Полная версия

Главная arrow Финансы arrow ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ФИНАНСЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Аллокационная политика

Что касается распределения ресурсов, бюджетная политика — это использование возможностей государства для улучшения экономической деятельности с помощью таких налогов и расходов, которые повышают техническую и аллокативную эффективность и предотвращают серьезные варианты провала рынка. Например, государство тратит налоги на поддержание «закона и порядка» и базовой инфраструктуры. Поставка этих общественных благ повышает производительность труда в частном секторе.

В политических дебатах старая мудрость гласит, что левые склонны защищать государственные расходы и меньше озабочены бюджетным

Бюджетная политика для роста и развития

Рис. 7.1. Бюджетная политика для роста и развития

дефицитом, а правые настаивают на ликвидации дефицита даже ценой сокращения социальных программ. Экономические дебаты намного сложнее. Традиционная линия политического фронта здесь сильно размыта.

На правом фланге одни говорят, что дефицит — проблема и для ее решения следует урезать государственные расходы, другие утверждают, следуя теореме о рикардианской эквивалентности, что дефицит не проблема. Государственные расходы надо сокращать, но не из-за дефицита, а для того, чтобы уменьшить само государство. Тогда уменьшатся и налоговые поборы. Сокращение налоговых поступлений может вызвать дефицит в краткосрочном плане. Но снижение ставок налогов (особенно на доходы состоятельных граждан) вызовет такую значительную активизацию экономики и, следовательно, такое значительное расширение налоговой базы государства, что налоговые поступления возрастут в долгосрочном плане и дефицит сменится профицитом.

«Когда для оплаты годичной войны заимствуются ?2 000 000, эти миллионы изымаются из производительного капитала нации..., — писал Д. Рикардо. — Правительство могло бы сразу получить ?2 000 000 в виде налогов, и не надо было бы потом повышать годовые налоги до миллиона. Это, однако, не меняет сути трансакции. Вместо ежегодной уплаты ?100 в виде налогов гражданин заплатил бы ?2000 раз и навсегда»[1].

При неизменных государственных расходах снижение налогов и дефицит сегодня требуют повышения налогов в будущем. Поэтому выпуск государственных облигаций в ответ на снижение налогов не ослабляет налоговое бремя, а лишь откладывает его рост. В будущем налоговое бремя возрастет из-за необходимости вернуть долг с процентами. Если потребители достаточно прозорливы, полагал Рикардо, то они заглянут в будущее и обнаружат там возросшее налоговое бремя. Поняв, что их общее налоговое бремя (сниженное сегодня и возросшее в будущем) не меняется, предусмотрительные граждане не сократят потребление в ответ на снижение налогов. Вместо этого они сберегут всю экономию от снижения налогов сейчас, чтобы уплатить налоги в будущем. В результате сокращение государственных сбережений (дефицит бюджета) совпадет по величине с ростом частных сбережений, и национальные сбережения не изменятся. Останутся прежними и другие макроэкономические переменные. Так что займы не заменяют налоги, а перемещают их из настоящего в будущее[2].

На левом фланге одни утверждают, что дефицит — проблема из-за того, что государство с его огромным спросом на заемные средства вытесняет с кредитного рынка частных заемщиков, которые вынуждены отменять или откладывать некоторые инвестиционные проекты. В результате вытеснения экономический рост замедляется, и будущие поколения остаются с меньшим запасом капитала. Поэтому нужно увеличить налоги (лучше на доходы богатых), раз сокращение государственных расходов социально неприемлемо.

Другие с левого фланга уверены, что дефицит — статистическая иллюзия и особо беспокоиться о нем не стоит. Интересно, что этот либеральный взгляд ведет к тому же, что и консервативная рикардианская эквивалентность, но путем иной аргументации. Последняя сводится к тому, что дефицит безвреден и неважно, какого он размера. Агрессивные государственные вложения в экономику, особенно в инфраструктуру и человеческий капитал, только улучшат перспективу для долгосрочного роста. А на традиционно измеренный дефицит не следует обращать внимания, так как он не существует или преувеличен.

Тогда каково влияние государственных инвестиций на экономический рост? В конце 1980-х и начале 1990-х гг. Дэвид Ашауэр вновь (после Джона Кеннета Гэлбрейта) привлек общественный интерес к вопросу об эффективности государственных расходов, показав, что дополнительные затраты правительства США па покупку гражданской продукции оказывают очень сильное положительное воздействие на производительность труда и выпуск в частном секторе. Экономистов не удивишь сообщением о том, что государственные вложения в инфраструктуру могут стимулировать экономический рост, но результаты, полученные Ашауэром, поразительны: дополнительные капитальные расходы правительства повышают выпуск продукции частными фирмами более чем в 1,5 раза, т.е. настолько же, насколько его повышает аналогичное (в долларах) приращение акционерного капитала этих фирм1. Предельный продукт государственного капитала настолько велик, что вложения в инфраструктуру окупаются (в виде дополнительных налогов) за половину полезной жизни государственного актива. Алисия Маннел, применив подобно Ашауэру производственную функцию для оценки эффекта государственных вложений в инфраструктуру, также обнаружила «убедительное свидетельство того, что государственный капитал положительно влияет на выпуск, инвестиции и занятость в частном секторе»[3] [4].

Ашауэр и Маннел исследовали экономический эффект государственных вложений в вещественный капитал. Но государство инвестирует и в капитал человеческий. Последствия таких инвестиций были проанализированы Уильямом Каллисоном. Отметив, что полученные им результаты не могут считаться окончательными, Каллисон заключил: «Правительственные расходы на образование и подготовку рабочей силы и, возможно, гражданскую безопасность оказывают статистически и количественно существенное влияние па будущий экономический рост... VAR-симуляции расходов на образование, подготовку рабочей силы и гражданскую безопасность демонстрируют настолько сильный эффект, что политика, направленная на 20-процентное сокращение оборонного бюджета и распределение этой экономии между сокращением долга и одной или тремя вышеназванными сферами, даст, по нашей оценке, больший реальный частный ВВП, чем сохранение оборонного бюджета на прежнем уровне»[5].

При таком уровне перекрестной аргументации в дискуссии об экономических последствиях дефицита представляется целесообразным выделить те вопросы, по которым сложилось общее мнение. Общество должно определить роль для государства. Главное — социально желательный уровень государственных расходов. Структура расходов имеет большое значение. Одни расходы индуцируют экономический рост, другие — перераспределяют доход, третьи — поддерживают закон и порядок. Способы финансирования расходов тоже очень важны. В большинстве своем экономисты не приемлют эмиссию денег из-за ее отрицательного воздействия на экономику. Они согласятся, что налогообложение и долговое финансирование могут быть эквивалентны в теории, но не на практике. Налоги искажают нашу деятельность, а долг может отрицательно сказаться на экономике. Наконец, структура налогов, предназначенных для финансирования расходов, тоже важна. Одни налоги больше угрожают долгосрочному росту, другие — нынешнему благосостоянию. Правильной является такая фискальная политика, которая не «зацикливается» на дефиците, а учитывает еще уровень и состав расходов и налогов, а также налоговые ставки.

Если говорить о политических установках, то фискальная «диета» рекомендуется при низких национальных сбережениях. Из-за прочной зависимости долгосрочного роста от национальных сбережений низкие национальные сбережения — повод для тревоги независимо от того, как воспринимаются последствия дефицита — стандартно или с позиций рикардианской эквивалентности. Если дефицит не причина низких национальных сбережений, то надо искать причину в другом «месте». Если низкие национальные сбережения вызывают тревогу, то снижение дефицита — дело правильное. Если напрашиваются фискальные ограничения, то важным становится вопрос о путях снижения дефицита. Представляется, что стандартные рецепты «сработают» лучше. Необходимо комбинировать рост налогов и снижение расходов, учитывая неодинаковый эффект различных налогов и расходов. Наконец, финансирование текущих расходов налогами, а капитальных — займами и деление бюджета на текущий и капитальный с их отдельными счетами — идея настолько радикальная и в то же время древняя, что ожидать ее «победного шествия» по миру не приходится. МВФ и Всемирный банк ее не поддерживают, а в развитых странах доминирует одинарный бюджет, в рамках которого капитальные расходы утрясаются с текущими.

  • [1] Ricardo D. On the Principles of Political Economy and Taxation. John Murray. 1821. Libraryof Economics and Liberty. Расширенную версию этой идеи см.: Idem. Funding System //P. Strata (ed.). The Works and Correspondence of David Ricardo. Vol. 1. Cambridge : CambridgeUniversity Press, 1951.
  • [2] Подробнее о теории государственного долга см.: Ачехин Б. И. Государственный долг.Гл. 1.
  • [3] См.: AschauerD. Why is Infrastructure Important? // Alicia Munnell (ed.). Is There Shortfall in Public Capital Investment? Boston : Federal Reserve Bank of Boston, 1990.
  • [4] Munnell Л. How Does Public Infrastructure Affect Regional Economic Performance //Alicia Munnell (ed.). Is There a Shortfall in Public Capital Investment?
  • [5] Cullison W. Public Investment and Economic Growth // Federal Reserve Bank of RichmondEconomic Review, Fall 1993.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>