Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ОСНОВЫ ТЕОРИИ ЖУРНАЛИСТИКИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Право на добросовестность информации

Сегодня общеизвестным является тот факт, что СМИ решают задачи не только информирования, но и манипулирования людьми, т. е.

несанкционированного изменения поведения (потребительского, электорального, правового и т. п.) в прагматических целях. Для обозначения этого феномена введено понятие прагматических коммуникаций[1]. Причем современные средства массовой коммуникации произвели настоящую революцию в политических отношениях и способах социального управления в XX в.

Основная направленность эволюции медиатехнологий в этих целях заключается в том, чтобы, используя наименьшие затраты средств и ресурсов, получить максимальный эффект воздействия на людей. Одновременно с этим в информационных технологиях происходит так называемая дигитальная (цифровая) революция, вобравшая в себя значительные достижения электроники, математики, философии, психологии и экономики. «Современное общество наполнено и пронизано потоками информации, которые нуждаются в обработке. Поэтому без информационных технологий, равно как и без энергетических, транспортных и химических технологий, оно нормально функционировать не может»[2].

Насыщенность социального мира мощными и интенсивными информационными потоками не только значительно изменило его, но и привело к возникновению ряда новых проблем. Как отмечает О. Тоффлер, наибольшую эффективность современной власти придают знания, позволяющие «достичь искомых целей, минимально расходуя ресурсы власти, убедить людей в их личной заинтересованности в этих целях, превратить противников в союзников»[3].

В постиндустриальном обществе власть знаний и информации становится решающей в управлении обществом, оттесняя на второй план влияние денег и государственного принуждения. Причем, по мнению многих политологов[4], непосредственными носителями и особенно распространителями знаний и другой социально значимой информации являются средства массовой коммуникации.

В рамках описанной схемы обменного взаимодействия потребителя информации и ее собственника агенты обмена — СМИ постепенно вооружаются до такой степени, что начинают претендовать на собственную роль конструирования реальности, формируя тем самым новый правящий класс — медиакратию.

«Иметь важную информацию — значит иметь власть; уметь отличать важную информацию от неважной означает обладать еще большей властью; возможность распространять важную информацию в собственной режиссуре или умалчивать ее означает иметь двойную власть»[5].

Рассматривая роль и значение информации, исследователи обращают внимание на ее искажения, в частности, в ходе политической борьбы. Например, доктором психологических наук А. И. Юрьевым были выделены восемь разновидностей искусственных (технологических) искажений информации[6].

Итак, различаются следующие информационные искажения.

  • 1. Фальсификация, т. е. представление под видом максимально снятой субъективности информации, содержащей искусственные и преследующие определенную цель искажения.
  • 2. Дезориентация — искаженное представление о структуре общественных систем, экономических, международных, социально-культурных отношений и их роли в обществе.
  • 3. Деморализация — трансформация и подмена нравственных ценностей, базирующаяся на нарушении последовательности умозаключений, утверждений, хаотичности и незавершенности мыслей.
  • 4. Энтропизация (хаотизация, зашумление), означающая, что вместо краткой, убедительной и доказательной информации в СМИ появляются всевозможные точки зрения — от примитивных до фантастических и невероятных. Попросту говоря, забалтывание, приводящее к тому, что потребителю информации эта тема просто

надоедает или же у него истощаются энергетические ресурсы, способные выделить полезный сигнал из шума. Этот метод хорош для снятия актуальности темы. Оно иллюстрирует известный парадокс: «Самая бессовестная ложь — это полная правда».

5. Политическая дезинформация, противопоставляемая социализирующей политической информации, выполняющей воспитательную роль. Речь идет о такой трансформации исходных сведений о социально-политической ситуации и направлениях ее развития, которая будет ясной, понятной и убедительной для большинства населения.

Пропедевтическая интерпретация, упрощающая некоторые сложные содержания в сообщении, допустима и даже полезна, поскольку обеспечивает доступность информации для широких слоев населения. В то же время ее подмена на ложные, но понятные посылы есть сознательное введение в заблуждение. В результате действия подобных информационных процессов развивается так называемая массовая «бессвязность политического мышления», при которой возможно правильное восприятие частностей, но с утратой способности к логическим выводам и синтезированию частностей в целое. Известные представления, понятия, мысли утрачивают их истинную историческую связь, разрываются.

Информационная ткань распадается на бессмысленные фрагменты, из которых составляется новая деформированная картина мира.

  • 6. Дезорганизующая политическая информация, расстраивающая систему административного управления, разрушающая общественный порядок и приводящая к развалу хозяйственной и финансовой деятельности. Осуществляется методами «политического резонерства», основными признаками которых являются абсолютно бессодержательные, бедные мыслью программные политические выступления, облеченные во внешне правильную и привлекательную форму.
  • 7. Развращение, побуждающее к запрещенным действиям: неразборчивые средства используются для достижения результата, право истины замещается правом силы и т. д. Распространение развращающей политической информации порождает феномен «разорванности политического мышления», что с точки зрения психологии является признаком патологии мышления. В этом случае понятия и представления сочетаются друг с другом на основе случайных или формальных признаков.
  • 8. Дезинтеграция, способная разъединить целостное общество на соперничающие, противоборствующие части. Люди вдруг обнаруживают под влиянием такой информации неразрешимые противоречия в отношениях со своими недавними соратниками, коллегами, даже родственниками. Крайним следствием результатов воздействия этого вида информации может выступать гражданская война (брат против брата, сын против отца и т. д.).

В качестве доказательства того, что речь здесь идет действительно об оружии, которое оказывает воздействие на психику людей и их поведение, манипулирует личностью, приведем один документ. Он характеризует локальные информационные рыночные войны и представляет пришедшее по электронной почте приглашение на семинар[7].

ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Программа семинара «Информационные войны»

Цель семинара

Изучение информационной войны, информационного оружия, его типов и поражающих факторов, обучение методам защиты и активной обороны, а также различных методов и инструментария для разработки и оценки деятельности в данной области.

Аудитория

Семинар-практикум ориентирован на руководителей организаций, руководителей и сотрудников пресс-служб, руководителей и сотрудников отделов по связям с общественностью, внешним связям, связям со СМИ и органами государственной власти, специалистов по управлению кризисами, собственников, инвесторов, а также лиц, осуществляющих внутреннее планирование текущей и будущей деятельности предприятий.

В результате посещения семинара участник получит следующие знания, навыки и умения.

  • • Адекватное, немифологизированное представление об информационной войне, информационном оружии, средствах его разработки и методах анализа.
  • • Знание об основных методах оценки поражающих факторов информационного оружия, надежных средствах констатации его применения в бизнесе и политике.
  • • Алгоритм различения информационной войны, контрпропаганды, антирекламы и информационного сопровождения деятельности субъектов политики и бизнес-структур.
  • • Умение готовить специальные информационные мероприятия и применять их.
  • • Умение оценивать риски и оправданность применения специальных информационных мероприятий.
  • • Навык быстрого и эффективного отбора исходных материалов для подготовки специальных информационных мероприятий.
  • • Навык быстрого распознавания проводимой информационной войны и определения ее субъектов.
  • • Навык минимизации ущерба от проведенных в отношении своих или дружественных организаций специальных информационных мероприятий.
  • • Представление о важных нюансах проведения информационной партизанской войны и возможностях адаптации к ней рынков.

Содержание семинара

Теоретико-понятийное отображение, основные отличия и параллели в информационной войне, рекламе, связях с общественностью, внешних связях, контрпропаганде, агитации, рекламе и маркетинге.

  • • Глобальная среда информационной войны.
  • • Нормативно-правовая база и ее отсутствие.
  • • Анализ существующих определений информационной войны.
  • • Объект информационного воздействия.
  • • Субъекты информационной войны.
  • • Информационное оружие.
  • • Международная среда информационного противостояния.
  • • Перспективы глобализации информационной войны, создания и интеграции глобальной среды бизнес-услуг.

Методы демифологизации и мифологизации как основные методы анализа и оценки эффективности информационной войны.

Специальное информационное мероприятие. Структура и функции специального информационного мероприятия.

  • • Традиционные типы специальных информационных мероприятий.
  • • Новые подходы к их подготовке и проведению.
  • • Проблема преодоления психологических барьеров.
  • • Обратный ход мероприятия и негативный эффект.
  • • Оценка рисков негативного эффекта и последствий обратного хода мероприятия.

Психологический механизм действия специального информационного мероприятия.

  • • Автокоммуникация.
  • • Проблема свободы выбора.
  • • Информационная война и политическая культура общества.
  • • Особенности подготовки специального информационного мероприятия.
  • • Определение целевой аудитории.
  • • Разработка блоков мероприятия.
  • • Составление программы специального информационного мероприятия.
  • • Выбор носителя специального информационного мероприятия и его блоков.
  • • Типичные ошибки при подготовке и проведении мероприятий информационной войны.

Оценка последствий информационной войны.

Методы защиты от информационного оружия и их отсутствие.

  • • Возможности блокирования отдельных специальных информационных мероприятий. Переключение внимания целевой аудитории.
  • • Дезорганизация деятельности субъектов информационной войны и ее пределы.
  • • Проблема изменений в сознании после информационной войны. «Послевоенное поколение».
  • • Немного о роли личности. «Солдат информационной войны». «"Дикие гуси” информационных войн».
  • • Стратегическое и тактическое информационное оружие.

Практическая подготовка специального информационного мероприятия.

  • • Подбор носителя. Разработка блоков.
  • • Отслеживание воздействия.
  • • Перспективы «послевоенного» воздействия на противника.

Хотелось бы отметить, что, несмотря на внешне «оборонный» характер программы семинара, содержание семинара ориентированно в основном в «наступательном» направлении.

Итак, слово — это оружие, причем отнюдь не только в метафорическим смысле. Следовательно, вполне естественны ограничения по его владению и использованию. Эти ограничения фиксируются правовыми нормами.

Однако невозможно создать совершенный закон, учитывающий все возможные случаи злоупотребления словом, поэтому очень часто для того, чтобы скрыть информацию о негативных событиях, власть прибегает к тотальным запретительным мерам. Эти запреты чаще всего и актуализируют проблему свободы слова.

Тем не менее, ясно, что никакая власть, никакой закон не в состоянии создать совершенную систему контроля за использованием информационно-коммуникативного оружия. Они всегда будут отставать от развития соответствующих технологий.

Вторым и более эффективным барьером всегда останется совесть журналистов, следование профессиональным этическим принципам, и, конечно же, энергия сопротивления читателей, которые имеют право на добросовестную, не калечащую их, не манипулирующую их сознанием и подсознанием информацию.

Поэтому важным понятием становится «культура свободы» журналиста, т. е. реализация принципа свобода слова в определенных культурных рамках и в культурных формах. Под этим можно подразумевать не только терапевтический общекультурный принцип «не навреди», но и определенный уровень качества информирования. Оно должно быть основано на энциклопедической образованности, устремленности к добру, истине и справедливости, владении методологиями социального анализа, толерантности, т. е. способности терпимо относиться к иным точкам зрения и иным мировоззрениям, рефлексивности, диалогичности. В общем, на всем том, что должно отличать современного культурного человека, избравшего журналистику и как профессию, и как образ жизни, от тех, кто случайно в ней оказался.

  • [1] Ситников А. П., Гундарин М. В. Победа без победителей. М.: Имидж-Контакт, 2003.С. 256.
  • [2] Бритков В. Б., Дубовской С. В. Информационные технологии в национальноми мировом развитии // Общественные науки и современность. 2000. № 1. С. 146.
  • [3] TofflerAl. Powershift: Knowledge, Wealth, and Violence at the Edge of the 21-st Century.N. Y.; London, 1990. P. 114.
  • [4] См., например: Пугачев В. П., Соловьев А. И. Введение в политологию. М., 1995.С. 254.
  • [5] Politikwissenschaft. eine Grundlegung. Bd. 2. Stuttgart; Berlin; Koln; Mainz: hrsg vonKlaus von Beume, 1987. P. 60.
  • [6] Цит. по: Грачев Г. В. Информационно-психологическая безопасность личности:состояние и возможности психологической защиты. М.: Изд-во РАГС, 1998.
  • [7] Мы сознательно не указываем здесь организаторов семинара по двум причинам,первая — это далеко не единственное предложение, а в какой-то степени даже типичное, вторая — не хотим предоставлять организаторам рекламы.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>