Творческая продуктивность в пожилом возрасте.

Вопрос о творческой продуктивности пожилых людей представляется неоднозначным. С одной стороны, в этом возрасте снижаются способность к усвоению нового и способность к адаптации, с другой — сохраняется достаточно высокий уровень долговременной памяти и свободы оперирования накопленными знаниями.

Не существует строгой закономерности между увеличением возраста и снижением творческих способностей людей. Большинство ученых сегодня опровергают широко распространенный миф о консервативности пожилых людей, трудностях усвоения ими новой, в особенности необычной, информации, утрате способности к творческому мышлению. В подтверждение тому они приводят целый ряд исторических фактов из жизни замечательных людей, пик творчества которых падает на возраст 70—80 лет.

Важно отметить

После 70 лет успешно работали многие известные ученые: Поль Ламарк, Леонард Эйлер, Пьер Симон Лаплас, Галилео Галилей, Иммануил Кант и др. Немецкий естествоиспытатель, географ и путешественник Александр Гумбольдт писал свой монументальный труд «Космос», в котором он обобщил все научные знания о Земле и Вселенной, с 76 до 89 лет. Русский физиолог Иван Петрович Павлов создал одно из своих главных произведений — «Двадцатилетиий опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных» — в 73 года, а «Лекции о работе больших полушарий головного мозга» — в 77 лет. Среди писателей и поэтов высоким творческим потенциалом в поздние годы жизни отличались Виктор Гюго, Бернард Шоу и многие другие. В. Гюго создал вторую часть «Фауста» в 70—80 лет, Лев Николаевич Толстой в 71 год написал роман «Воскресение», в 72 года — «Живой труп», а в 76 лет — «Хаджи Мурат». Многие выдающиеся музыканты, художники на протяжении всей жизни сохраняли способность к творчеству, создавая гениальные произведения в глубокой старости. Микеланджело успешно работал вплоть до 79 лет, Клод Моне — до 86 лет, Огюст Ренуар — до 78 лет, Эль Греко — до 73 лет.

Трудно сказать, закономерность ли это, или исключение из правил. Конечно же, ученых-творцов не так уж много. Но этих людей отличают прежде всего широта и полифоничность их интересов. Стоит только вспомнить такого титана эпохи Возрождения, как Леонардо да Винчи — художника, скульптора, ученого, изобретателя, или Рабиндраната Тагора — индийского писателя и общественного деятеля, который проявил себя в самых различных сферах жизни.

Но в обыденной жизни все бывает несколько иначе: большинство людей в преклонном возрасте не занимаются активной познавательной, творческой деятельностью, круг их интересов сужен до пределов дома, они буквально доживают свою жизнь. Система взглядов, сложившаяся в молодости, с возрастом утрачивает способность перестраиваться под влиянием изменений внешних и внутренних факторов. Это приводит к консерватизму, догматичности и недостаточной гибкости. Старики, так же как и в раннем детском возрасте, становятся эгоцентриками, думают только о себе; их перестает волновать все, выходящее за пределы их субъективного мира. Основная форма активности таких людей — самосохранение.

Все это имеет биологическое объяснение. Сужение круга интересов до собственного «Я» представляет собой приспособительное явление, направленное на сбережение имеющихся возможностей и поддержание жизненно важных функций.

У высокообразованных людей, представителей творческого труда, деятельность которых требует максимальных интеллектуальных затрат, спада умственной активности и перехода к ригидной эгоцентрической оценке происходящего не наблюдается вплоть до преклонного и старческого возраста. Активная творческая личность, как правило, выходит за пределы семейных и узкопрофессиональных интересов; такие люди часто идут в политику, занимаются общественной работой. Специфика начальных этапов становления способностей к творческой деятельности влияет на ее стабильность и продолжительность на протяжении всего периода развития человека. В определенном смысле творчество противостоит старению. В пожилом и старческом возрасте у творческих людей появляется склонность к обобщению, созданию теорий, теоретическому осмыслению накопленного опыта. Именно поэтому многие свои шедевры ученые-творцы создали, будучи уже людьми преклонного возраста, на рубеже 70—80 лет.

Морфологические данные подтверждают, что темпы старения мозга зависят от образа жизни его обладателя. В частности, при исследовании мозга людей, которые до старости сохраняли высокую умственную активность, выявлено значительно меньшее количество признаков старения мозга, чем в целом та картина, которая в среднем характерна для популяции. Одной из причин задержки темпов старения при напряженной умственной деятельности является интенсификация метаболизма. Существуют данные о том, что при энергичных умственных упражнениях улучшается кровоснабжение мозга благодаря усиленному росту малых кровеносных сосудов. Систематические умственные упражнения, напрягая процессы метаболизма, способствуют улучшению кровоснабжения и, соответственно, питания мозга.

В последнее время высказываются предположения, что пластичность нервной системы сохраняется на протяжении всей жизни человека. Одним из важных аргументов в пользу этого положения применительно к процессу старения мозга являются данные об образовании новых нейронов и росте дендритов в зрелом мозге.

Таким образом, старение нельзя рассматривать только в отрицательном аспекте — как угасание. Важным является позитивный момент, открывающий возможность формирования у человека способов сохранения себя как индивида и личности в общем континууме жизненного пространства.

В геронтологии долгожителями считаются люди в возрасте 90 лет и старше. Долгожителями обычно становятся люди, у которых существует оптимальный уровень функционирования большинства важнейших физиологических систем; им свойственны широкие адаптивные возможности, что является предпосылкой здоровья и жизнеспособности. Характеристика здоровья долгожителей в наибольшей степени приближается к эталону физиологического старения. Процесс старения происходит медленнее. Возрастные изменения основных физиологических систем развиваются плавно, состояние ряда систем организма сходно но многим параметрам с таковым у лиц более молодого возраста (например, морфологический и биохимический состав крови, некоторые показатели состояния сердечно-сосудистой, эндокринной и центральной нервной системы). Долгожителям свойственны размеренный, упорядоченный образ жизни, отсутствие вредных привычек, семейное благополучие. Круг обязанностей и занятий, как правило, не претерпевает выраженных изменений на протяжении длительного времени. Половина из них продолжает трудиться до глубокой старости, считая труд неотъемлемой частью своей жизни. Важным фактором является психологический климат — уважение, жизнь в семье в хороших жилищно-бытовых условиях. Экология и традиционное питание являются важной слагаемой долголетия.

Доказана наследственная предрасположенность к долгожительству. Однако в прямых исследованиях показано, что только 30—60% долгожителей имели в роду долголетних предков; в остальных случаях решающее значение имели средовые факторы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >