Полная версия

Главная arrow Литература arrow ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА + ХРЕСТОМАТИЯ В ЭБС

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Научная фантастика

Одно из направлений фантастики, заявившее о себе с развитием наук, — научная фантастика. Под научной фантастикой понимают вид художественной литературы, в основу которой положена либо научная, либо техническая идея, причем се решение возможно прогнозировать в будущем.

Под такое определение подпадают многие произведения Ж. Верна, А. Р. Беляева, а в наше время — американского фантаста А. Кларка. Исследователи творчества Ж. Верна и А. Беляева не раз занимались разбором того, какие их (когда-то фантастические) идеи ныне технически реализованы — количество таких осуществленных писательских фантазий впечатляет.

Видимая закономерность во взаимосвязи научно-технического прогресса с развитием научной фантастики заставляет выделить и соответствующие периоды взлета в данном литературном направлении. Это, как правило, эпохи романтические, неоромантические или эпохи, при всем их прагматизме имеющие ярко выраженную романтическую составляющую.

В русской литературе В. Ф. Одоевский, будучи человеком энциклопедически образованным, в научно-фантастическом жанре опережает многих западноевропейских писателей. Понимая особенности русской литературы, в «Записках для моего праправнука о русской литературе» он писал: «Нет ни одной литературы интереснее русской <...> Она любопытна как приготовление к какой-то русской, до сих пор нам непонятной литературе, — тем более что Россия юна, свежа, когда все вокруг ее устарело и одряхлело»[1]. Не случайно в своих «взрослых» фантастических литературных сочинениях он изображает Россию «обителью поэзии и философии». Его утопия «4338-й» насыщена техническими и научными предсказаниями, которые сделаны им за четверть века до первых романных открытий Ж. Верна и почти за 50 лет до «космических открытий» Г. Уэллса.

В. Ф. Одоевский в своем романе (ср. с современным романом И. В. Можейко «1183 год», историческим и фантастическим одновременно) предвосхищает многие научно-технические и социальные открытия. Впрочем, это прерогатива научно-фантастического жанра: в произведениях подобного рода высказывается научная или техническая идея, дается ее подробная аргументация, которая в конце концов может оказаться ложной.

Научной фантастике не посторонни философские и нравственные идеи, сопутствующие размышлениям автора (повествователя) о прогрессе и регрессе. Таковы, например, произведения К. Циолковского, А. Беляева,

С. Лема, А. Н. Толстого, И. Ефремова, А. Грина, Р. Бредбери и братьев Стругацких.

В собственно детской фантастике (а не во взрослой, впоследствии постепенно вошедшей в круг детского и юношеского чтения) научная фантастика, можно сказать, травестироваиа. Вспомним для примера детские произведения Кира Булычева из цикла о приключениях «девочки из будущего» Алисы Селезневой или В. Крапивина из цикла «Летящие сказки».

И все-таки для собственно детской литературы синтетический жанр, в котором соединена фантастика сказки с научно-фантастической идеей, более органичен, нежели научная фантастика в привычном значении этого слова. Характерным примером являются повести Е. С. Велтисова, известнейшая из которых — «Приключения Электроника», или В. В. Медведева — «Сверхприключения сверхкосмонавта» или дилогия «Фантазии Баранкина». Среди отечественных авторов детской фантастики следует указать и иркутского писателя Юрия Степановича Самсонова (1930—1992), автора сказочных повестей «Максим в Стране Приключений» (первая публикация в журнале «Пионер» в 1961 г.), «Плутни робота Егора» (1967), «Стеклянный корабль» (1983) и др. Черты научной фантастики часто обнаруживаются в литературной сказке для детей и подростков, но эта жанровая линия не является декларативно выраженной, как, например, в «Приключениях Незнайки» Н. Н. Носова или в «Часах без стрелок» Б. Л. Рахманина. При этом повесть Б. Рахманина рассказывает о человеке, спустя годы создающем машину времени, чтобы спасти друга и многих людей в блокадном Ленинграде. И название произведения, которое не кажется современному читателю странным (в электронных часах стрелок нет), и готовность создать машину времени сегодня может не сопрягаться с жизненно-житейскими, социально-нравственными вопросами. Думая о машине времени, современный читатель и мечтатель может остаться в системе координат техники и технологий, электроники и физики. Но для писателя-фронтовика изобретение героем машины времени— лишь повод для размышлений и переживаний о недавней страшной войне, унесшей столько юных жизней!

  • [1] Одоевский В. Ф. Записки для моего праправнука о русской литературе URL: http://az.lib.rn/o/odoewskij_w_f/text_0270.shtml (дата обращения: 05.11.2015).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>