Полная версия

Главная arrow Финансы arrow БЕЗОПАСНОСТЬ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Сомнительные операции

Сомнительные (необычные) операции в практике современного бизнеса указывают либо па неопытность начинающих бизнесменов, либо на осуществление операций, не имеющих явного экономического смысла, с целью сокрытия противоправных действий, направленных на отмывание «грязных» денег. После вступления Российской Федерации в РАТР и развертывания деятельности в области ПОД/ФТ отечественный практический опыт накопил значительный объем эмпирических данных о сомнительных операциях, которые подлежат внимательному изучению, как субъектами финансовой разведки, так и регулирующими государственными органами.

Вопросы практики

В число признаков сомнительности (необычности) операций входят следующие:

  • • немотивированный отказ клиента от предоставления сведений;
  • • пренебрежение клиентом более выгодными условиями;
  • • наличие нестандартных или необычно сложных схем;
  • • предложение клиента возвратить причитающуюся сумму;
  • • желание клиента работать самостоятельно с удаленного терминала;
  • • внесение в операцию дополнений и изменений;
  • • необоснованная поспешность в проведении операции;
  • • внесение клиентом в ранее согласованную схему операции перед началом ее реализации значительных изменений;
  • • передача клиентом поручения об осуществлении операции через представителя без вступления в прямой контакт;
  • • осуществление операций с использованием дистанционных систем обслуживания;
  • • сложности, возникающие при проверке представляемых клиентом сведений;
  • • невозможность установления контрагентов клиента;
  • • настаивание клиента на проведении расчетов наличными денежными средствами;
  • • приобретение или продажа физическим лицом ценных бумаг за наличный расчет;
  • • участник операции либо его счет зарегистрированы в офшорной зоне;
  • • немотивированное требование клиента о расторжении контракта;
  • • существенное отклонение суммы сделки от рыночных цен;
  • • уплата резидентом нерезиденту неустойки на сумму свыше 10% от суммы непо- ставленных товаров (невыполненных работ);
  • • отсутствие очевидной связи между характером деятельности клиента с услугами, которые он намерен получить от организации;
  • • несоответствие сделки целям деятельности организации;
  • • уклонение от процедур обязательного контроля;
  • • отмывание преступных доходов через выплаты страховой компании;
  • • совершение сделок купли-продажи финансовых инструментов за счет внесенных клиентом в кассу организации — профессионального участника рынка ценных бумаг наличных денежных средств в размере, равном или превосходящем 600 тыс. руб.

Роль офшорных зон сложно переоценить. По некоторым данным, через офшорные зоны в настоящее время ежегодно проходит более половины мировой торговли, более половины всех банковских активов и треть прямых инвестиций, которые транснациональные корпорации делают за рубежом[1]. Примерно 85% международного банкинга и эмиссии облигаций происходит на еврорынке, не имеющей государственной принадлежности офшорной зоне. По оценкам Международного валютного фонда, в 2010 г. только балансы мелких островных финансовых центров составили в общей сложности 18 трлн долл., а эта сумма равна примерно трети мирового ВВП. По данным официальных правительственных учреждений, 83 из 100 крупнейших американских корпораций имели дочерние предприятия или филиалы в «налоговых гаванях», а для предприятий Европы этот показатель составлял на тот же период 99 из 100 (2008—2009).

Офшорный бизнес предоставляет возможность не только минимизировать налогообложение, но и совершать целый ряд иных операций, значительная часть которых находится за рамками правил цивилизованного ведения бизнеса. Часть таких операций, имеющая прямое отношение к сфере налогообложения, может входить в противоречие с национальным законодательством страны происхождения капитала. Другая часть предоставляет возможность отмывать любые доходы, скрывать финансовые транзакции, уклоняться от юридического и уголовного расследования. Компаниями, оказывающими подобные услуги, разработаны разнообразные методы дробления, вывода и экстренного «бегства капитала». Подобная деятельность создает затруднения мероприятиям в интересах ПОД/ ФТ, а потому ряд международных организаций и отдельные государства стремятся минимизировать закрытость офшоров.

Широко распространенным способом уклонения от процедур обязательного контроля является дробление операций. Зная, что обязательному контролю подлежат операции с наличными денежными средствами от 600 тыс. руб. и более, нарушители дробят суммы операций на равные или неравные части, чтобы размер каждой транзакции был заведомо меньше установленной законом суммы. В этом случае подразделение финансового мониторинга выявляет группу взаимосвязанных платежей, общая сумма которых равна сумме, подлежащей обязательному контролю, или превосходит ее. В ряде российских банков уже достаточно давно действуют автоматизированные системы выявления подобных транзакций в финансовых потоках, что позволяет финансовой разведке своевременно их выявлять и принимать адекватные меры.

Подобных сомнительных операций практика осуществления мероприятий по линии ПОД/ФТ фиксирует достаточно много. Официальные списки необычных сделок постоянно обновляются национальным органом финансовой разведки для учета субъектами финансового мониторинга в практической деятельности.

Особое место среди сомнительных операций занимают сделки по обналичиванию денежных средств. Наиболее массовый характер они носили в 2000—2010 гг. и отличались большим разнообразием. По форме такие операции являются прямой противоположностью сделок но легализации преступных доходов, но но внутреннему содержанию и противоправной направленности они тесно взаимосвязаны.

Операции по обналичиванию носят разнообразный характер и в основном подразделяются на две традиционные группы по объектам покушения.

  • • личные и корпоративные финансы;
  • • государственные и муниципальные финансы.

В первом случае жертвами расхитителей становятся физические лица либо объекты предпринимательской деятельности, чьи средства похищаются (в основном) в безналичной форме, обналичиваются с использованием различных ухищрений и в последующем присваиваются. Во втором случае жертвами становятся бюджеты всех уровней, средства которых похищаются частично или полностью, проходят длительную цепочку ухищрений и в последующем обналичиваются и присваиваются.

Для обналичивания чаще всего используются веерные схемы. Суть их состоит в том, что на конечном этапе нескольких транзакций безналичных денежных средств заинтересованные лица принимают решение о возможности их обналичивания. Для этого с расчетного счета компании (стоящей последней в цепочке безналичных переводов) в банке осуществляется перевод всей суммы одновременно под различными предлогами на специально открытые счета физических лиц в другом банке. Физические лица снимают указанные средства со своих счетов и за определенную, как правило символическую, плату передают их представителю преступной группы, который доставляет полученные наличные деньги организатору схемы. Организаторы уплачивают менеджерам банков, с которыми они работают, их «долю», которая в зависимости от конъюнктуры рынка может колебаться от 3 до 20% обналиченной денежной массы.

В определенные периоды экономического развития суммы наличных денежных средств, выведенных из легального оборота посредством подобных операций, могут принимать значительные масштабы. К примеру, когда в 2007 г. в Северо-Западном регионе России были пресечены схемы по обналичиванию денег, в процессе было установлено, что только по веерным схемам из легального оборота было выведено около 17 млрд руб., а по схемам взаиморасчетов с использованием банковских векселей - более 100 млрд руб. в течение года. По мнению авторов, речь в тог период шла о массовом хищении бюджетных средств всех уровней на территории страны. При этом злоумышленники создавали разнообразные схемы и, в условиях активизации противодействия со стороны подразделений финансового мониторинга, использовали любые возможности для обналичивания денежных средств, привлекая в том числе и имеющиеся коррумпированные связи среди менеджеров коммерческих банков и других должностных лиц в отдельных регионах Российской Федерации.

  • [1] Шэксон Н. Люди, обокравшие мир. М.: Эксмо, 2012. С. 17—21.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>