Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ОСНОВЫ ТЕОРИИ ЖУРНАЛИСТИКИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Тема повестки дня «Свобода слова»

Тем не менее, как отмечает Е. П. Прохоров в уже упоминавшейся работе, «проблема свободы СМИ — едва ли не самая больная для журналистов». Автор анализирует публикации по этой отнюдь не случайной теме в профессиональном издании «Журналист»[1]. Пишущие на эту тему авторы формулируют свои подходы и требования, причем, в подавляющем большинстве случаев вступают в противоречие между собой.

Например, у «гостей» журнала не обходится без деклараций на этот счет. Минтимер Шаймиев: «Свобода слова — одно из составляющих свободы личности, свободы человека вообще»[2]. Это утверждение, по мнению Е. П. Прохорова, кроме согласия с тем, что надо прислушиваться к СМИ, заручаться их поддержкой в вопросе объяснения властью своих позиций, не проясняет ничего в этом сложном вопросе. Не проясняет это утверждение также и реального, а не декларируемого отношения власти к свободе слова.

Симонов, представляя книгу «Общественная экспертиза. Анатомия свободы слова», настаивает, что есть «три составляющие информационной свободы». Это «свобода доступа к информации, свобода производства этой информации и, наконец, свобода распространения информации». Но этих характеристик свободы только «от журналистов» недостаточно.

Челышев смотрит с иной позиции: «У нас нет и не может быть хозяев, кроме собственной совести. Из всех маленьких частных правд мы выбираем истину, ибо только она нужна обществу. Из всех маленьких благ, которым нам предлагают послужить, мы можем служить лишь общественному благу, кто бы ни платил нам деньги»[3].

В предпринятом И. Карпенко обзоре отражения в СМИ трагедий, происшедших в 2000 г., отмечается, что на свободу, которую проявили в их освещении многие средства массовой информации, смотрят с подозрением[4]. Возникает вопрос — не является ли свобода, понимаемая как оппонирование власти «во что бы то ни стало», и превращение СМИ, по выражению О. Добродеева, в «информационную заточку», служащую не народу, а ТНК и потому оказывающуюся лишь видимостью служения информированности общества, на самом деле «несвободой»?

Достаточно расхожим мнением и тем не менее противоречивым является представление о том, что свобода органически связана с идеей независимости. Как мы убедились в разговоре о философии свободы, это далеко не так. Но не только в обыденном, но и в профессиональном дискурсе журналисты часто считают, что свободен часто означает независим, а независим — свободен. Например, С. Кучер: «...Свобода основывается прежде всего на независимости. А основа независимости — деньги. Поэтому действительно независимой может быть та структура, которая может себя обеспечить»[5].

На самом деле все тот же рыночный детерминизм, признавая деньги основой независимости, немедленно включает зависимость от денег. Возможно ли, чтобы творческая почти мессианская деятельность обрекалась на служение мамоне? Возможно, но ценой своей творческости и мессианства, а следовательно, коли действительно в рыночных условиях нельзя быть независимым от рынка, независимость не может быть синонимом свободы.

  • [1] Здесь и далее фрагменты публикаций дискуссии в «Журналисте» цитируютсяпо указанной работе Е. П. Прохорова.
  • [2] Журналист. 2000. № 6.
  • [3] Там же. № 9.
  • [4] Указ, издание. № 10.
  • [5] Там же. № 10.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>