Угроза вовлечения в систему теневой экономики

Угроза вовлечения в систему теневой экономики — еще одна из угроз, которая может стать реальной для многих отечественных бизнесменов. Формально ее, конечно, можно отнести к категории операционных рисков, которые могут перейти в состояние реализованных рисков достаточно быстро.

Теневая экономика — это деятельность субъектов хозяйствования, которая развивается вне государственного учета и контроля. Структура теневой экономики изображена на рис. 4.2.

Типологически теневая экономика состоит из трех крупных составляющих ее секторов, «беловоротничковая», серая (неформальная) и черная (подпольная) экономика.

«Беловоротничковая» теневая экономика — это запрещенная законом скрываемая экономическая деятельность работников обычной белой экономики на их рабочих местах, приводящая к нелегальному перераспределению ранее созданного дохода без производства с целью создания условий для получения менеджерами организаций, предприятий и банков незаконных личных доходов.

Данный вид теневой экономики, в силу того, что его субъектами являются менеджеры предприятий и организаций, мы подробно будем рассматривать в разд. VII, посвященном вопросам обеспечения кадровой безопасности предприятия.

Структура теневой экономики по В. И. Авдийскому и В. А. Дадалко

Рис. 4.2. Структура теневой экономики по В. И. Авдийскому и В. А. Дадалко1

Серая теневая экономика это разрешенная законом, но не регистрируемая экономическая деятельность (преимущественно малый бизнес) по производству и реализации обычных товаров и услуг. Этот сектор теневой экономики считается самым обширным (до 40% ВВП в развитых странах). В отличие от «беловоротничковой» теневой экономики, неразрывно связанной с белой экономикой и паразитирующей на ней, серый сектор функционирует более автономно. В его состав входит фиктивная экономика, которая может быть частично или полностью фиктивной. Ей свойственны приписки и искажение отчетности, ведение двойной бухгалтерии, расчеты наличными деньгами, занижение официальных доходов и налогооблагаемой прибыли по отношению к реальным параметрам, выплата заработной платы но ведомости и «в конверте», нарушение антимонопольного законодательства и использование нечестной конкуренции, в том числе с привлечением криминальных структур.

Данный вид теневой экономики, в силу того, что он связан с основной производственной деятельностью предприятий, мы подробно рассмотрим в разд. II, посвященном вопросам обеспечения экономической безопасности предприятия.

Черная теневая экономика это экономика организованной преступности, запрещенная законом экономическая деятельность, связанная с производством запрещенных законом товаров и услуг. Это не только основанное на насилии перераспределение — кражи, грабежи, вымогательство, — но и производство товаров и услуг, разрушающих общество. К ним [1]

относятся наркобизнес, торговля людьми, незаконная трансплантация органов и тканей человека, проституция и др. Данный вид теневой экономики мы рассмотрим в настоящей главе.

Мы не всегда отдаем себе отчет в том, что в нашем обществе существует множество пересекающихся субкультур, построенных на дуализме отношений, таких как: «чиновник — проситель», «врач — больной», «учитель — ученик», «спортсмен — болельщик», «воин — гражданский», «полицейский — вор». В 1990-е гг. немало бизнесменов в России бравировало массивными нательными крестами на тяжелых цепях и специфическими татуировками — это было внешним свидетельством того, что тюремная культура проникла в легальный бизнес вместе со своими носителями — она построена на дуализме отношений администрации и сообщества заключенных[2].

Согласно криминальной статистике большинство заключенных в местах лишения свободы являются носителями криминальных обычаев. Заключенный, будучи лишенным пространства личной, частной жизни, в которой индивид может оставаться самим собой и не играть навязываемые обществом роли, теряет возможность контролировать свои действия. Жизнь в тюремном бараке вынуждает человека делить все моменты своей повседневной жизни, вплоть до самых интимных, с окружающими его людьми - другими заключенными. В этой связи тюремные сообщества во всем мире объективно шли по пути дифференциации, разделения на особые социальные группы, которые всегда не совпадают с формально определенными публичным обществом категориями заключенных. Система тюремных каст имеет в России долгую историю, она прошла свой длительный путь эволюции.

Современное тюремное сообщество в нашей стране состоит из следующих социальных групп:

заключенные, обладающие правом тюремного гражданства.

К ним относятся «блатные» (играют роль носителей тюремной субкультуры как альтернативы нормам, навязываемым тюремной администрацией) и «мужики» (стремятся сохранять свою независимость от «блатных» и администрации, отдают приоритет труду);

заключенные, не обладающие правом тюремного гражданства. К ним относятся изгои тюремного общества, обязанные выполнять команды «блатных». Эту категорию именуют «шестерками» и она подразделяется на «масти», называемые по типу совершенных преступлений, поведению в тюрьме и иным признакам. Среди таких «мастей» известны: «козлы», «дятлы», «барыги», «фуфлыжники», «черти», «крысы», «петухи» и пр. В свою очередь, каждая «масть» разделяется на более мелкие подгруппы.

Согласно законам социальной психологии в каждом закрытом обществе, к каким относится и тюремное общество, появляются люди, которые берут на себя функции неформального управления. В рамках тюремной культуры это «блатные», которые наделили себя правом осуществлять

«правосудие» на основе «воровского закона». Эти лица подразделяются на несколько категорий: «вор в законе» (уровень страны/региона); «авторитет» (уровень региона/колонии); «положенец» (уровень города/коло- нии); «смотрящий» (уровень огряда/сфсры деятельности).

Определенными атрибутами принадлежности к тюремной субкультуре также являются различные татуировки, размещаемые на теле и руках осужденных. Все они носят смысл для воровской среды. Отдельные из видов татуировок, по решению тюремного сообщества, наносятся принудительно.

Необходимо специально подчеркнуть, что тюремная субкультура со своими лидерами, иерархией, правилами и нормами поведения существует и за пределами пенитенциарной системы. Собственно, лица, которые после совершения преступлений попадают в тюрьму, существуют в обычном обществе, но делают это по собственным законам — «воровским понятиям». Преступления, совершаемые представителями воровской среды, окружают нас повсеместно. Ежедневно почти в каждом населенном пункте проявляется активность «воров-домушников», «воров-угонщиков», «воров-карманников», «воров-барсеточников», «скупщиков краденого», «грабителей», «наемных убийц», «сутенеров», «содержателей притонов разврата», «наркоторговцев» и «распространителей наркотиков», «торговцев живым товаром» и многих других категорий уголовных преступников.

Начиная с 2000 г. в стране ежегодно регистрируется более 2 млн преступлений (табл. 4.1). Часть из них относится к категории насильственных преступлений, связанных с убийством и покушением на убийство человека, умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, изнасилованием или покушением на изнасилование. На уровне 11 — 12 тыс. фактов ежегодно остается количество зарегистрированных «беловоротничковых» преступлений, ведущее место среди которых занимает взяточничество со стороны государственных и муниципальных чиновников, а также коммерческий подкуп со стороны должностных лиц предпринимательских структур разных форм собственности. Особое место в структуре корыстных преступлений по-прежнему занимает мошенничество, которое подробно будет рассмотрено нами в разд. II, посвященном вопросам обеспечения экономической безопасности предприятия.

На фоне общей статистики уголовных преступлений полезно помнить, что организованная преступная среда представляет серьезную системную угрозу для бизнеса, так как она организует криминальный бизнес и, естественно, заинтересована в его расширении. Не в меньшей степени она заинтересована в легальном бизнесе, который может быть не только удобным прикрытием криминальной активности, но и средством для оборота «грязных денег».

В поле зрения воровских «авторитетов» постоянно попадают предприниматели, которые могут представлять для них интерес в целях захвата бизнеса или использования в целях отмывания денежных средств, полученных преступным путем. Профессиональная уголовная среда владеет приемами сбора компрометирующей информации и ее последующего использования в собственных целях.

Динамика общеуголовной преступности в России по данным МВД России, тыс.

Таблица 4.1

Преступления

1990 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2014 г., 10 мес.

Зарегистрировано всего

1839,5

2628,8

2404,8

2302,1

2206,2

1854,2

Убийство и покушение на убийство

15,6

15,6

14,3

13,2

12,3

10,1

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

41,0

39,7

38,5

37,0

34,7

27,8

Изнасилование и покушение на изнасилование

15,0

4,9

4,8

4,4

4,2

3,4

Грабеж

83,3

164,5

127,7

110,0

92,0

65,3

Разбой

16,5

24,5

20,0

18,6

16,4

11,6

Кража

913,1

1108,4

1038,5

992,2

992,5

762,2

Взятом ничество/престу плен ия коррупционной направленности

2,7/-

12,0/

  • 10,9/
  • 37,5
  • 10,9/
  • 52,4
  • 12,0/
  • 42,5
  • 11,1/
  • 21,2

Преступления экономической направленности, в том числе:

276,4

202,4

172,9

141,2

101,3

мошенничество

-

160,0

147,4

161,9

164,6

136,1

присвоение и растрата

-

44,8

37,7

30,6

28,0

18,4

вымогательство

-

6,5

5,9

5,9

6,5

3,8

вымогательство в особо крупном размере

92,6

98,8

106,4

33,5

28,2

Более того, окружающая нас криминальная среда далеко не всегда имеет местный/региональный характер. По ряду направлений она уже давно носит всеобщий характер. В соответствии с Палермской конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности (15 ноября 2000 г.), к категории наиболее опасных преступлений отнесены: отмывание денег; терроризм; кражи произведений искусства; кражи интеллектуальной собственности; незаконная торговля оружием; угон самолетов; морское пиратство; захват наземного автотранспорта; страховое мошенничество; компьютерная преступность; экологическая преступность; торговля людьми; торговля человеческими органами; торговля наркотиками; ложное банкротство; проникновение криминала в легальный бизнес; коррупция, подкуп государственных и общественных деятелей.

  • [1] Авдийский В. И., Дадалко В. А. Теневая экономика и экономическая безопасность государства. М.: Альфа-М ; ИПФРА-М, 2010. С. 13.
  • [2] 2 Олейник А. II. Тюремная субкультура в России. М.: ИПФРА-М, 2010. С. 13—15.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >