Полная версия

Главная arrow Товароведение arrow ВВЕДЕНИЕ. ТОРГОВЫЕ ДЕЯТЕЛИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Положение иностранных товариществ в России

Литература: Lyon-Caen, De la condition legale des societes etrangeres en France, 1870; Thaller, Cours elemenlaire de droit commercial, стр. 402-409; P i n e a u, Des societes commerciales en droit international prive, 1893; M t p 1 a i n, Les societts etrangeres en France, 1897; В о s s e r t, De la situation juridique en France des societes commerciales etrangeres, 1900; Perga m a i n t e, De la condition legale des societes etrangeres en Russie, 1899; В а г к о w s к у, De la condition des societes etrangeres en Russie («I. dr. int. pr.», 1891); V e h, Russisches Aktienrecht («Z. f. int. Pr. u. Strecht», 1897); Шал- л а н д. Юридическое положение иностранных акционерных обществ в России («Право», 1902, № 1, 5, 16).

Торговые соединения, образующиеся в формах товарищества полного и на вере, редко выносят свою деятельность за пределы своего государства. Напротив, акционерные товарищества, учреждаемые в видах образования крупных предприятий, обладающих громадным капиталом, который требует широкой сферы приложения, распространяют свои действия нередко за пределы отечества. Поэтому вопрос о юридическом положении акционерных товариществ возбуждается нередко на практике, а следовательно, не может быть обойден в курсе торгового права. Нельзя не принять в соображение, что в России действуют свыше 300 иностранных акционерных предприятий.

I. Понятие об иностранном товариществе. Прежде всего необходимо установить, что следует понимать под именем иностранного акционерного товарищества, каков признак, отличающий иностранное товарищество от русского? Существует ряд ответов на поставленный вопрос.

а. Национальность акционерного товарищества определяется личным составом его. Русское предприятие только то, которого акционеры принадлежат к русским подданным. Эта точка зрения не чужда нашему законодательству, которое допускает передачу акций некоторых предприятий только русским'. Однако как общее правило это начало не может служить средством отличия иностранных товариществ от русских: оно предполагает наличность одних именных акций, оно неприменимо за пределами тех случаев, на которые рассчитано. Подписчиками и обладателями акций предприятия, учреждаемого в Германии, могут быть [1]

русские подданные, и, наоборот, акции русского предприятия могут целиком сосредоточиться в руках иностранцев. При легкой обращаемости акций личный состав товарищества не поддается установлению. Притом необходимо законодательное разрешение вопроса, превращается ли иностранное товарищество в русское, если часть акций переходит в руки русских, и какая именно часть?

b. Национальность акционерного товарищества определяется местом составления устава как местом совершения договора в силу начала locus regit actum. Однако при определении национальности акционерного товарищества принимается в соображение вопрос не о силе устава, а о положении нового субъекта прав и обязанностей, о правоспособности акционерного товарищества. С практической стороны рассматриваемый способ разрешения вопроса приводил бы к выезду за границу для составления устава с целью учредить товарищество на началах, не допустимых по отечественному законодательству.

Совпадает с указанною точкою зрения и определение национальности по месту составления акционерного капитала, т.е. по месту подписки. Подписка и есть составление договора, лежащего в основании нового субъекта прав и обязанностей.

c. Национальность акционерного товарищества определяется по месту его учреждения. Если акционерное предприятие возникло в Германии и признано там за юридическое лицо, нет основания не признать его у нас за германское товарищество. Но при такой постановке вопроса национальность товарищества зависела бы всецело от усмотрения учредителей. Однако если русские подданные, желая обойти трудность, соединенную с учреждением в России акционерных предприятий, образуют их заграницею, например в Германии, и затем перенесут свою деятельность в Россию, то заключение подобного договора, побудительною причиною которого является присвоение частным лицам права, которого они по состоянию своему, как русские подданные, не имеют[2], должно повести к признанию недействительности товарищества, к отрицанию его защиты как юридического лица.

2

d. Национальность акционерного товарищества определяется местом нахождения управления его. Там, где сосредоточено правление, где собираются общие собрания акционеров, и следует видеть центр жизни предприятия. Этот признак мог бы иметь значение, если бы каждое акционерное предприятие возникало обязательно по подписке, собирающей массу акционеров. Но современная практика показывает, что учредители охотно оставляют все акции за собой. Значит, все дело сведется к тому, где находится правление. Выбор же места нахождения правления зависит вполне от учредителей, и таким образом национальность акционерного товарищества обусловливалась бы всецело усмотрением учредителей.

e. «Единственный критерий, которому мы можем придать некоторое значение в настоящем вопросе, - это место, где находится главное обзаведение предприятия. Под этим выражением мы понимаем не место управления, но действительный центр деятельности предприятия и всех его дел, место, где сосредоточивается торговая и промышленная жизнь предприятия. Нельзя, чтобы национальность товарищества зависела исключительно от воли человека, как это происходит при назначении места управления. Иначе учредители могли бы по своему произволу подчиняться ограничительным постановлениям закона или избегать их. Если товарищество ставит себе задачею, например, постройку железной дороги в России, оно будет признано русским, хотя бы учредительный акт и был составлен во Франции, а главное управление находилось бы в Париже»'. Этот взгляд следует признать теоретически самым правильным. С этой точки зрения товарищества, организуемые для освещения С.-Петербурга, для устройства трамвая в Казани, для эксплуатации нефтяных источников на Кавказе, должны быть признаны русскими. Организация их и учреждение должны сообразоваться с русскими законами, хотя бы акционерами были по преимуществу бельгийцы, французы или англичане.

Можно сомневаться, такова ли точка зрения, положенная в основу русского законодательства, таков ли взгляд русской администрации, проводимый ею при разрешении иностранным товариществам деятельности в России. Закон говорит о французских акционерных (анонимных) обществах как учрежденных во Франции, о бельгийских акционерных (анонимных) обществах как учрежденных в Бельгии[3]. Значит, закон придает значение месту учреждения предприятия. Наша административная практика также считается с местом учреждения.

И. Право судебной защиты. Главный вопрос при рассмотрении юридического положения акционерных товариществ заключается в определении, при каких условиях могут они пользоваться судебной защитой и правом производства торговли.

Каждое ли иностранное товарищество пользуется в России правом судебной защиты по сделкам, заключенным им с русскими подданными? Стоя на точке зрения «места учреждения», следовало бы признать право предъявлять иски за каждым акционерным товариществом, правильно учрежденным за границею. Однако наше законодательство придерживается иного взгляда. Французские акционерные товарищества могут пользоваться в России всеми их правами и в том числе правами судебной защиты, сообразуясь с русскими законами. По отношению к бельгийским акционерным товариществам закон высказывается не столь безусловно: право судебной защиты обещано им в том случае, если подобные товарищества, законно учрежденные в России, будут пользоваться одинаковыми правами в Бельгии. На тех же началах взаимности предоставляется министру иностранных дел по соглашению с министром финансов, а ныне[4] [5] [6] и с министром торговли и промышленности заключать такие же условия и с другими государствами, не испрашивая на сие каждый раз особого разрешения в законодательном порядке. На этом основании заключены договоры с Италией[3], Австрией[4], Германией[9], Грецией[10], Болгарией[11].

Наша судебная практика пришла к убеждению, что только акционерные товарищества этих государств пользуются признанием со стороны русского закона и правом судебной защиты[12]. Как ни вредно для торгового оборота отрицание права судебной защиты в отношении иностранных товариществ, трудно, однако, не согласиться с юридическими основаниями подобного вывода. Доводы в пользу противного воззрения, основывающиеся на том, что акты, совершенные за границею сообразно с существующими там законами, признаются действительными, и подведение под понятие акта товарищеского договора представляются малоубедительными ввиду указанного положения, что личный характер товарищества отстраняет его договорное значение.

Таким образом, предъявлять иски в русских судах могут лишь те иностранные товарищества, которые охранены началом взаимности. Значит ли это, что русские подданные не вправе предъявить в русском суде иск к иностранному товариществу, не пользующемуся судебной защитой? Это значило бы лишить права судебной защиты не иностранные товарищества, а своих собственных подданных. Поэтому следует признать совершенно правильным определение С.-Петербургского Коммерческого Суда, принявшего к рассмотрению иск к английскому акционерному товариществу по сделке, заключенной с представителем последнего в С.-Петербурге.

III. Право , производства операций. Признание права на судебную защиту еще не предрешает вопроса о праве на производство в России торговых операций. Открытие иностранным акционерным предприятием своих действий в пределах России обусловливается разрешением русского правительства[13].

При подаче прошения в министерство необходимо представить: 1) устав товарищества, 2) утвержденные общими собраниями отчеты об операциях товарищества и балансы оборотов за последние пять лет. Давая разрешение, министерство ставит условия деятельности, считаясь с интересами русских граждан.

Разрешение на производство операций, данное иностранному акционерному товариществу, открывает последнему возможность совершения всех тех действий, которые непосредственно вытекают из цели его учреждения. Вместе с тем товарищество признается способным заключать все сделки, какие только связаны с этою основною целью. Допускается, положим, иностранное пароходное общество для сообщения по Волге. Все сделки по личному найму персонала служебного, по приобретению материалов, нефти, дров, по ремонту судов, по найму мест для пристаней и т.п. почерпают свою силу в связи их с задачею сообщения.

Вообще при учреждении условий деятельности иностранных товариществ в России администрация определяет возможно полнее юридическое положение их и стремится обеспечить интересы русских подданных. Так, например, при утверждении условий деятельности в России английского общества The Siberian syndicate limited по производству разведок разного рода полезных ископаемых определено, что по заведованию делами Общества должен быть назначен в России особый ответственный агент, который обязан отвечать от имени Общества по всем могущим возникнуть у Общества в России судебным делам[14].

  • [1] Т. X. ч. 1, ст. 2139, прим. 3 и 4.
  • [2] 'Т. X ч 1,ст. 1529, п. 4.
  • [3] Т. X. ч. 1, ст. 2139, прим. 2.
  • [4] По прод. Св. Зак. 1906 года.
  • [5] 1 27 ою-ября 1866 года.
  • [6] 1 16 января 1867 года.
  • [7] Т. X. ч. 1, ст. 2139, прим. 2.
  • [8] По прод. Св. Зак. 1906 года.
  • [9] 18 июля 1885 года.
  • [10] 12 декабря 1887 года.
  • [11] 2 июля 1897 года
  • [12] Рсш. Гражд. кас. дсп. 1883, № 44, под. Базельского общества транспортирования и страхования; 1896, № 2, по д. Мангеймского страхового общества.
  • [13] Выс утв. 9 ноября 1887 года положение Комитета Министров (Собр узак и расп правот 24 ноября 1887 г.).
  • [14] Выс угв. 26 апреля 1907 г (Собр. узак и расп. прав. 1907, ч. 2, №40, ст. 314, § 7).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>