Полная версия

Главная arrow Товароведение arrow ВВЕДЕНИЕ. ТОРГОВЫЕ ДЕЯТЕЛИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Изменения в товариществе

Л и т е р а т у р а: см. § 27 и 33.

I. Общие начала. Имущество товарищества под влиянием так или иначе сложившихся обстоятельств может увеличиться, уменьшиться, предприятие может расширить свои размеры или сократить свои операции - все это, однако, не имеет юридического значения для учения о товариществе. Интерес возбуждается переменами, которые могут произойти в личном составе товарищества сокращением или увеличением числа товарищей, заменой одного другим. Подобные изменения происходят вследствие смерти товарища, добровольного выхода, исключения, вступления нового товарища.

Римское право, видевшее в товариществе только договор между известными лицами относительно взаимных расчетов по поводу общего дела, придавало такое значение сохранению тожественности личного состава, что не допускало ни малейших изменений, qui societatem con- trahit, certam sibi personam eligit. Договор заключен между известными лицами и только между ними, всякий чуждый элемент, входящий в него, расстраивает прежнее отношение и создает новый договор. Поэтому смерть товарища разрушала безусловно силу договора. По римским воззрениям, недействительно было соглашение о замене умершего члена его наследниками ввиду их неизвестности в момент договора.

Современное право обращает главное внимание на внешнее существование товарищества как самостоятельного частного хозяйства. Мы видели, какого юридического значения достигло экономическое представление о торговом предприятии. Если оно стало над личностью даже единичного купца, то тем более должно было оно покрыть собою значение соединенных торговцев, хотя бы с таким личным характером, как полное товарищество. Отсюда явилась потребность охранить существование товарищества от неожиданного расстройства, возможного вследствие перемены в личном составе его. Поэтому торговые законодательства стремятся, хотя и не особенно смело, поддержать жизнь товарищества как целого в случае личных перемен, наступающих вследствие смерти, вступления, выхода, исключения отдельных товарищей.

Подобное желание нашло себе выражение, хотя и не вполне удачное, в русском праве. Закон ничего не говорит о влиянии указанных изменений личного состава на юридическое существование товарищества, но старается только предотвратить возможность расстройства дел на случай смерти товарища. Ввиду этого поставляется в обязанность каждого лица, вступающего в товарищество для производства общей торговли, при составлении договора о полном товариществе назначать лицо, долженствующее заступить в случае смерти его место для продолжения общей торговли'. Притом это лицо может быть означено или [1]

в самом договоре, или же, для избежания огласки, в запечатанном пакете, который должен быть вскрыт после смерти товарища[2]. Понятно, товарищи не обязаны непременно соглашаться на подобное тайное назначение преемника, да и едва ли в действительности такие случаи могут быть часты. Закон говорит об «обязанности» товарища назначить себе преемника, но это постановление не имеет никакой санкции, да и не может ее иметь, это простое дозволение, а не повеление, и несоблюдение его, отсутствие назначения, не делает самый договор недействительным[3]. Если назначения не сделано, то поступается по правилам, изложенным в Законах Гражданских[2], т.е. принимаются охранительные меры, предписанные приложением к ст. 1238 т. X ч. 1.

Предотвратить распадение торгового дома товарищи могут соглашением, достигнутым при самом открытии торгового дома. Договор может постановить, что товарищество в случае смерти одного из товарищей или заявленного им желания оставить торговый дом продолжается между остальными товарищами с устранением наследников или их законных представителей от вмешательства в распоряжение делами. Нет никакого основания не признать силы за такими пунктами товарищеского договора.

Переходим к рассмотрению отдельных обстоятельств, влияющих на изменение состава товарищества.

II. С м е р т ь. Торговые законодательства по настоящему вопросу обнаруживают всю несостоятельность попыток согласить традиционные римские воззрения с новейшими требованиями экономического оборота. Всюду встречаем положение, что смерть одного из товарищей разрушает товарищество, если противное не установлено в договоре[5]. Положение это скрывает внутреннее юридическое противоречие, не говоря уже о несоответствии экономическим требованиям: если смерть товарища прекращает товарищество, то оно не может продолжать существования, хотя бы с согласия всех оставшихся товарищей; если при последнем условии допускается продолжение существования товарищества, следовательно, оно не прекратило своей жизни, иначе это будет новое товарищество, а не продолжение первого, что в юридическом отношении дает совершенно другие результаты. Не проще ли отрешиться от римского воззрения и признать, что полное товарищество не прекращает своего существования в случае смерти товарища, если не пожелают того все остальные товарищи'.

Русское право не дает никаких оснований для определения его точки зрения, а между тем практика выражает стремление следовать западным уложениям и объявлять товарищество прекратившимся со смертью одного из товарищей[6] [7]. Однако положение нашего закона об обязательности личных договоров только для лиц, их заключивших[8], не имеет применения к данному случаю. Оно разрешает только вопрос о личном участии наследников в делах предприятия, потому что наследники не могут считаться лицами, заключившими учредительный договор, разрешает вопрос о невозможности передачи одностороннею волею товарища своего права участия. Совсем другое дело - вопрос о сохранении силы договора по отношению к остальным товарищам. Если договор был заключен между А, В и С, то за смертью А лица В и С остаются обязанными договором, который, несомненно, они заключали. По взаимному соглашению оставшиеся товарищи могут, конечно, разрушить договор, но это не ослабляет силу основного положения, что товарищество должно считаться существующим, несмотря на смерть одного из товарищей[9]. Могут, конечно, возразить, что договор полного товарищества есть договор, заключаемый intuitu personae, а потому В и С согласились вступить в договор, имея в виду участие А. Но в таком случае устранение составляет основательный повод для того, чтобы прийти к соглашению о необходимости прекратить дальнейшее существование товарищества, но нет основания признавать товарищество прекратившимся, не справившись о намерении сторон. Возможно, что при составлении учредительного договора В и С считали необходимым участие А, но по мере того как предприятие укреплялось, необходимость эта становилась все менее очевидной. Единственный случай, когда смерть разрушает договор товарищества, - это когда последнее состояло из двух только членов, потому что за смертью одного не будет уже соединения личных сил, необходимого для понятия товарищества[10] [11] [12].

Одинаково со смертью должно рассматриваться относительно юридических последствий лишение всех прав состояния одного из товарищей*.

III. Выход. Римское право признавало, что in communione vel so- cietate nemo compellitur invitus detineri, сопоставляя два столь различных отношения, как общая собственность и товарищество. Современное право, для которого интересы торгового предприятия стоят выше интересов отдельных товарищей, противится такой безграничной свободе последних. В случае заключения договора товарищества на определенный срок оно вовсе не допускает преждевременного выхода товарища по собственной воле, а когда договор заключен бессрочно или пожизненно, выход допускается, но под условием своевременного предупреждения, например за 6 месяцев до окончания оборотного года5.

По отношению к русскому праву мы должны также допустить возможность добровольного выхода с известными, однако, ограничениями, направленными к охранению целости торгового предприятия. В случае срочного договора невозможно допустить произвольного выхода, потому что, соглашаясь на установление срока, товарищ как бы выразил опасение за участие в течение более продолжительного времени, но потому самому он должен строго держаться принятой на себя в таких границах ответственности. Напротив, в товариществе, составленном без определения срока, трудно отказать товарищу в праве выйти из предприятия, которое ему кажется рискованным и за которое он отвечает всем своим имуществом. Он считает опасным принятое товариществом направление, его внимание привлекается новым делом; желая расстаться с прежним предприятием, он не намерен разрушать его. Во всяком случае его выход должен состояться в такое время, которое не представляет затруднения для дел товарищества. Нельзя позволить товарищу, пользовавшемуся всеми выгодами предприятия, выйти из товарищества в критический момент. Если товарищи не соглашаются на выход одного из них, суду должно быть предоставлено рассмотрение вопроса о возможности выхода без существенного нарушения хода дел. Выход может быть допущен даже в договоре срочном, но только по особенно важным причинам, угрожающим интересам товарищей, например в случае недобросовестного отношения к делу со стороны распорядителей, невзноса капитала[13]. Суд вправе оценить основательность приводимых причин и открыть товарищу возможность оставления торгового дома без разрушения поставленного предприятия.

Как и в случае смерти товарища, мы должны признать, что товарищество не прекращается, а продолжается между оставшимися членами. Но, как продолжающееся предприятие, оно не может сократить те гарантии кредиторов, какие были до выхода. Поэтому вышедший товарищ не может освободиться от лежавшей на нем ответственности, пока кредиторы не освоятся с происшедшим изменением и не приспособятся к новым основаниям кредита. Ни одно законодательство не допускает, чтобы ответственность выходящего товарища прекратилась сейчас же после выхода, но, напротив, все установляют известный срок, более краткий, чем общая давность, обыкновенно в течение 5 лет. Наш закон не установляет никакого срока, но мы должны признать вместе с нашей практикой, что над вышедшим товарищем продолжает тяготеть ответственность по сделкам, заключенным до его выхода, иначе это было бы грубым нарушением доверия третьих лиц.

Кроме продолжающейся ответственности, юридическим последствием выхода будет необходимость расчета между вышедшим и оставшимися товарищами. Конечно, он не может требовать его сейчас же, расчет возможен только в конце оборотного года, когда выяснится результат предприятия, состояние его имущества[13]. Выходящий не имеет права на определенные части товарищеского имущества, а только на вознаграждение за оставленное им право участия, которое выразится в известной сумме денег. Это правило не распространяется на вещи, предоставленные лишь в пользование товарищества.

Следует напомнить, что по отношению к третьим лицам ответственность вышедшего прекращается по сделкам, вновь заключенным только со времени заявления этого обстоятельства в управу и опубликования его.

Выход товарища не может влиять на фирму товарищества, если его имя не входило в ее содержание. В противном случае выходящий вправе потребовать исключения его имени из фирмы. Если при выходе не было заявлено подобное требование, следует предположить, что вы2

шедший желал сохранить право пользования его именем за товариществом, для которого фирма представляет значительный интерес. Это будет один из случаев нарушения начала истинности фирмы.

IV. Исключение. Если можно допустить добровольный выход каждого из товарищей, то также необходимо признать и за товариществом право устранять из своей среды товарища, своими действиями препятствующего достижению цели, поставленной данным соединением. Такими действиями должны быть признаны недобросовестность распорядителя в употреблении общих средств фирмы, неисполнение товарищем принятых на себя обязанностей. В этих случаях товарищи вправе требовать или уничтожения договора, или только исключения подобного товарища. Германский кодекс (§ 140) прямо указывает, что в случае допущенного умышленно или по грубой небрежности нарушения одним из товарищей принятой на себя обязанности, суд, по просьбе остальных товарищей, может постановить, вместо прекращения товарищества, об исключении товарища из товарищества. Едва ли можно отказать и у нас товарищам в праве просить суд об устранении виновного товарища без разрушения торгового дома. Однако такой вынужденный выход не освобождает исключенного немедленно от ответственности, потому что взаимные отношения, расчеты товарищей не должны влиять на интересы третьих лиц. Поэтому на исключенном, как и на вышедшем, продолжает оставаться ответственность по совершенным до исключения сделкам. На обязанности товарищества лежит заявление управе об исключении, иначе оно продолжает отвечать за действия исключенного товарища.

Принудительный выход может наступить не только по воле товарищей, но и по воле кредиторов одного из товарищей, которые после обращения взыскания на отдельное его имущество вправе направить свое взыскание на долю должника в товарищеском предприятии. Эта доля должна быть выделена на основании расчета, но существование товарищества оттого не прекращается, а продолжается между оставшимися1.

V. Вступление. При личном характере полного товарищества замена одного товарища другим невозможна по желанию только одного передающего свое право, без согласия прочих. Лица, выразившие свое согласие на соединение, А, В и С, не выразили тем еще согласия на присоединение к ним D или замену им С. Поэтому вступление нового лица или замена одного товарища другим возможны лишь в двух случаях:

1) при общем согласии всех прочих товарищей и 2) при наследовании. В последнем случае, если противное не было установлено в учредительном договоре и не состоялось по этому поводу позднейшего соглашения, наследники вступают во все имущественные права наследодателя, но не личные, каково право распоряжения делами предприятия. Принятые на этих основаниях новые товарищи ответствуют всем своим имуществом не только за сделки, заключенные со времени их вступления, но и за сделки, ранее того совершенные, одним словом, за все обязательства, лежащие на товариществе. Противоположное соглашение, конечно, возможно, но оно будет иметь силу в отношении товарищей, а не третьих лиц.

  • [1] Ст. 64 Уст. Торгового.
  • [2] Ст. 66 Уст. Торгового.
  • [3] Рсш. 4 дсп. Прав. Сен. 28 апреля 1877 г., под. Смирновой.
  • [4] Ст. 66 Уст. Торгового.
  • [5] Франц гражд. улож, § 1865, п. 3; герм. торг, улож., § 131, п. 4; итал. торг, улож., § 191;исп. торг, улож., § 222. Случай, предусмотренный в § 137 герм. торг, улож., еще болееподтверждает невыдержанность принятой этим уложением точки зрения.
  • [6] По этому вопросу см. V i е z е n s , Das Foribesiehen der offenen Handelsgesellschaft milden Erben eines Gesellschafters («Z. f. H. R.» XXXV, 1888).
  • [7] Реш Спб. ком. суда 13 января 1876 г., по д. Ссрковой; рсш. 22 сентября 1880 г., по д.Перелей; реш. 4 деп Прав Сен. 1883, № 737; Гражд. кас реш. 1890, № 69.
  • [8] Ст. 1544 т.Хч. 1.
  • [9] М с й е р , Гоажданское право, §44;Цитович, Учебник, стр. 127, П о б е донос ц е в, Курс, III, стр. 542 и 546, contra - Г ольмстен, Очерки, стр 91;У д и н ц е в, Русское торгово-промышленное право, стр. 379.
  • [10] Р и в л и н («Ж. Спб. Юр. Об.», 1897, № 2, стр. 55) и в этом даже случае отказываетсяпризнать прекращение товарищества, считая, что наследники заменяют умершего
  • [11] Ст. 28 Улож. о наказаниях.
  • [12] 1 Герм. торг, улож, § 124, франц гражд улож., § 1865, п. 5.
  • [13] Рсш. 4 дсп. Прав. Сен. 5 мая 1880 г., под. Ходаковского.
  • [14] Рсш. 4 дсп. Прав. Сен. 5 мая 1880 г., под. Ходаковского.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>