Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ОСНОВЫ ТЕОРИИ ЖУРНАЛИСТИКИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Интервью

Визитная карточка Анна Чернова, главный редактор журнала «Лица».

Профессиональная биография Сначала мечта стать журналистом была неосознанной. Мне очень нравилось работать со словом, и я готовилась поступать на филологический факультет.

Но в процессе подготовки я вдруг обнаружила, что со словом можно работать не только филологу, но и журналисту. Я поступила в «Школу юного журналиста» на факультете журналистики МГУ, затем работала в агентстве «Постфактум», потом мы делали «Музобоз» с Иваном Демидовым.

И вот теперь я возглавляю журнал «Лица».

В обязанности главного редактора входит, прежде всего, ответственность перед людьми, которых ты пригласил к себе работать, и ответственность перед читателями. Ты делаешь журнал для них, собираешь материалы в номер и строго следуешь существующей концепции, постоянно развивая ее. Чтобы журнал жил, он должен соответствовать времени. Мы — журнал о современниках, мы не можем не развиваться вместе с ними.

Помимо этого, нужно следить за тем, чтобы тексты сдавались вовремя, чтобы номер не задерживали в типографии, чтобы в журнале была реклама, которую необходимо находить. Но и любая ошибка в журнале, даже орфографическая — тоже ответственность главного редактора. Каждый раз на вручении премии Артема Боровика я задаю себе вопрос: «Но журналисты ли мы, те, кто работает в глянцевых изданиях?» Наверное, все-таки, да. Хотя со словом «журналист» у меня ассоциируется скорее человек, который ездит по горячим точкам, проводит расследования, добывает информацию, пишет материалы.

У меня же нет времени писать, но моя задача принципиально иная: увидеть картину в целом, сформировать журнал, организовать его выпуск. Для многих ярких журналистов такая работа покажется рутиной. Андрей Ванденко, один из самых ярких журналистов сегодня, как мне кажется, не захочет работать главным редактором. Ему будет просто скучно. Однако от смелости редактора зависит судьба материала этого самого журналиста.

Он может провести хорошее расследование, написать великолепный материал, а редактор испугается и положит его в стол. И смелость журналиста окажется ненужной. В такие моменты я понимаю, что главные редакторы — это журналисты. Они несут ответственность за все материалы и решают, что опубликовать, а что нет.

Сейчас в журналистике наметилась тенденция к тому, что какие-то материалы в издании должен писать только главный редактор. Типичный пример: интервью с Владимиром Путиным. Ты никогда не скажешь: «Завтра у нас, Катя, интервью с Путиным, ты съезди, договорись». В таких случаях нужно обязательно договариваться самой. Потому что есть такие сферы, куда вхож только первый человек. Это тяжелая ответственность: ты представляешь свой журнал и работаешь как журналист, как редактор, как продюсер издания.

Журналистика — очень разноплановая профессия. Человек должен быть профессионалом в том направлении журналистики, которое он выбрал.

Даже если это гламурная журналистика, то нужно быть профессионалом в косметике.

Я настороженно отношусь к интернет-журналистам, ведь в этих изданиях достаточно часто пользуются компиляцией или вообще перепечаткой чужих материалов. Очерки, которые делаем мы, основаны на информации, полученной непосредственно у героя.

Недавно подписывая гонорарную ведомость у своего генерального директора, я поспорила с ним. Он удивился: «Зачем ты выписываешь такой большой гонорар за очерк? Подумаешь, человек сел и написал!» В том-то и дело, что не просто не «сел и написал», а встретился, может быть, несколько часов провел за беседой, затем обдумывал, обобщал, анализировал и лишь потом смог облечь материал в форму, получил согласие на очерк у героя. Потому что самое главное в журналистике — это ответственность перед самим собой, перед читателем и перед героем!

Возможна ли теория журналистики, если возможна, то что это такое?

Она может быть во всем, и в журналистике в том числе. На факультете журналистики есть такой предмет и, мне кажется, он преподается хорошо. Если ты собираешься связывать себя с журналистикой, ты должен получить представление о том, что это такое и что в ней происходит. Спасибо факультету журналистики, который дал мне представление о теории журналистики. Да и не только.

Знаете, меня часто спрашивают, учит ли факультет журналистики писать? Писать научить нельзя, этому каждый учится самостоятельно. Но его задача не в том: факультет журналистики дает потрясающее общее образование, сведения очень широкого профиля. Я знаю, что происходило в XVIII веке в русской литературе, зарубежной литературе, русской журналистике, зарубежной журналистике, истории, философии. Ты видишь полный срез общества и всех его культурных процессов того времени. Ты видишь взаимосвязи между деятелями той поры, читаешь, что такой-то журналист, к примеру, писал о своих современниках.

Именно журфак МГУ натолкнул меня с приходом на изменение концепции журнала. «Лица» писали о тех, кто вообще сегодня является ярким лицом, а мы изменили концепцию: кто сегодня, в данное время, именно в России. Я уверена, что на факультете журналистики лучшее гуманитарное образование, которое можно сейчас получить в России.

Повторюсь: писать нельзя научить, но можно куда-то направить. А сам человек потом что-то откроет для себя. Кто-то никогда не откроет, закончит журфак и ни дня не проработает журналистом. А кто-то никогда не заканчивал факультет журналистики, но прекрасно ведет передачи, например Тимур Кизяков. Он физик по образованию, но он прекрасно владеет словом и очень располагает к себе как журналист. Выбор за человеком, поэтому я абсолютно не согласна со статьей в журнале «Эксперт», посвященной факультету журналистики МГУ.

Писать можно все, что угодно, но журфак всегда останется столбовой дорогой в журналистику.

В чем, по-вашему, состоят особенности профессии и качества профессионала?

В первую очередь, у человека должен быть хороший слог, он должен быть креативным журналистом, честным, корректным по отношению к герою, должен обладать опытом.

Ведь чем отличается талант от профессионала? Таланты — это люди, в которых много заложено, но еще мало реализовано. А профессионалы — это те, кто уже умеет качественно реализовывать свои таланты. По-моему, очень актуальна фраза: «В России талантов много, а профессионалов мало».

Порой профессионализм может заменить талант. Но не всегда в идеале нужно быть журналистом и талантливым, и профессиональным. Я знаю немало людей, которые много лет пишут, но так и не стали профессионалами, они много знают, но неинтересно пишут.

Как Вы понимаете тезис Маршалла Маклюэна «Средство есть сообщение»?

Может быть, Маршалл Маклюэн говорил это о войне? И на ней, воз можно, есть какие-то нюансы, где средство к победе есть само сообщение. А в журналистике я с этим не согласна. Возможно, в изданиях, где пишут о косметике, об одежде, средство получения информации — и есть сама информация. Но, как правило, журналистика — это люди. И здесь сообщение. Его содержание идет отдельно от средств.

Как Вы считаете, что привнес Интернет в журналистику?

Очень много доступной и быстро получаемой информации. Я считаю, что это большое достижение, которое появилось. Раньше, когда человек готовился писать очерк и хотел что-то узнать про своего героя, ему нужно было прочитать множество статей, которые долго и трудоемко приходилось искать и подбирать. Сейчас достаточно ввести строчку в поисковую систему и тут же получишь кучу информации! Мне кажется, это очень большое подспорье для журналистов.

Иногда приходится слышать, что Интернет существенно влияет на язык. Не думаю. На умение выражать свою мысль влияют время и место, или издание, где работает журналист. С открытием «железного занавеса» в наш язык хлынуло много новой лексики. Еще недавно никто не знал слов «логистика», не существовало «керлинга» и «скелетона».

Слог просто соответствует времени. Сейчас процесс обмена информацией колоссально ускорился, и витиеватость стиля и суперграмотность сейчас уходят. Но настоящий журналист всегда пишет хорошо — грамотно, хорошим языком, понятно. И Интернет может только помочь в ознакомлении с новыми реалиями и словами.

Реклама, PR, СМИ, по вашему мнению, это друзья или соперники? Где грани их сотрудничества?

Я считаю, что друзья. Грань между ними очень тонка, и ни один рекламист не выдаст вам ее, потому что в таком случае его работа просто перестанет быть нужной. Реклама и PR связаны с журналистикой напрямую.

Если помнить о том, что любое СМИ зарабатывает на рекламе, то чем меньше будет видна грань между рекламой, PR и собственно журналистикой, тем больше издание на этом заработает и тем качественнее оно будет.

Конечно, кто-то может предпочитать «черный» PR. Для меня это грязь, которая выливается на одних людей другими людьми за деньги. На нем легко заработать. Но опять же встает дилемма — либо заработок, либо лицо и уважение читателей. Нам дороже наша аудитория.

Какие они, читатели вашего журнала?

У нас удивительный портрет читателя. Мы проводили исследования, составляя портрет нашей аудитории. Возрастная категория наших читателей — от 24 лет и выше. Нас читают люди, которые интересуются культурной составляющей общества, бизнесом, политикой, искусством. И нас читают как наши герои, которые сегодня творят историю, так и те, кому интересны интересные люди, те, кто устал от засилья попсы. Нам нелегко выбирать героев: они должны не просто ярко светить сегодня, они должны быть известными, уважаемыми, авторитетными. Наш идефикс — искать молодые лица. Назовите мне молодых, ярких людей, которые чего-то добились не в шоу-бизнесе и не в сериалах. Совершенно неизвестны молодые политики, ученые, журналисты. Мы стараемся поддержать этих людей.

Связь с нашей читательской аудиторией осуществляется просто — спасибо Интернету! Наш конкурс «Лица года», по итогам которого мы выбираем самых ярких лиц года и вручаем им нашу премию, проводится и в интерактиве. Благодаря нашему форуму у нас постоянная связь с читателем.

Как в Вашем журнале работают с источниками информации? Единственный источник информации для нас сам человек. Мы стараемся работать корректно и всегда согласуем, что публиковать можно, а что нельзя. Часто случается так, что рассказывается больше, чем можно опубликовать. Мы всегда визируем тексты — это одно из самых главных правил в журналистике, как мне кажется.

Как Вам удается разговорить человека?

Здесь нет универсальных рецептов. Бывает, так и не удается. Или удалось удачно побеседовать, а герой говорит: «Все это абсолютно не то». И все вычеркивает. В итоге интервью срывается.

В таком случае надо срочно искать другую форму — фоторепортаж, очерк, т. е. один из способов написать о человеке, не прибегая к прямой речи.

Только честностью по отношению к ним завоевывается доверие наших героев.

К сожалению, тираж и честность издания в наше время находятся в оппозиции. Для того чтобы иметь тираж, нужно быть желтым изданием, опускаться до «грязного белья». А чтобы сохранить престиж издания, нужно быть очень политкорректным. А кушать хочется всегда. Но пока остаемся верны себе. И еще посмотрим, что победит!

По-вашему, журналистикаэто призвание или ремесло?

Это ремесло, которое является твоим призванием. Есть профессии, которые не начинаются в девять утра и не заканчиваются в шесть вечера. И если ты выбрал такую профессию, то она становится твоей жизнью.

Я могу быть на отдыхе, но что-то придет вдруг в голову и тут же звоню в редакцию. Я же не могу заставить себя не думать о работе. Хирурга тоже можно поднять с постели в любое время дня и ночи, и он не скажет: «Извините, ваш аппендицит меня не волнует». И получается, что это уже и не призвание и не ремесло, это — твоя жизнь. Этим невозможно не жить! И если ты не живешь этим по-настоящему, то лучше сменить профессию.

Как Вы считаете, сейчас в журналистике существует цензура?

Она необъявленная, и она существует. Это цензура, которая вводится государством. Вы смотрите телевизор? Там есть что-то интересное для вас? Четко цензурируется все.

В разных СМИ это происходит по-разному, но в основном ненавязчиво предлагают пропагандировать позитив: «У нас нет проблем, все прекрасно, и пишите-ка лучше вообще о музыкантах». С серьезными проявлениями цензуры сталкиваются расследовательские издания. Материал еще не написан, а уже могут позвонить и попросить снять.

Средства борьбы с расследовательскими изданиями очень просты: никто никого не убивает, в тюрьму не сажает, просто присылает налоговую полицию, пытаются закрыть различными экономическими средствами. Но страшно не то, что государство цензурирует прессу, страшно то, что людям в последнее время перестали быть нужны материалы, заставляющие их думать. Теперь предпочитают легкое и приятное.

по

Люди устали от постоянной борьбы, от смутных времен. Им захотелось стабильности. Стабильность связана со спокойствием, которое, в свою очередь, связано с невмешательством, чтобы все было тихо и аккуратно, чтобы душа не болела. Люди стали более апатичны.

Абсолютная апатия ко всему рождает новую апатию, и круг замыкается.

Какой же, по Вашему мнению, будет журналистика завтра?

Я боюсь загадывать. Мне страшно, что актуальной журналистика будет все меньше и меньше, актуальность уйдет на дальний план. Посмотрите, сейчас почти все журналисты, пишущие об актуальных проблемах, — это старая гвардия. Буквально на днях был круглый стол, который организовывал Генрих Боровик, и всем, кто сидел за столом, было больше сорока.

На нем говорилось, что среди молодых журналистов только пять процентов хотят идти в проблемную, расследовательскую журналистику. Я думаю, что журналистика станет еще более глянцевой.

Мы — расследовательский холдинг, и это наша задача. Но серьезных расследований сейчас нет ни на телевидении, ни в газетах, ни на радио. Сегодня все больше и больше расследуется прошлое. А настоящее опускается и затушевывается, чтобы лишний раз не разжигать огонь в людях. Мы — последний расследовательский холдинг, и нам очень тяжело. Единственный положительный момент в журналистике — повышение оперативности и информативности. Это надо отметить: сейчас информации стало появляться все больше, хотя она и не сопровождается анализом. Будут развиваться тематические издания, там еще есть поле для деятельности. Существует еще много незадействованных ниш.

Что бы Вы могли посоветовать начинающему журналисту?

В первую очередь, делать первые шаги и не бояться этого. Пройти трудную школу ежедневной газеты, школу стариков, поработать в крупных газетах, массовых изданиях, и всюду искать свою форму, свой стиль, самоопределяться. И хорошо учиться.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>