Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ОСНОВЫ ТЕОРИИ ЖУРНАЛИСТИКИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Психологические различения журналистики

Ричард Харрис в книге «Психология массовых коммуникаций» рассматривает исследования массовых коммуникаций исключительно с социально-психологической позиции. Он строит свою классификационную схему, выделяя вначале в качестве общих принципов собственно эмпирические методы, в том числе оценку содержания, оценку продолжительности воздействия, оценку последствий (поведенческих, установочных, когнитивных, физиологических).

«СМИ не только являются объектом пристального внимания со стороны общественности, но и представляют серьезный интерес как для коммерции, так и для науки, представители которых занимаются исследованиями массмедиа, используя для этого различные подходы. Обширные исследования проводятся как самими телевизионными сетями, издательствами, корпорациями и рекламными агентствами, так и по их заказу. <...> Другой распространенный тип научных разработок — это исследования, предпринимаемые независимыми учеными, стремящимися объяснить влияние СМИ и изучить ту роль, которую они играют в обществе и жизни отдельных людей»[1].

Далее Р. Харрис переходит к перечню научных теорий, которые он именует частными.

  • 1. Теория социального научения (social learning theory), базирующаяся на бихевиористской психологии, т. е. на изучении связи между стимулом и реакцией (S—R).
  • 2. Теория культивирования (cultivation theory), ориентированная на исследование того, как многократное воздействие СМИ, в первую очередь телевидения, на протяжении продолжительного времени постепенно меняет наше представление о мире и социальной реальности. Одним из основных конструктивных положений теории культивирования является унификация (mainstreaming), т. е. направление различных взглядов людей на социальную реальность в единое русло. Когда сконструированный мир массмедиа и реальный мир хорошо согласуются друг с другом, имеет место явление резонанса.
  • 3. Теории социализации, акцентирующие внимание на том, как СМИ благодаря своему продолжительному воздействию становятся источником наших знаний о мире и нашей роли в нем.
  • 4. Теория использования и удовлетворения, придающая большое значение активной роли аудитории в принятии решений и определении целей при потреблении ею продукции СМИ.
  • 5. Теория «навязывания повестки дня», основанная на способности массмедиа структурировать когнитивные возможности аудитории и вносить изменения в существующие когнитивные возможности или на формировании общественного отношения и интереса к важным вопросам с помощью информационных сообщений.
  • 6. Когнитивная (конструктивистская) теория, базирующаяся на утверждении, что обработка информации носит конструктивный характер, т. е. люди не просто кодируют и затем воспроизводят информацию, они усваивают информацию, интерпретируя ее в соответствии с уже имеющимися у них знаниями и представлениями, а также контекстом, в котором получено сообщение. В процессе усвоения информации и любого ее последующего припоминания участвуют схемы. Понятие «схема» в данном случае связано со структурой знаний или общими рамками, которые упорядочивают воспоминания индивидуума о людях и событиях.

Сравнивая подходы А. П. Ситникова, М. В. Гундарина и Р. Харриса, легко убедиться в том, что они находятся во взаимно-инвертированном положении друг к другу. То, что авторы книги «Победа без победителей» считают общим, для Р. Харриса выступает как частное, и наоборот. В целом же классификационная схема Р. Харриса, вся целиком, попадает в разряд функционалистского подхода.

В то же время приведенный Р. Харрисом перечень теорий представляет определенную ценность, так как демонстрирует, что исследование медийных коммуникаций на Западе опирается на мощный пласт фундаментальной психологической науки, что позволяет использовать полученные результаты для решения частных задач исследования журналистики.

Этот список можно было бы и дополнить, например, теорией нейролингвистического программирования NLP (Д. Гриндер, Р. Бэндлер и др.)[2]. Она акцентирует внимание на подсознательных аспектах восприятия сообщения, утверждая, что обеспечение эффективной коммуникации невозможно без привлечения техник использования каналов доступа в подсознание индивида и массы. Необходимо отметить, что

NLP можно считать достаточно модной технологией и в отечественной журналистской практике. В цитированной выше книге А. П. Ситникова, М. В. Гундарина также не обошлось без упоминания NLP-ских концептов, что не удивительно, так как один из ее авторов Ситников постигал NLP непосредственно у Д. Гриндера. Впоследствии он создал консалтинговую фирму «Имидж-контакт», в задачу которой входило, в том числе, и обучение практике NLP.

Интерес психологической науки к явлению журналистики, а также использование медиапрактикой достижений психологии объясняется не только вполне понятным утверждением, что знание законов психологии позволяет усилить эффективность коммуникации. Есть и более глубинные причины связи теории коммуникации, журналистики, психологии и философской антропологии.

  • [1] Харрис Р. Психология массовых коммуникаций. СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2002.
  • [2] См.: Бэндлер Р. Из лягушек — в принцы: Нейролингвистическое программирование: пер. с англ. / Бэндлер R, Гриндер Д. Воронеж: Модэк, 1994. (Психотерапия новойволны) и др.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>