Структурализм

Структурализм сформировался в 20-х годах XX века на основании использования структурного метода, моделирования, элементов семиотики, формализации и математизации в лингвистике, литературоведении, этнографии, истории, антропологии и др. Особо следует отметить появление структурной лингвистики, разрабатывающей грамматические и синтаксические модели языка как системы социальной коммуникации.

Исследователи выделяют три этапа развития структурализма:

  • 1) становление метода — прежде всего в структурной лингвистике;
  • 2) распространение метода и философское осмысление этого процесса;
  • 3) «размывание» метода, включение его в социально-политический и культурно-исторический контекст.

Основания структуралистского метода были заложены французским лингвистом Фердинандом де Соссюром (1857—1913) в «Курсе общей лингвистики». По Соссюру, язык — это система отношений, форма, а не субстанция. Структурами, подобными языковым, обладают многие классы объектов, что позволяет расширить границы науки, названной им семиологией (семиотикой).

Функция языка сводится к созданию условий коммуникации, следовательно, можно выявить способы воздействия на коммуникацию через отношения друг с другом различных элементов языка. Ф. Сосюр выводит за рамки семиологического анализа речевую коммуникацию, поскольку она реализуется в качестве индивидуального и единичного речевого акта.

Напротив, язык обладает всеобщностью и относительным постоянством и является структурой, или логикой, лежащей в основе речи. В качестве элемента этой структуры принимается знак как единство выражаемого и выражающего.

Знак — минимальный носитель языковой информации.

Типология знаков ранее была предложена Чарлзом Сандерсом Пирсом.

  • 1. Икона — отношение выражающего и выражаемого основано на сходстве.
  • 2. Индекс — отношение имеет причинно-следственный характер. Примерами индексов могут служить знаки дорожной сигнализации.
  • 3. Символ — отношение есть следствие социального договора, это абстрактное отношение, где связь между частями лишена черты необходимости. Такого рода знаки называют конвенциональными или условными.

По мнению Ф. де Соссюра, все знаки естественного языка являются конвенциональными, т. е. результатом соглашения. Впрочем, многие исследователи, в частности русский лингвист и семиотик Р. О. Якобсон, считают такое представление упрощенным.

Тем не менее, основы метода — вычленение структуры как устойчивой совокупности отношений; признание методологического примата отношений над элементами в системе; частичное отвлечение от развития объектов (примат синхронии над диахронией) дали в руки исследователей инструмент, обеспечивающий закрытость, синхроничность и самовоспроизводимость исследуемых знаковых систем, т. е. сделали семиотические структуры доступными для точного знания.

Структурализм оказал серьезное влияние на современную культуру и науку. Именно ему мы обязаны появлением во многих областях науки заимствованной из лингвистики терминологии. Достаточно упомянуть понятие парадигмы, заимствованное Т. Кунном из грамматики, понятие кода, присвоенное информатикой, и т. п. Кроме того, в структурализме выработался взгляд на достаточно произвольный набор объектов социальной практики как на знаковую систему, что позволяло говорить о семиотике спорта, бизнеса и т. п.

Еще более значительным являлось понятие текста, расширенное затем в постмодернизме до любых сюжетно-ситуационных явлений, включающих сообщение и действие, сценарий и декорации, распределение социальных ролей и даже пространственно-временные характеристики события, т. е. все, что можно было рассматривать как содержащее и передающее смыслы. Так, например, к тексту может быть причислена городская архитектурная застройка и способы коммуникации горожан в ней. Некоторые исследователи говорят даже о господстве лингвистической парадигмы в современном мышлении[1].

Классическим примером продуктивного распространения структура- листических подходов являются исследования К. Леви-Стросса. Характерно, что при анализе культуры первобытных племен К. Леви-Стросс использует бинарные оппозиции, а также приемы теории информации. Последнее неудивительно, так как двоичное (бинарное) исчисление является основой современной машинной математики, и, кроме того, различения и дихотомии еще со времен Аристотеля являлись основным методом анализа.

Леви-Стросс считал, что исходным фундаментом человеческой цивилизации является метафорическое, раскрывающееся в многообразных образных трансформациях мифологическое мышление, основанное на оперировании бинарными оппозициями, собранными в определенные ансамбли.

Для мифа характерна синхронно-диахронная структура, позволяющая упорядочить его структурные элементы в диахронические последовательности (ряды в таблицах), которые должны читаться синхронно (по колонкам). Другими словами, всякий миф обладает «слоистой структурой, которая на поверхности, если так можно выразиться, выявляется в самом приеме повторения и благодаря ему»[2]. Сама структура, по Леви-Строссу, «не имеет обособленного содержания: она сама является содержанием, заключенным в логическую форму, понимаемую как свойство реальности»[3]. Миф, таким образом, не только сам является структурой, но и его содержание также нужно рассматривать как структуру.

В методологии К. Леви-Стросса нас интересуют прежде всего его подходы к исследованию мифов, в частности идея структурности содержания мифа (понимаемого здесь как средство коммуникации), перекликающаяся с маклюэновским отождествлением средства и содержания. Речь идет фактически о том, что категориальная оппозиция «форма— содержание» не применима по отношению к средству коммуникации, так как свойства канала сообщения (форма) детерминируют смысл сообщения (содержание) и наоборот. Вместо категориальной оппозиции «форма—содержание» мы предлагаем использовать конструкт «контент—дизайн», элементы которого взаимно структурно подобны и взаимозамещаемы, т. е. одновременно с оппозицией возникает тождество — контент, который структурно подобен дизайну.

В применении к современной журналистике структуралистский метод позволяет не только анализировать продукцию массмедиа как современную форму мифотворчества с присущим ей ансамблем бинарных оппозиций, но и вскрывать структуры взаимодействия содержаний и форм представления информации.

  • [1] Structuralism // International Encyclopedia of Communications. N. Y.: Oxford, 1989. Vol. 4.
  • [2] Леви-Стросс К. Структурная антропология. М.: Наука, 1985. С. 206.
  • [3] Леви-Стросс К. Структура и форма. Размышление над одной из работ В. Проппа //Зарубежные исследования по семиотике фольклора. М., 1985. С. 9.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >