б.б. Умозаключения по аналогии

Слово «аналогия» греческого происхождения. Его смысл может быть истолкован как «сходство объектов в каких-то признаках».

Умозаключением по аналогии называется рассуждение, в котором из сходства двух предметов (систем предметов) в некоторых признаках делается вывод об их сходстве и в других признаках.

Если сравниваются отдельные предметы, переносимым признаком может быть наличие или отсутствие свойства. Такое рассуждение называют аналогией свойств, и оно имеет следующую структуру:

Знак «~» — символ подобия (сходства). Утверждение о сходстве предметов а и b в признаках Ри Рп позволяет исследователю предположить, что данные предметы должны быть подобны и в другом интересующем его свойстве Q, г.е. перенести последнее с предмета а на предмет Ь.

Пример. После того как на Солнце (а) при помощи спектрального анализа обнаружили новый химический элемент (Q), рассуждали так. Солнце (а) и Земля (b) сходны во многих признаках: они относятся к одной и той же небесной системе (Pj), имеют сходный химический состав т и т.д.; следовательно, химический элемент, найденный на Солнце, должен быть и на Земле (b). Затем этот химический элемент был действительно найден на Земле и назван гелием (/О. В. Ивлев).

Другой формой аналогии является аналогия отношений. Она представляет собой рассуждение, в котором сравниваются системы предметов А = {at, ап) и В = {bi9 bn). Если сходство этих двух систем удается обосновать, то делают вывод, что отношения между bi9 Ьп подобны тем, которые имеют место между ai9 ап.

Схема этого рассуждения такова:

Легко установить, что бронза — сплав меди (порядковый номер 29 в таблице Менделеева) и олова (порядковый номер 50) — является золотом (номер 79). Доказател ьство: склады - ваем заряды ядер отдельных компонентов: 50 + 29 = 79...

Таким рассуждением пользовался, например, английский физик Э. Резерфорд, когда исследовал строение атома. На основании проведенных им экспериментов Резерфорд установил целый ряд сходных отношений, существующих между электронами и атомным ядром, с одной стороны, и планетами и Солнцем — с другой. Исходя из этого, он сделал вывод о планетарном строении атомов, допустив, что электроны вращаются вокруг ядра но определенным орбитам наподобие того, как планеты вращаются вокруг Солнца (В. А. Бочаров, В. И. Маркин).

Заключение, получаемое по аналогии, носит проблематический характер и является лишь вероятностным. Из всех видов правдоподобных рас- суждений аналогия является самым слабым и ненадежным. С теоретической точки зрения это легко объяснить — ведь сравниваются различные предметы (системы предметов), а следовательно, они должны чем-то различаться. Поэтому, будучи сходны между собой по признакам Pi9 Рп, они как раз могут различаться в отношении нужного нам признака Q.

Объяснение на кошках

Герберта Уэллса попросили рассказать, что такое телеграф.

  • — Представьте себе гигантскую кошку, — объяснил писатель, — хвост ее в Ливерпуле, а голова в Лондоне. Когда кошке наступают на хвост, раздается мяуканье. Точно так же работает телеграф.
  • — А что такое беспроволочный телеграф?
  • — О, это то же самое, — ответил Уэллс, — только без кошки.

Чтобы гарантировать более высокую степень вероятности заключения, полученного по аналогии, необходимо учитывать какие-то дополнительные содержательные условия. По наличию или отсутствию этих дополнительных условий различают научную и популярную аналогию.

Популярная (нестрогая) аналогия строится без какого-либо систематического анализа и отбора тех свойств, по которым устанавливается подобие между двумя предметами.

При популярной аналогии первое случайно встретившееся сходство между а и b служит уже основанием перенесения интересующего нас признака, т.е. она осуществляется как попало.

Пример. В гробнице египетских фараонов была найдена проволока. На этом основании один египтолог высказал предположение, что в Древнем Египте был известен телеграф. Узнав об этом, другой «исследователь» заключил, что, поскольку в гробницах ассирийских царей никакой проволоки не найдено, в Древней Ассирии был уже известен беспроволочный телеграф (А. А. Ивин).

Немного о сходстве отсутствий

Новый шеф, придя в первый раз на работу и обходя

отделы, спрашивает:

  • — Что делает вон та блондинка у окна?
  • — М-м-м... Да, собственно, ничего... — пробормотал заместитель.
  • — А эта брюнетка у двери?
  • — Тоже, честно говоря, ничего...
  • — Вот видите! — воскликнул новый начальник. — Опять этот проклятый параллелизм в работе!

Я вам наработаю!

К., 1994. С. 63.

Очевидно, что наличие проволоки не может служить надежным основанием для утверждения, что древним египтянам, как и нам, был известен телеграф. Хотя это и редкий признак, присущий далеко не всем цивилизациям, но его одного еще недостаточно. Необходимо, по крайней мере, доказать, что египтяне знали электричество, умели им пользоваться, умели кодировать информацию в электрических импульсах и т.д. Тем более необоснованно утверждение второго исследователя, поскольку отсутствие проволоки вообще не является признаком, на основании которого можно установить сколько-нибудь существенное сходство. По этому поводу вспоминается шутливое замечание Гейне: «Ауффенберга я не читал. Полагаю, что он напоминает Арленкура, которого я тоже не читал» (см. также врезку «Сходство отсутствий»).

Рассуждения по аналогии должны подчиняться следующим принципам.

Еще раз к вопросу об интенсивности небытия

  • — Ты чего такой довольный?
  • — Спина сегодня не болит!
  • — Так она у тебя вроде и вчера не болела?!
  • — Да, но сегодня она не болит сильнее!

К. М.

  • 1. Нужно обнаружить как можно большее число общих признаков у сравниваемых предметов.
  • 2. Они должны быть существенными.
  • 3. Они должны быть тесно связаны с переносимым признаком.
  • 4. Переносимый признак не должен зависеть от различий между сравниваемыми предметами.

Выполнение перечисленных требований повышает степень правдоподобности заключения, но не намного. Чтобы грамотно ими пользоваться, необходимы четкие критерии «достаточного количества», «существенности», «зависимости» и «независимости» признаков, а это невозможно без строгой научной теории.

Улыбнемся вместе с Фрейдом!

Из Лихтенберга: «Он объединял в себе качества великих мужей. Он держал голову криво, как Александр, всегда поправлял волосы, как Цезарь, мог пить кофе, как Лейбниц, и когда он однажды уселся в кресле, он забыл о еде и питье, как Ньютон, и его должны были будить, как этого последнего; свой парик он носил как д-р Джонсон, и пуговица от брюк была всегда у него расстегнута, как у Сервантеса».

Фрейд 3. Остроумие и его отношение к бессознательному. URL: http://www.psichologv.vuzlib. _org/book_o060_page_5.html

Научная (строгая) аналогия всегда строится на основе строгой теории, детально объясняющей сходство (связь) признаков Рх, ..., Рп с переносимым признаком Q.

На строгой аналогии базируется метод моделирования. Прежде чем приступить к строительству дорогостоящего сооружения (самолета, гидроэлектростанции, корабля и т.д.), создают модель этого объекта и затем устанавливают различные свойства и отношения, присущие этой модели, которые далее по аналогии переносятся на оригинал. Конечно, не всегда модель полностью подобна моделируемому объекту, но все же методологическую значимость моделирования нельзя недооценивать.

Классическим примером такой недооценки является случай с английским броненосцем «Кептун», построенным в 1870 г. Инженер Рид доказал с помощью модели броненосца, что его конструкция несовершенна. Английское адмиралтейство не поверило этим выводам и отправило корабль в плавание. Он затонул, погибло 523 моряка (Ю. В. Ивлев).

Выполните упражнения 14—16 из Практикума.

Выполните три варианта «Итоговых комплексных заданий по темам 1—6» из Практикума.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >