Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ МИРА. ТОМ 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И ГЕОПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Постсоветский период (с 1991 г.)

Геополитическая терминология стала использоваться во всех сферах отечественной политической жизни, включая законодательные акты. В последних часто стали встречаться фразы «учитывая геополитическое положение...» и им подобные. В начале 1990-х гг. развитие геополитики в большой степени отталкивалось от западных классических образцов.

«Легче и быстрее всего, — отмечает Р. Ф. Туровский, — в российской геополитике была воспринята, причем некритически... теория “хартленда”, тем более, что она наделяла Россию особой геополитической ролью».

Значительную роль в организации геополитических исследований с конца 1980-х гг. играло Русское Географическое общество (С. Б. Лавров). Обращает на себя внимание проведенная им в 1994 г. первая научная конференция по геополитике. Одним из ведущих центров стал Институт мировой экономики и международных отношений РАН. В 1990-х гг. центры или сектора геополитических исследований были созданы в Институте географии РАН (В. А. Колосов), Институте Европы РАН (К. Э. Сорокин), Институте США и Канады РАН (К. В. Плешаков), в Российской академии естественных наук (В. С. Пирумов), а в Государственной Думе — Комитет по геополитике. Большую роль сыграли исследования, проводимые в вузах и общественных организациях. Была создана Академия геополитических проблем (А. Г. Палий, Л. Г. Ивашов). В 1998 г. вышли первые многотиражные учебные пособия для вузов (К. С. Гаджиев). Однако тема геополитики вызвала больший интерес у политологов, чем у географов. Вместе с тем географы, занятые разработкой данной тематики, выступали против выхолащивания из нее географического содержания, проводимого представителями социально-политических наук.

Сложились три основных научно-дисциплинарных направления исследований:

  • в теории международных отношений (А. Д. Богатуров, Л. Г. Ивашов, С. А. Косолапов, С. В. Лурье, В. П. Ощепков, Э. А. Поздняков, К. Э. Сорокин, А. И. Уткин, П. А. Цыганков и др.);
  • в политологии (К. С. Гаджиев, А. Г. Дугин, М. В. Ильин, А. С. Панарин, К. В. Плешаков, Р. Ф. Туровский, В. Л. Цымбурский и др.);
  • в политической географии (К. Э. Аксенов, П. Я. Бакланов, Ю. Н. Гладкий, В. А. Дергачев, Н. В. Каледин, В. А. Колосов, С. Б. Лавров, Н. С. Мироненко, Р. Ф. Туровский и др.).

Среди различных современных течений геополитической мысли постепенно восстанавливается и старое противоречие по линии «западничество — славянофильство» («евразийство»). Оно особенно было заметно «на переломе истории» в начале 1990-х гг., когда Россия выбирала путь дальнейшего развития.

Среди актуальных тем, привлекающих наибольшее внимание исследователей, можно выделить следующие:

  • — геополитические потери России от распада СССР;
  • — крах биполярности и новый «мировой беспорядок»;
  • — глобальные проблемы современности и их влияние на Россию;
  • — цивилизационное измерение современного мира;
  • — глобализация как ведущий процесс современного мира, и место в нем России;
  • — региональные политические исследования в рамках СНГ; региональные политические исследования в «дальнем» зарубежье

в связи с внешней политикой России;

  • — политико-географическое районирование мира и макрорегионов;
  • — геополитическое положение России и ее отдельных регионов;
  • — внешнеполитические направления и приоритеты;
  • — историко-геополитическая судьба России;
  • — геополитическое положение отдельных иностранных государств.

В целом все исследования можно подразделить на несколько идеологометодологических направлений. Ниже обозначим некоторые из них.

Подход к России как к особой цивилизации имеет сегодня большую опору в общественном сознании. По данным ВЦИОМ, его разделяет около 70% респондентов. Активным сторонником реализации концепции евразийства выступил президент Казахстана Н. А. Назарбаев. Вместе с тем само это исследовательское направление неоднородно и включает широкий круг идеологических парадигм, от коммунистической до имперской и либеральной. В геополитических концепциях данного направления широко используется цивилизационный подход, в том числе предложенный американским геополитиком С. Ф. Хантингтоном.

В этой связи представляет интерес концепция «острова России» В. Л. Цымбурского (1993). Он исходит из того, что на материке существует несколько «этноцивилизационных платформ» (ЭЦП), одной из которых является Россия. Между разными ЭЦП существуют территории — «проливы» или «лимитрофы». И Россия за свою историю то включала эти «проливы» в свое геополитическое тело, то отступала до границ самого «острова». России лучше проводить «островную» балансирующую геополитику (аналогичную британской) и не втягиваться в конфликт с европейской ЭЦП за проливные зоны. Но на среднеазиатских «проливах» Россия должна поддерживать стабильность для своей безопасности. На востоке Россия вплотную соприкасается с ЭЦП Китая. Кроме того, исследователь сконструировал модель циклического взаимодействия России и Европы в XVIII-XX вв.

Важной темой стало исследование значения природных условий северо- востока Евразии для геополитики России. Большой резонанс вызвала публицистическая книга А. П. Паршева «Почему Россия не Америка» (1999), в которой автор доказывал решающее значение тяжелых климатических условий в отставании России от развитых стран. Из этого делается вывод о неконкурентоспособное™ для России западной экономической модели развития. Данная позиция вызвала как согласие, так и резкую критику. Так, И. Ю. Смирнов ответил книгой «А чем Россия не Нигерия?» (2006).

Значительной известностью пользуется направление, возглавляемое А. Г. Дугиным, хотя основывается оно не столько на трудах евразийцев, сколько на идеях западных геонолитиков (X. Маккиндера, К. Шмитта и др.). Причем под «Евразией» здесь, в отличие от классического евразийства, понимается весь континент. Работы «дугинского крыла» геополитики в 1990-х гг. представляли собой заметное явление по издательской активности. Ввиду этого именно данное направление зачастую называют «неоевразийством», что соответствует его самоидентификации. Оно характеризуется антиглобализмом и принятием крайнего дуализма «Суши» и «Моря», континентальных и морских держав; заметно большое тяготение к мистике и мифологии. В целом, работы Дугина являются скорее публицистическими, чем научными. Вместе с тем они внесли большой вклад в популяризацию западных геополитических концепций.

Геополитический прагматизм и реализм — неоднородное и институционально неоформленное направление, характеризующееся приоритетом конкретных (ситуативных) государственных интересов над любыми идеологическими установками и на всех географических направлениях.

Данное течение пересекается с неоевразийством в признании приоритетности политики в «ближнем зарубежье». В этом ключе проводится большинство исследований по узким геополитическим вопросам и проблемам. Одни из ключевых идей — доктрина многополярного мира и концепция баланса сил. Однако в крайнем выражении это напрвление проявляется в концепциях изоляционизма, в том числе от государств СНГ.

Реализация исследований в рамках данного направления может быть направлена как на жесткую конкуренцию, так и на сотрудничество и создание союзов. Например Н. С. Мироненко предлагает новый подход - «геополитику взаимодействия», призванную развивать обоюдовыгодное сотрудничество в геополитическом пространстве.

Оригинальную и ставшую популярной концепцию типологии геополитических полей выдвинул К. В. Плешаков (1994). Он подразделяет контролируемое некоторым сообществом геонространство на ряд геополитических полей: эндемическое (ядро освоения); пограничное (осваиваемая территория); перекрестное (оспариваемая соседями территория); опорная точка (вынесенная далеко за пределы страны).

Деятельностно-геопространственную концепцию политической географии как науки о геополитической самоорганизации общества и геополитики как управлении этим процессом предложил Я. В. Каледин. Теоретическим объектом исследования в данном случае представляется геополитическое отношение как результат взаимоадаптации условий гео- простраиства и политической деятельности общества. В настоящем учебнике на основе данной концепции написана глава о политической карте мира (см. гл. 3).

В 1990-е гг. среди течений геополитической мысли выделялось и коммунистическое (социал-демократическое) как реликт советской геополитической традиции. В нем уже не столь безоговорочно поддерживается революционный интернационализм и «национально-освободительное» движение, не столь яростно критикуется и даже частью одобряется досоветский период российской геополитики, проявляется сочетание формационного подхода с цивилизационным. В начале XXI в. это направление постепенно сближается с «большим» неоевразийством или геополитическим реализмом.

Проблемы, появившиеся у нашей страны с наступлением современной геополитической эпохи, и активизировавшиеся мировые политические процессы носят, по-видимому, долгосрочный характер. Потому вряд ли в ближайшем будущем произойдет резкий спад интереса к геополитическим исследованиям, хотя можно ожидать их более четкой структуризации и постепенного формирования единого научного сообщества в этой области.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>