего дня и повышение оплаты труда.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >