Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ МИРА. ТОМ 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И ГЕОПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Качественные типологии стран.

Наряду с количественными группировками необходимым условием и компонентом более полного, интегрального понимания различий между странами мира являются их качественные типологии, учитывающие ряд количественных показателей либо характеризующие особенности тех сторон жизни общества, которые не поддаются количественному выражению.

Среди таких типологий ключевой для понимания наиболее глубоких различий между странами современного мира является их группировка по исторически сложившимся различиям в характере общественных отношений и систем или в типах общества (общественного строя).

Она учитывает и интегрально выражает типологическое своеобразие взаимосвязи различных отношений, т.е. специфическое единство экономической, социальной, политической и духовной жизни общества, сложившееся в ходе исторического процесса и как общее качество, присущее отдельно взятому типу стран. Каждый из них, как своеобразный «мир», в разное время, но в определенной исторической последовательности заявлял о себе и утверждался закономерной составляющей в современной политической и экономической системах мира.

Первый тип стран (или «первый мир») получил в отечественной экономико-географической и обществоведческой науке название развитые капиталистические страны. Эта группа государств (более 30) исторически формировалась на основе классического капиталистического общества (частная собственность, рыночная экономика, социальные контрасты, многопартийная парламентская система), достигшего в них наибольшей степени зрелости и в значительной мере социализированного в XX в. (более точным применительно к ним представляется термин «посткапиталистические»). Эти страны традиционно занимали и продолжают сохранять авангардные позиции в мировой экономике и политике, выделяясь наиболее высоким уровнем социально-экономического развития и качества жизни населения (являющегося во многом историческим результатом длительной колониальной в прошлом и неоколониальной в настоящее время эксплуатации большей части остального мира, прежде всего развивающихся стран). Устойчивое ядро группы составляют «традиционные», исторически капиталистические страны — США, западноевропейские, Япония и тесно связанные с ними (исторически и экономически) страны «переселенческого капитализма» (Канада, Австралия, Новая Зеландия, ЮАР, Израиль). На них приходится 24% территории, менее 18% населения, но более 50% валового продукта мира. Однако активные интеграционные процессы последних десятилетий между ними и их менее развитой периферией способствовали расширению числа представителей данного типа за счет стран «периферийного капитализма» — южноевропейских (Испания, Португалия, Греция, Мальта, Турция) и Ирландии, восточноазиатских (Республика Корея, Тайвань, Сингапур) и некоторых латиноамериканских (Мексика, Чили).

Второй по времени появления в современной системе государств тип стран («второй мир») составляют социалистические страны, продемонстрировавшие в XX в. принципиально иной, новый тип общества, базирующийся на различных видах общественной собственности, централизованной экономике нерыночного типа, отличающийся также минимальными социальными различиями и фактически однопартийной общественно- политической системой, опирающейся на коммунистическую идеологию. В зените своего могущества (во второй половине 1980-х гг.) эта группа из 17 государств, с ключевой ролью СССР, представляла собой наиболее тесно связанное экономическими, военно-политическими отношениями и идеологическими принципами сообщество — мировую социалистическую систему. Она имела вторые, а по некоторым показателям — ведущие позиции в мире, являясь одним из самых динамично развивающихся индустриальных регионов. Социалистический общественный строй в короткий исторический срок в условиях постоянной конфронтации с капиталистическим окружением позволил СССР превратиться во вторую державу мира, достичь военного паритета с США, а большинству остальных стран преодолеть социально-экономическую отсталость и зависимость от ведущих капиталистических держав. Новая система государств заметно преобразила мир, в частности оказав огромное воздействие на национальноосвободительные процессы и на социально-экономическое устройство развитых капиталистических стран, стимулируя их социализацию.

Однако совокупность факторов как внутреннего (консерватизм экономического и социально-политического строя), так и внешнего (гонка вооружений, политическая и идеологическая конфронтация с капиталистическим миром) характера стимулировала в 1980-е гг. кризис и последующий распад социалистической системы. В настоящее время она представлена пятью государствами (КНР, Вьетнам, КНДР, Лаос, Куба) с неодинаковыми тенденциями общественного развития. На них приходятся около 8% суши, 21% населения и более 15% мирового валового продукта.

Китай и Вьетнам образуют группу стран «реформируемого социализма», сочетающих традиционную социалистическую политическую надстройку и централизованную государственную экономику с расширяющимся рыночным сектором, стимулирующим активную интеграцию в мировое хозяйство. Это обеспечило им в начале XXI в. самые высокие темпы социально-экономического развития в мире, а среднегодовой рост ВВП в Китае за последние 25 лет составил почти 10%, что позволило стране переместиться на второе место в мире по объему ВВП. Опыт этих стран заимствует Лаос. КНДР и в значительной мере Куба (где в конце 1990-х гг. также обозначилось реформирование экономической системы) могут быть отнесены к странам «классического социализма», т.е. сохраняющим черты традиционного социалистического общества.

Третий тип стран («третий мир») заявил о себе после Второй мировой войны, в процессе национально-освободительной борьбы и распада колониальной системы и с начала 1960-х гг. определяется как развивающиеся страны. К ним относятся более 160 молодых государств и нссамоуправ- ляющихся территорий, в которых проживает 55% населения, приходится более 50% территории и производится 25% валового продукта современного мира. Кроме общей в прошлом для подавляющего большинства колониальной судьбы, эти страны выделяются сходством, общностью принципиальных черт системы общественных отношений, т.е. единством исторического типа общества. В нем интегрированы различные исторические эпохи: сочетаются первобытнообщинный, различные варианты феодального, капиталистического и социалистического общественного строя. Разнообразие пропорций этого сочетания (т.е. соотношений между общественными укладами) порождает многообразие тенденций и уровней социально-экономического и политического развития стран, форм их участия в мировых экономических и политических процессах. Высокий или преобладающий удельный вес докапиталистических и раннекапиталистических структур способствует замедленному развитию, сохранению и усилению социально-экономической отсталости, внешней зависимости, архаичных форм социально-политического и государственного строя (крестьянская община, родоплеменное, клановое и кастовое деление, монархии и т.п.). Преобладание и сочетание капиталистических и социалистических (регулирующая роль государства, коллективные виды собственности и др.) укладов, вытеснение ими докапиталистических способствуют социально- экономическому прогрессу и становлению современных форм социальнополитического устройства, активной интеграции в мировые процессы. В обобщенном виде своеобразие путей развития общественных систем развивающихся стран во второй половине XX в. можно свести к трем вариантам и соответствующим им группам:

  • — страны капиталистического пути развития (латиноамериканские, большинство азиатских, отдельные африканские) с доминировавшем и наращиванием капиталистических укладов на основе национального и активно привлекаемого иностранного капитала и опыта. Выделяются наиболее высоким уровнем экономического развития и интеграции с развитыми капиталистическими странами. Роль докапиталистических структур минимальна;
  • — страны дуального (двойственного) типа общественного развития (подавляющее большинство в Африке, Океании, отдельные азиатские и латиноамериканские) отличаются огромной или преобладающей ролью докапиталистических укладов в экономике (натуральные, полунатуральные, мелкотоварные хозяйства) и в социально-политической жизни общества, сочетающихся с тенденцией замедленной капитализации и интеграции в мировые процессы (обычно вследствие тормозящего воздействия географических и демографических факторов). Наиболее характерные признаки: экономическая слаборазвитость и отсталость, усиливающееся у большинства стран социально-экономическое отставание от первой группы, острые формы демографической, продовольственной и других проблем, в том числе межнациональных отношений, часто превращающих такие страны в «горячие точки» планеты;
  • — страны социалистической ориентации (некапиталистического пути развития). Сложились в 1950—1980-е гг. как специфическая, значительная, но нестабильная по своему составу группа, имеющая общей целью постепенную социализацию общества (вытеснение докапиталистических и ограничение капиталистических отношений) путем прямого заимствования опыта СССР и других социалистических стран, отчасти развитых капиталистических, и его соединения с религиозными («исламский социализм»), региональными («африканский социализм», «боливарианский социализм») и национальными («арабский социализм») традициями. В 1980-е гг. эта группа включала более 20 стран Африки (Ливия, Алжир, Ангола, Мозамбик, Эфиопия, Мадагаскар, Зимбабве и др.), а также Азии (Южный Йемен, Ирак, Сирия, Афганистан, Бирма) и Латинской Америки (Никарагуа, Гайана и др.), опиравшихся на экономическую, политическую и военную поддержку социалистической системы и служивших ее опорой, своеобразными форпостами в «третьем мире» и его отдельных регионах. Однако с распадом этой системы и утратой ее помощи возможности развития стран социалистической ориентации резко сократились, во многих произошла радикальная смена курса, что обусловило с конца 1980-х гг. быстрое сокращение группы. В настоящее время к ее представителям можно отнести Ливию, Танзанию, Анголу, Гайану, Венесуэлу и некоторые другие.

Самым молодым в рассматриваемой типологии является четвертый тип стран («четвертый мир») — постсоциалистических, включающий 29

государств, которые возникли в начале 1990-х гг. на территории бывших социалистических: СССР (15), Центрально-Восточной Европы (13) и Монголии. В начале XXI в. они охватывали 18% территории мира, в них проживало менее 6% населения и производилось менее 7% валового продукта мира. Главная особенность этих стран — переходный характер общественной системы вследствие ее радикального реформирования посредством вестернизации, т.е. заимствования экономической, политической и социальной моделей (посткапиталистических) у развитых капиталистических стран Запада, и в результате сочетание в новом общественном строе разных качеств — как социалистических (активная экономическая и социальная функция государства, весомая роль коллективных форм собственности, идеологических и иных духовных ценностей социалистического общества), так и капиталистических (активная функция частной собственности, рыночный механизм экономики, резкая социальная дифференциация общества и связанные с этим социальные конфликты, идеологический плюрализм и др.).

Внутри рассматриваемого типа, исходя из темпов, степени и результатов радикальных преобразований общества, можно выделить две группы стран — авангардную (Чехия, Польша, Венгрия, Словения) и замедленного реформирования (Россия, Украина и др.) Первая отличается максимальной «вестернизированиостыо»: сложившейся рыночной экономикой, активной ролью иностранного капитала, устойчивостью социально-политической системы. Близость к западным социально-экономическим и политическим стандартам способствует активной интеграции этих стран в европейские и другие международные организации (например, НАТО, ОЭСР[1], ЕС).

Для второй группы стран, в силу их географического, исторического, этнического, духовного и иного своеобразия, характерна замедленность экономических и социально-политических преобразований, сопровождающаяся острыми конфликтами — политическими, межэтническими, социальными, т.е. нестабильностью общественной системы.

Если ранее рассмотренные различия между странами по географическим, демографическим и макроэкономическим показателям дают информацию о предпосылках, особенностях и результатах их экономического развития, то дополняющие ее типологические различия в характере исторически сложившихся общественных систем позволяют судить о месте стран в современной системе международных отношений, специфике интересов, целей, средств и направлений их политической деятельности.

Еще одно важное для более полного понимания общественно-географической картины мира измерение качественных различий между странами демонстрирует подход ООН к их группировке по уровням социально-экономического развития, учитывающей ряд количественных и качественных показателей. Такая типология имеет практическое значение, в частности, для ряда международных организаций, сотрудничающих со странами на разных условиях в зависимости от их уровня развития, т.е. места в этой типологии. Представление об уровне социально-экономического развития той или иной страны формируется на основе учета следующих характеристик ее жизни: произведенного за год ВВП в расчете на душу населения; доли отраслей обрабатывающей промышленности в ВВП; продолжительности жизни и уровня образования населения (доля грамотных). Чем больше названные показатели, тем выше оценивается уровень развития страны, и наоборот.

В соответствии с данным подходом все страны мира ООН разделяет на два крупных типа: экономически развитые и развивающиеся (в более узком, социально-экономическом, не совпадающем с ранее обозначенным общественно-историческим понимании — экономически развивающиеся). В ряде документов и статистических материалов ООН наряду с ними выделяется группа стран с «центрально-планируемой экономикой» (т.е. социалистических), что характеризует не уровень их развития, а экономическую модель общества, на основе которой достигнуты экономические и социальные результаты, соответствующие показателям (особенно удельным) развивающихся стран (последние в международной статистике часто обозначаются как «развивающиеся рыночные экономики»).

Разнообразие тенденций социально-экономического развития в мире приводит к изменениям в составе обозначенных типов с устойчивой тенденцией расширения первого из них. В настоящее время к экономически развитым странам относят около 70 государств Европы, Северной Америки, Азии (Центральной, Юго-Западной, Восточной), Африки (1), Австралии и Океании (2). Они выделяются наиболее высокими показателями уровня социально-экономического развития, несмотря на значительные различия в ВВП на душу населения (от 2 до почти 100 тыс. долл.), производят 60% мирового валового продукта при 23% населения мира. Доля развитых стран в мировом экспорте составляет свыше 50%. Состав типа заметно изменился за последние 20 лет — первоначальное историческое ядро развитых капиталистических стран пополнилось постсоциалистическими государствами Восточной Европы и СНГ (странами с «переходной экономикой»), а также «новыми развитыми» — наиболее динамичными из числа развивающихся (Турция, Мексика, Южная Корея и др.).

Достойное место среди этих стран по своим макроэкономическим показателям мог бы занять Китай — вторая экономика в мире по масштабам ВВП, 19% населения мира, крупный научно-технический и индустриальный потенциал, одно из лидирующих мест в мировой торговле и валютных резервах, наиболее высокие темпы развития и др. Однако они сочетаются с пока еще невысокими душевыми и социальными показателями, позволяющими относить КНР по главному критерию типологии к развивающимся странам.

В этот тип, с учетом Китая, но за вычетом названных «новых развитых», входят все остальные (более 160) государства и несамоуправляющиеся территории Африки, Азии, Латинской Америки и Океании — главным образом молодые суверенные государства, все социалистические и некоторые постсоциалистические (например, Монголия) страны. В 2013 г. на них приходилось около 40% валового продукта и 77% населения мира.

Однако в рамках обозначенного типологического сходства по социально- экономическому критерию между странами каждого уровня, естественно, существуют как «оттенки» развитости, так и многочисленные различия по формам и тенденциям социально-экономического развития, месту в системе мирового хозяйства и т.п. Они обусловлены географическими, демографическими и историческими особенностями стран, также имеющих сходные типологические черты, которые были показаны ранее в историческом обзоре ПКМ и в других типологиях. Учет этих «оттенков» (уровней) развитости и специфических черт позволяет детализировать социально- экономическую типологию, выделив в ней более дробные единицы — подтипы и типологические группы (табл. 5.3). (Предлагаемый вариант классификации стран но комплексу признаков опирается на опыт других, ранее разработанных экономических и экономико-географических типологий — В. В. Вольского и коллектива экономико-географов МГУ, Б. М. Болотина, В. Л. Шейниса и других).

Таблица 5.3

Типология стран мира по уровню социально-экономического развития (с учетом исторических и географических факторов)[2]

Типы

Подтипы

Типологические группы

Экономически развитые страны (23% населения, 60% валового продукта мира)

Высокоразвитые страны (13% населения, 43% валового продукта мира)

Ведущие страны, «большая шестерка»

Малые европейские страны

Переселенческие страны

Среднеразвитые страны (10% населения, 16% валового продукта мира)

Южноевропейские страны

Восточноевропейские

страны

Евразийские страны (СНГ), Россия

Восточноазиатские страны

Латиноамериканские

страны

Развивающиеся страны (77% населения, 40% валового продукта мира)

Верхний эшелон («благополучные» страны)

Новые индустриальные страны

Страны-нефтеэкспортсры

Страны обслуживающей периферии («квартиросдатчики»)

Нижний эшелон («проблемные» страны)

«Классические» развивающиеся страны (слаборазвитые)

Наименее развитые страны

1. Среди экономически развитых стран по крупным различиям (в два- пять раз) экономических и социальных показателей, характеризующих уровень их развития, необходимо выделить два подтипа — высокоразвитые и среднеразвитые страны.

Первый подтип — высокоразвитые страны — представлен наиболее ранними, классическими развитыми капиталистическими обществами, сформировавшимися на базе традиционной рыночной экономики и являющимися историческими лидерами социально-экономического развития. Об этом свидетельствуют максимальные показатели их современного уровня, в частности значения ВВП на душу населения, составляющие в большинстве высокоразвитых стран более 35 тыс. долл. Этой группе из 25 стран с небольшим населением принадлежат ведущие и организующие позиции в мировой экономике и политике, крупнейший научно-технический потенциал, наивысшие социальные показатели (уровня и продолжительности жизни населения, его социальной защищенности и др.). Современная основа их во многом посткапиталистических общественных систем — социально ориентированная, регулируемая рыночная экономика, а источник международного могущества — крупнейшие в мире ТНК и банки (Приложение 2), ключевая роль в валютно-финансовой системе мира, в международных интеграционных процессах и организациях.

Другими специфическими типологическими чертами высокоразвитых стран являются следующие:

  • — отраслевая структура экономики носит ярко выраженный постиндустриальный характер — в создании ВВП доминирует непроизводственная сфера;
  • — в промышленности лидирующее положение занимают обрабатывающие отрасли, прежде всего наукоемкие производства (в машиностроении, химии, энергетике), составляющие основу экспорта большинства стран, в то время как роль традиционных отраслей (добывающих, металлургии, металлоемкого машиностроения, материалоемких, трудоемких), а также экологически «грязных» сокращается — они становятся уделом менее развитых, прежде всего развивающихся, стран;
  • — сельское хозяйство, базируясь на достижениях научно-технической революции (НТР) («зеленая революция», биотехнологии и т.п.), является высокоинтенсивным и развивается в форме государственно и международно регулируемого агробизнеса;
  • — экологический кризис имеет контролируемый, управляемый характер и «экспортную» ориентацию (в направлении менее развитых стран);
  • — для территориальной организации общества типичны максимальная урбанизированное™ территории (до 90% и даже более) и минимальные различия в уровнях социально-экономического развития между частями страны.

Неравномерность послевоенного развития (темпы роста производительности труда в Японии были примерно вдвое выше европейских, а те — на столько же опережали американские) привела к оформлению с начала 1970-х гг. внутри высокоразвитых стран трех центров соперничества, сопоставимых по экономическому могуществу и глобальному масштабу деятельности, — североамериканского, западноевропейского и японского. Состав и потенциал каждого из них постепенно расширяются за счет интеграционных процессов с менее развитой периферией.

Своеобразие географических и демографических факторов исторических особенностей развития обусловили в совокупности существенные внутренние общественно-географические различия между высокоразвитыми странами. Они позволяют выделить три типологические группы государств, каждая из которых обладает специфическими признаками (см. табл. 5.3).

Страны «большой шестерки» представлены наиболее крупными по территории, населению и масштабам экономики державами — «историческими лидерами». Это — США, Япония, ФРГ, Франция, Великобритания, Италия. В 2013 г., имея 10% населения, они производили 36% валового продукта мира. Именно «крупность» и доминирующая историческая роль в XVII— XX вв. обусловили современную специфику их типологических черт:

  • — наиболее масштабную (по объему ВВП) и максимально диверсифицированную экономику (в отраслевом и географическом отношениях);
  • — многоотраслевую промышленность с ведущей ролью наукоемких и военных производств;
  • — функцию генераторов идей в НТР и монополистов в сфере информационных технологий и в экспорте научно-технической информации;
  • — ключевую и преобладающую роль ТНК, в том числе банков, в мировом хозяйстве (из 500 крупнейших ТНК в 2015 г. 209 были американскими, 37 — китайскими, 35 — японскими, 32 — английскими, 24 — французскими, 18 — германскими) (см. Приложение 2), особенно в экспорте капиталов, а самих государств — в международных специализированных и региональных организациях: МВФ[3], Всемирном банке, ОЭСР, ЕС, НАФТА, АТЭС и др. (см. Приложение 4);
  • — многопрофильную и однородную специализацию, преимущественно на наукоемких производствах, информационных технологиях, и функцию крупнейших экспортеров (доля в мировом экспорте составляет около 28%), а также ведущих импортеров сырья, топлива, полуфабрикатов;
  • — макроформы территориальной организации общества (мегалополисы, крупные экономические районы и территориально-производственные комплексы, технополисы и др.).

Малые европейские страны как типологическая группа высокоразвитых государств включает Бельгию, Нидерланды, Люксембург, Швецию, Норвегию, Данию, Финляндию, Исландию, Австрию, Швейцарию, Ирландию и «микрогосударства» — Лихтенштейн, Андорру, Монако, Сан-Марино. На их территории проживает 0,9% населения мира, но на них приходится около 3,7% его ежегодного ВВП. Миниатюрность (малые размеры территории и населения, природно-ресурсного потенциала) и соседское положение с ведущими державами обусловили следующие специфические черты, или «формы высокоразвитости», этих стран:

  • — узость (ограниченность) отраслевой структуры экономики;
  • — огромную, определяющую роль внешних факторов в ее развитии (зарубежных источников сырья, топлива, продовольствия, рынков сбыта, сфер вывоза капитала, иностранных банков и компаний и т.п.);
  • — максимальную среди высокоразвитых стран роль государства в экономических и социальных процессах;
  • — международную специализацию на ограниченном числе обычно уникальных мелкосерийных производств, базирующихся на достижениях НТР (от металлургии и машиностроения до агропромышленного комплекса);
  • — ярко выраженную международная направленность сферы услуг (финансовых, туристических, транспортных, предоставление территории и др.).

Их ТНК и банки (37 в числе 500 крупнейших) являются активными соучастниками глобализации мировой экономики (см. Приложение 2).

Переселенческие страны как специфическая историко-политическая группа объединяет Канаду, Австралию, Новую Зеландию, ЮАР, а также Израиль, которые при 1,6% населения мира производят ежегодно около 4% мирового валового продукта, что само по себе уже свидетельствует о высокоразвитости (однако душевые показатели ВВП ЮАР — более 11 тыс. долл. — в три-четыре раза ниже, чем у остальных, за что страну обычно относят к развивающимся рыночным экономикам со средним уровнем экономического развития). Основной отличительный признак этих стран — общность исторического развития, обусловленная тем, что в разное время эти страны сложились как переселенческие колонии, осваивавшиеся выходцами, главным образом, из Великобритании и других европейских стран под контролем державы-метрополии. Эта историческая особенность, в сочетании со сходством географических и демографических факторов прогресса (диспропорции между сравнительно небольшим некоренным, переселенческим, населением и осваиваемой им территорией с крупным или значительным природно-ресурсным потенциалом — минеральным, агроклиматическим и т.д.), позволяет определить в качестве главной типологической черты рассматриваемых стран присущий им с колониального периода зависимый, внешне-ориентированный тип социально-экономического развития. Он выражается:

  • — во-первых, в ставшей традиционной аграрно-сырьевой международной специализации и в повышенной роли в структуре экономики добывающих отраслей и агропромышленного сектора, ориентированных на экономические потребности первоначально Великобритании, а в настоящее время и других высокоразвитых стран — европейских, США, Японии;
  • — во-вторых, в активной и даже ключевой роли иностранного капитала из этих стран в экономическом развитии, особенно заметной в обрабатывающей промышленности, отрасли которой, в том числе наукоемкие, также обретают характер международной специализации;
  • — в-третьих, переселенческим странам присуща роль союзников — младших партнеров США, в целом ведущих держав в международных интеграционных процессах и организациях — ООН, НАТО и других военно-политических союзах, Содружестве Наций, НАФТА и т.д.

Кроме того, в большинстве рассматриваемых стран сохраняются черты государственной и политической системы, культурные традиции, заложенные Великобританией в колониальный период. Сближает эти страны и сходство социально-политических проблем, исторически сложившихся в отношениях между переселенцами и коренным населением.

Среднеразвитые страны как второй подтип экономически развитых объединяют около 40 государств Европы, Азии и Америки, на которые при 10% населения приходится 16% валового продукта мира. Это наиболее пестрая в историко-социально-экономическом отношении и динамичная по составу группа (за 1990-е гг. увеличилась вчетверо), включающая часть развитых капиталистических (из числа исторически «отставших»), постсоциалистические переходные общества и «новые развитые» страны, еще недавно относившиеся к развивающимся (своеобразные «постразви- вающиеся»). Они имеют значительно меньшие по сравнению с высокоразвитыми и при этом заметно различающиеся внутри подтипа показатели уровня социально-экономического развития, о чем свидетельствуют значения ВВП на душу населения, колеблющиеся в пределах от немногим более 2 тыс. долл, (у некоторых стран СНГ) до более чем 30 тыс. долл, у Сингапура, Тайваня, Южной Кореи и Испании. Однако всех их объединяет сложившийся в разное время после Второй мировой войны периферийный тип социально-экономического развития, обусловленный прежде всего особенностями географического положения этих стран, преимущественно на ближней периферии высокоразвитых центров — западноевропейского, североамериканского, японского, а также советского (СССР). Именно активные и усиливающиеся интеграционные процессы с ними стали важнейшим фактором исторического прогресса, достижения современного уровня и, соответственно, одной из ключевых типологических черт среднеразвитых стран. При этом особенности экономико-географического положения по отношению к центрам и тенденции исторического развития позволяют выделить среди них ряд своеобразных типологических групп:

  • • южносвронейская — Испания, Португалия, Греция, Турция, Мальта, Кипр;
  • • восточноазиатская — Республика Корея, Тайвань, Сингапур;
  • • латиноамериканская — Мексика, Чили;
  • • восточноевропейская — постсоциалистические страны Центрально- Восточной Европы (кроме членов СНГ), для которых с начала 1990-х гг. характерна смена ориентации с советского на западноевропейский центр;
  • • евразийская — страны СНГ (кроме России), сочетающие в своем кризисном, неустойчивом развитии противоречивые тенденции ориентации как на западноевропейский центр и его ближнюю периферию (например, на Турцию, Польшу), так и на Россию;
  • • Россия, занимающая особое место среди стран рассматриваемого подтипа.

Последняя, являясь в недавнем прошлом политическим и экономическим ядром советского центра, в 1990-е гг. переживала резкое падение достигнутого в СССР уровня социально-экономического развития вследствие радикальных реформ в ходе вестернизации общества. Превращение в страну со средними и ухудшающимися экономическими и социальными показателями сопровождалось резким ослаблением функций центра по отношению к ностсоциалистической периферии и формированием собственного, зависимого от интересов высокоразвитых центров периферийного типа развития. Положительные сдвиги в динамике социально-экономического развития обозначились лишь в 1999 г. с изменением мировой конъюнктуры на сырьевых рынках, высокие (по сравнению со среднемировыми) ежегодные темпы экономического развития (6—7%) позволили к 2013 г. превзойти уровень 1991 г. и увеличить долю России в мировом валовом продукте до 2,9% (СССР в 1990 г. — 5,6%).

Несмотря на существенные историко-географические различия, среднеразвитым странам присущ ряд общих типологических черт, характеризующих разные стороны уровня социально-экономического развития и обычно являющихся производными от ранее обозначенной ключевой черты. К ним, в частности, относятся:

  • — переходный характер структуры экономики от индустриальной или индустриально-аграрной к постиндустриальной;
  • — меньшая степень регулированное™ и большая стихийность рыночного механизма: преобладание малых и средних предприятий на фоне ограниченного числа крупных, чаще всего государственных, особенно ТНК и банков;
  • — усиливающаяся роль иностранного капитала и политики международных экономических учреждений и организаций в жизни стран, что ведет к возрастанию финансовой, технологической и иной зависимости от интересов высокоразвитых государств, формирует внешнеориентированный тин социально-экономического и политического развития.

Соответствующие черты приобретает и место среднеразвитых стран в мировом хозяйстве, связанное с международной специализацией на аграрно-сырьевых, топливо-, материале- и трудоемких (более дешевая рабочая сила) и других технологически простых, малонаукоемких отраслях обрабатывающей промышленности, а также на международных услугах (туристических, транспортных, экспорте рабочей силы и др.). Для территориальной организации общества в крупных странах характерна большая контрастность по сравнению с высокоразвитыми, что особенно заметно в инфраструктурной освоенности территории и в различиях экономических и социальных показателей ее наиболее и наименее развитых частей (разрыв обычно увеличивается вчетверо и даже впятеро). По специфике социально-экономического и политического развития, как уже отмечалось, среднеразвитые постсоциалистические страны можно разделить на «авангардные» (Польша, Чехия, Венгрия, Словения) и «проблемные» (остальные), для которых характерен замедленный и конфликтный тип реформирования общества.

2. Развивающиеся страны — наиболее представительный тип, характеризующийся иными чертами процесса и уровня социально-экономической развития. К данному типу относятся более 160 государств и территорий Азии, Африки, Океании и Латинской Америки. В них проживают 77% населения мира, но производится только около 40% его валового продукта. За внешними контрастами показателя ВВП на душу населения - от менее 500 до более 100 тыс. долл. (Приложение 1) — скрывается ряд общих типологических черт, в разной мере присущих рассматриваемым странам. При этом принципиальное значение для понимания их современного своеобразия имеют три черты — общность исторической судьбы, многоукладное™ социально-экономического строя и однотипность демографических процессов и проблем.

Первая выражает сходство пути исторического развития, в котором подавляющее большинство стран последовательно прошли доколониальный, колониальный и постколониальный этапы, различные по продолжительности, но однотипные по результатам. В частности, к исторической отсталости, обозначившейся в средневековье в большинстве регионов и стран неевропейского мира, с приходом колонизаторов добавились новые, привнесенные ими черты, обобщенно именуемые зависимым, внешнеориентированным и управляемым типами социально-экономического и политического развития, стремление к преодолению которого стало одной из общих целей молодых государств в постколониальное время.

Многоукладное™ как фундаментальное качество развивающихся стран выражается в сосуществовании в их общественных системах разнообразных типов экономических и социальных отношений (укладов), являющихся как продуктами собственной доколониальной истории (родоплеменпые, феодальные и другие докапиталистические уклады), так и привнесенными извне (капиталистические, социалистические). При этом в большинстве стран (особенно в Африке, Океании, отчасти в Азии и Латинской Америке) доминируют высокопроизводительные мелкотоварные докапиталистические и раннекапиталистические уклады и соответствующие им формы социальной организации (общинное, клановое, кастовое деление общества), превратившиеся в тормоз общественного развития. В то же время роль локомотивов прогресса принадлежит современным капиталистическим (преимущественно иностранным) и социализированным формам организации производства (в особенности государственным), широко представленным в ряде азиатских и латиноамериканских государств. Следствиями многоукладное™ и ее географических особенностей являются две устойчивые тенденции. Во-первых, происходит неуклонное нарастание разрыва в уровнях социально-экономического развития между развитыми и подавляющим большинством развивающихся стран (сократить разрыв по среднедушевому ВВП в 1950—1970 гг. удалось лишь 14 развивающимся странам из числа нефтеэкспортеров и новых индустриальных стран (НИС)). За 1990— 2000-е гг. почти в половине развивающихся стран ВВП на душу населения сокращался. Во-вторых, в результате неравномерности прогресса внутри рассматриваемого типа стран усиливается их дифференциация на ряд полюсов и специфических типологических групп, а между ними также увеличивается разрыв в уровнях социально-экономического развития.

Однотипность демографических процессов и их последствий — проблема, заявившая о себе как о наиболее яркой типологической черте развивающихся стран еще в 1950—1960-е гг., также является одним из важнейших факторов, определяющих специфику черт, тенденций и уровней социально-экономического развития. Высокие рождаемость и естественный прирост, быстрый рост численности населения, его «омоложение» и растущая концентрация в крупнейших городах оказывают избыточное экономическое давление на общественный прогресс, превратившись для большинства стран в «демографический тормоз» развития.

Обозначенные фундаментальные черты обусловили такую интегральную типологическую особенность развивающегося мира, как социально-экономическая отсталость, или слаборазвитость, имеющую ряд конкретных функциональных проявлений в различных сферах жизни общества (структурная, аграрная, индустриальная и др.). Так, структурная отсталость экономики в целом выражается, во-первых, в ключевой или очень весомой роли в ней мелкотоварного, полунатурального и натурального хозяйства, а во-вторых, в преобладании в структуре ВВП и особенно экспорта большинства стран отраслей, связанных с выращиванием или добычей агробиологических и промышленных сырьевых продуктов, т.е. в исторически сложившихся и достаточно устойчивых аграрном, аграрно-индустриальном или индустриально-сырьевом типах экономики. Специфика рыночного механизма такой экономики заключается в его максимальной стихийности и территориальной ограниченности (точечном характере) вследствие жесткой зависимости от конъюнктуры мирового рынка. Следует, однако, отметить постепенное снижение в целом по развивающемуся миру в структуре ВВП доли сельского хозяйства и рост доли промышленности.

Аграрная отсталость развивающихся стран проявляется, прежде всего, в крайне низкой производительности жизненно важного сельского хозяйства — показатели его технической оснащенности, применения удобрений, урожайности культур и особенно производства животноводческой продукции во много раз уступают аналогичным в высокоразвитых странах, что обусловлено доминирующей ролью высокопроизводительных натурального и мелкотоварного укладов в аграрном секторе. Достижения «зеленой революции» являются уделом ограниченного числа крупных национальных ферм, государственных и иностранных агропредприятий, располагающих средствами, лучшими сельхозугодиями и ориентированных, прежде всего, на экспорт, т.е. на потребности развитых стран, зависимость от которых (цеповая, финансовая, техническая и др.) усиливается. Интегральным выражением аграрной отсталости в условиях быстрого роста населения стала продовольственная проблема, проявляющаяся в хроническом недоедании все большего числа жителей, а также в растущем импорте продовольствия, преимущественно из высокоразвитых государств.

Индустриальная отсталость, присущая подавляющему большинству развивающихся стран, имеет различные проявления. Наиболее характерными и достаточно традиционными среди них следует назвать доминирующую роль добывающих (топливно-сырьевых) отраслей и неразвитость обрабатывающей промышленности, представленной главным образом мелкими предприятиями (типа мастерских) по производству продукции повседневного спроса, а также отдельными крупными (преимущественно иностранными, государственными либо совместными) предприятиями. Политика индустриализации, направленная с 1960-х гг. на создание импортозамещающих производств, активное использование помощи, опыта и технологий высокоразвитых стран, привлечение иностранного капитала (заинтересованного в дешевых рабочей силе, топливе и сырье, в финансово-экономических льготах, отсутствии жестких требований по охране окружающей среды, в сокращении транспортных расходов и т.п.), привела во многих странах к модернизации отраслевой структуры обрабатывающей промышленности.

Появились современные предприятия трудо-, магериало- и капиталоемких отраслей — текстильной, металлургической, нефтеперерабатывающей, химической, машиностроения (преимущественно сборочные производства автомобилестроения, электротехники и электроники, судостроения и др.). Однако экспортная ориентация в сочетании с импортом деталей, узлов и готовых изделий привела к оторванности этих отраслей от внутреннего рынка, к их привязанности к потребностям развитых стран. Поэтому возрастание доли развивающихся стран в мировом промышленном производстве и торговле сопровождается усилением их экономической зависимости и социально-экономического эффекта «рост без развития», характерного для многих из них.

Особо следует отметить весомость вклада СССР и других европейских социалистических стран в 1950—1980-е гг. в создание на взаимовыгодных З'словиях базовых производств (энергетики, металлургии, машиностроения, химии и др.) в десятках стран (Китай, КНДР, Вьетнам, Куба, Индия, Иран, Ирак, Египет, Алжир и др.), что способствовало становлению их экономической самостоятельности, развитию смежных производств.

Научно-техническая отсталость развивающихся стран (в меньшей степени характерна для крупнейших и новых индустриальных — Китая, Индии, Бразилии и др.) выражается, прежде всего, в неразвитости собственной научно-технической базы, крайне низких расходах на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), а также в ограниченном (дозированном и запаздывающем) доступе к достижениям НТР развитых стран и соответственно в научно-информационной и технологической зависимости от них. Вместе с тем высокоразвитые государства активно используют интеллектуальный потенциал развивающегося мира через механизмы «утечки умов» и научно-технического сотрудничества, превращая этот мир в свою интеллектуальную периферию.

Итоговым, суммарным выражением и одновременно одной из основных современных причин социально-экономической отсталости рассматриваемых стран является характерная для огромного большинства общность крайне зависимого и эксплуатируемого положения в системе мирового хозяйства. Она заключается в сохранении за ними роли многофункциональной ресурсной и индустриально-аграрной периферии с узкими монокультурными специализациями стран и их групп на выращивании, добыче и производстве топливо-, материало- и трудоемкой (в отдельных случаях наукоемкой) продукции, цены на которую определяются странами-потребителями. «Ножницы» цен мировой торговли — их рост на товары высокоразвитых и падение или застой на продукцию развивающихся стран — стали важнейшим инструментом ограбления большинства и обогащения, процветания меньшинства государств мира. С этим связано еще одно, не менее яркое, а для многих развивающихся стран наиболее тяжелое проявление рассматриваемой черты — растущая финансовая зависимость от стран и международных организаций-«доноров», позволяющая устанавливать с помощью различных условий контроль над экономикой стран-должников.

Вследствие социально-экономической отсталости и обусловливающих ее факторов развивающиеся страны стали во второй половине XX в. равным источником и одновременно средоточием, жертвой важнейших глобальных проблем — экологической, сохранения мира, демографической, продовольственной, преодоления отсталости. В этих странах они, как нигде, ярко демонстрируют взаимозависимый и неконтролируемый характер, что позволяет рассматривать данную особенность в качестве еще одной самостоятельной типологической черты.

Наконец, специфической — экономико-географической — чертой развивающихся стран, также интегрально отражающей ранее рассмотренные, является общность закономерностей и проблем территориальной организации общества. Она выражается, прежде всего, в резких контрастах (до 15—20-кратной разницы) по показателям ВВП на душу населения и уровней социально-экономического развития между регионами внутри стран. При этом территориально доминируют хозяйственно замкнутые, изолированные аграрные районы с натуральным и мелкотоварным укладами. Концентрация же специализированного товарного, особенно крупного, производства и населения происходит и нарастает в ограниченных ареалах (редко охватывающих более 10% территории страны), обычно представленных столицами, отдельными крупными городами (особенно портовыми), центрами добычи и выращивания экспортного сырья, транспортными магистралями между ними. Именно эти «полюса роста», часто организационно выделяемые в виде различных по функциям специальных экономических зон, максимально интегрированы в экономику высокоразвитых стран и в меньшей степени хозяйственно связаны с территорией собственной страны, что сдерживает процесс формирования территориально- производственных комплексов, в том числе экономических районов.

Выделенные общие типологические черты, раскрывающие своеобразие уровня социально-экономического развития, имеют различные формы проявления в конкретных развивающихся странах в зависимости от специфики геопространственных, демографических, исторических, экономических (в том числе мирохозяйственных) условий и характеристик. Сходство этих форм и определяющих их факторов, суммарно выражающихся в разных возможностях, приоритетах и достигнутых результатах социально- экономического прогресса, позволяет показать внутренние типологические различия развивающегося мира посредством выделения следующих крупных подтипов стран — верхнего эшелона и нижнего эшелона (см. табл. 5.3). Они отличаются, прежде всего, экономическими и социальными макропараметрами — по достигнутому уровню социально-экономического развития, по структуре и душевым показателям ВВП, возможностям и темпам его роста, качеству жизни населения.

Первый подтип объединяет сравнительно благополучные, прогрессирующие в экономическом и социальном отношениях страны, наибольшим образом интегрированные в мировое хозяйство и обладающие рядом черт экономически развитых стран. Ко второму подтипу относятся неблагополучные, проблемные государства с ярко выраженными чертами слаборазвитое™, замедленным и застойным типом развития, острыми экономическими, социальными и политическими проблемами и конфликтами, постепенно отстающие по уровню развития и качеству жизни от стран первого подтипа. Внутри каждого из подтипов можно выделить ряд типологических групп, различающихся по комплексу факторов.

Верхний эшелон представлен тремя специфическими группами стран.

Новые индустриальные страны (НИС) — этим термином с первой половины 1970-х гг. обозначается самая динамичная сточки зрения социально- экономических достижений и постоянно расширяющаяся (своеобразными временными волнами) группа стран с присущей ей особой «новоиндустриальной» моделью развития. Исторически к первой волне относят четыре азиатских «дракона» — Республику Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг, а также латиноамериканских лидеров — Мексику, Бразилию, Аргентину; ко второй — Малайзию, Таиланд, Индию, Чили; к третьей — Турцию, Кипр, Тунис, Индонезию; к четвертой (1990-е гг.) — Китай, Филиппины, Маврикий, Венесуэлу, Вьетнам и Египет. Некоторые НИС — Мексику, Южную Корею, Сингапур, Тайвань, Турцию, Кипр, Чили — во второй половине 1990-х гг. стали причислять к экономически развитым странам, о чем свидетельствует прием большинства из них в ОЭСР. По комплексу критериев ООН (показатели ВВП на душу населения — от 4 тыс. долл, у Индии и Вьетнама до 17,5 тыс. долл, у Малайзии; ежегодные темпы прироста ВВП, удельный вес в нем обрабатывающих отраслей — более 20%, объем и доля промышленной продукции в экспорте и др.) эти страны резко выделяются среди развивающихся, составляя их «элиту», и по отдельным показателям превосходят экономически развитые государства. Основными типологическими чертами данного подтипа можно назвать:

  • — ускоренные ежегодные темпы роста ВВП (до 7—10%, т.е. в два-четыре раза выше среднемировых) и экспорта, что позволило, например, Тайваню превзойти уровень ВВП середины 1950-х гг. более чем в 170 раз, а большинству — в два-четыре раза только за 1980—1990-е гг.;
  • — авангардное и доминирующее положение в развивающемся мире с тенденцией нарастания отрыва;
  • — крупные структурные сдвиги в экономике, выражающиеся в превращении в ее ведущие отрасли ориентированных на экспорт обрабатывающей промышленности, в том числе наукоемких производств, и непроизводственной сферы (туризм, трудовые услуги, связанные с экспортом рабочей силы, и др.);
  • — возрастание роли в мировом хозяйстве в качестве крупнейших в развивающемся мире торговых партнеров высокоразвитых стран и их сфер приложения капиталов;
  • — активное формирование научно-технического потенциала, переход от первоначальной стратегии заимствования достижений НТР к созданию собственных научно-производственных центров (в том числе научно-промышленных и агротехнических парков на базе университетов), специализированных на разработках в области микроэлектроники, информатики, атомной, ракетной и биотехнологии (особенно в НИС первой волны, Малайзии и в «ключевых» странах — Китае, Индии, Бразилии).

Специфическими факторами, обеспечившими успех «новоиндустриальной» модели и ее дальнейшее распространение в развивающемся мире, следует назвать следующие:

— преимущества экономико-географического и геополитического положения НИС;

  • — стабильность политических режимов и их лояльность по отношению к интересам ведущих развитых держав (гарантировали устойчивость развития);
  • — гибкую экономическую политику при активном участии международных финансово-экономических организаций (МВФ, Всемирного банка, ОЭСР, региональных организаций — АСЕАН, МЕРКОСУР[4], НАФТА и др.);
  • — сочетание экспортоориентированной индустриализации с ее импортозамещающим (обычно на начальном этапе) вариантом, способствовавшим диверсификации экономики богатых ресурсами НИС;
  • — активное привлечение иностранного капитала, опыта и технологий, в особенности посредством создания специальных экономических зон;
  • — дешевизна рабочей силы, ее дисциплинированность, трудолюбие, бережливость (прежде всего в азиатских НИС);
  • — переход к экспорту капиталов в развивающиеся и развитые страны.

К важнейшим негативным последствиям «новоиндустриальной»

модели прогресса следует отнести формирование нового, более жесткого типа зависимого периферийного развития — финансово-индустриального, сопровождающегося резкой социальной поляризацией и ростом территориальных диспропорций в уровнях социально-экономической развитости. Различия внутренних и внешних возможностей, достижений и черт становления, в целом геопространственной «привязанности» рассмотренной модели, позволяют выделить в ней следующие специфические варианты, т.е. группы стран:

  • — «ключевые» (Китай, Индия, Бразилия — лидеры по масштабам и многоотраслевой структуре экономики, обладающие крупнейшим природно-ресурсным и демографическим потенциалом, соответственно второе, третье и восьмое места в мире по объему ВВП);
  • — азиатские;
  • — латиноамериканские;
  • — «проевропейские» (Тунис, Египет, ранее — Кипр, Турция).

Страны-нефтеэкспортеры (Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, ОАЭ,

Оман, Ирак, Ливия, Бруней и др.) как специфическая группа развивающихся государств заявили о себе в 1970-е гг., в период энергетического кризиса, обозначив еще один, наряду с НИС, полюс ускоренного социально-экономического развития на экономически слаборазвитой периферии мира. Их сравнительно высокие, но неустойчивые в 1980—2000-е гг. темпы показателей прогресса и ВВП на душу населения (более 40 тыс. долл, в Катаре, Брунее и в Кувейте) полностью зависят от притока «нефтедолларов» за экспортируемые нефть и газ и от связанных с ними политических факторов (в этом плане показателен пример Ирака, где вследствие международного эмбарго в 1990-е гг. ВВП сократился втрое, а в условиях международной военной оккупации его рост неустойчив).

Главная типологическая черта рассматриваемых стран — крайне узкая структура ВВП и экспорта, в которых доминируют топливно-сырьевые отрасли. Этим обусловлена определяющая для их развития и места в мире роль внешних факторов и источников прогресса, связанных с интересами и возможностями экономически развитых стран и НИС (спрос на энергоносители и сырье, импорт большинства видов промышленной продукции, в том числе оборудования, продовольствия, капиталов и др.). В сочетании с контролем более половины нефтяных ресурсов мира, одной трети их добычи и ключевой ролью в ОПЕК, это обеспечивает странам-нефтеэк- спортерам общность интересов и экономической политики (не исключающей при этом и противоречий), обусловливает устойчивую зависимость от них (всего при 2,3% доли в валовом продукте мира) стран-партнеров (не только топливно-сырьевую, но и финансовую, за счет поступления «нефтедолларов» в западные банки, инфраструктуру, промышленность, помощи слаборазвитым государствам и превращения бассейна Персидского залива в новый международный финансовый центр). Активное расширение отраслевой структуры экономики путем создания капиталоемких производств на базе дешевого сырья и энергии (нефтепереработки, нефтехимии, металлургии и т.д.) сопровождается возрастанием роли непроизводственной сферы (не только финансовой, но и торговли, международного туризма и других услуг, расцветом социальной инфраструктуры), а также прогрессом сельского хозяйства (в особенности орошаемого земледелия, ориентированного в том числе на экспорт). Дефицит собственных трудовых ресурсов компенсируется широким привлечением иностранной рабочей силы.

С некоторыми оговорками к странам-нефтеэкспортерам могут быть также отнесены члены ОПЕК Иран и Алжир. Имея, в отличие от других стран, крупный демографический и не столь узкий природно-ресурсный потенциалы, они, опираясь на «нефтедоллары» и выгоды экономико-географического положения, смогли создать более масштабную и диверсифицированную экономику.

Важным общим историко-культурным фактором, определяющим (помимо «нефтедолларов») специфику социально-экономической организации и развития государств выделенной группы, их место в мире, является господствующая религия — ислам.

Наряду с двумя рассмотренными «полюсами роста» развивающегося мира в его различных регионах есть также своеобразные «точки роста» и сравнительного благополучия, имеющие определенную общность в социально-экономическом развитии, его предпосылках и результатах. Совокупно они могут быть обозначены как малые (в том числе «микро») страны обслуживающей периферии, или «квартиросдатчики», обладающие преимуществами экономико-географического положения (обычно островного) по отношению к экономически развитым странам, НИС и нефтеэкспортерам. Эти суверенные государства и несамоуправляющиеся территории особенно широко представлены в Латино-Карибской Америке и у побережья США (более 10, в том числе Багамы, Барбадос, Гваделупа, Мартиника, Виргинские острова, Тринидад и Тобаго, Нидерландские Антильские острова, Антигуа и Барбуда, Бермудские острова, Панама и др.), в Африке (Сейшельские острова, Реюньон), в Океании (Фиджи, Науру и др.), в Азии (Бахрейн, Макао).

Для этих стран, обладающих крайне ограниченными природно-ресурсными, демографическими и внутренними экономическими возможного стями, тем не менее, в 1980—2000-е гг. были характерны устойчивые темпы развития, позволившие достичь сравнительно высоких душевых показателей ВВП (обычно от 10 до 40 тыс. долл., см. Приложение 1). Они стали результатом ускоренного роста и преобладания в структуре ВВП созданных иностранным капиталом отраслей непроизводственной сферы международного значения, прежде всего услуг — финансовых (банковских, оффшорных), туристических, торговых, транспортных («удобные флаги», обслуживание судов), обеспеченных современной инфраструктурой (морские и аэропорты, сфера гостеприимства, средства связи и др.). Льготный финансово-экономический климат, выгоды экономико-географического положения и политическая стабильность стимулировали размещение в этих странах-«квартиросдатчиках» сотен филиалов и штаб-квартир компаний и банков из развитых стран (особенно на Багамах, Барбадосе, Бермудских и Каймановых островах, в Бахрейне); появление крупных «морских держав» (Панама, Багамы и др.).

Две следующие группы стран составляют проблемный и неблагополучный нижний эшелон развивающегося мира, заметно и все более уступающий по социально-экономическим и иным показателям сравнительно благополучному рассмотренному трехъярусному верхнему эшелону.

«Классические» развивающиеся {экономически слаборазвитые) страны — наиболее представительный подтип, включающий большинство государств Океании, более трети африканских и латиноамериканских, некоторые азиатские. Им в наибольшей мере присущи выделенные ранее общие черты и особенности всего типа. В качестве особых проявлений слаборазвитое™, характерных для данной группы, отметим следующие:

  • — низкие темпы, замедленность социально-экономического прогресса по сравнению с тремя первыми группами, что особенно заметно на фоне быстрого роста населения и выражается в невысоких душевых показателях ВВП (обычно 2—10 тыс. долл.);
  • — традиционный аграрно-сырьевой тип экономики и международной специализации;
  • — системообразующую роль сельского хозяйства в экономической и социальной жизни (в создании ВВП и, особенно, в традиционной занятости населения);
  • — невысокую долю в ВВП промышленности, представленной отраслями по добыче экспортного сырья (горнодобывающая) и его переработке (текстильная, металлургическая и др.) при доминирующей роли примитивной обрабатывающей промышленности, производящей товары повседневного спроса для внутреннего рынка (ее основа — мелкие предприятия типа мастерских);
  • — жизненную важность внешней торговли (как экспорта, так и импорта промышленной продукции и продовольствия) в качестве источника развития, который испытывает на себе постоянное негативное воздействие «ножниц цен» мирового рынка;
  • — «вялый» интерес иностранного капитала, рост внешней финансовой задолженности и, как следствие, активное вмешательство в развитие стран международных финансовых организаций;

вовлеченность в рыночную экономику привилегированного меньшинства населения и отдельных «островков» территории, в то время как их подавляющая часть находится в сфере докапиталистических отношений и обречены на нищету и отсталость.

Наиболее благополучными странами группы с лучшими удельными и структурными показателями ВВП и социального развития являются латиноамериканские (Колумбия, Куба, Перу, Суринам, Эквадор) и азиатские (Пакистан, Сирия, Иордания, Шри-Ланка), а также Марокко и Ботсвана в Африке.

В крайне обостренной форме общие типологические черты развивающегося мира проявляются в подтипе наименее развитых стран (НРС), обладающих собственной спецификой. К этой группе, постоянно расширяющейся за счет предыдущей, с начала 1970-х гг. ООН относит те государства, для которых характерны минимальные душевые показатели ВВП: менее 200 долл, в 1970-е гг. (первоначально 25 стран), в настоящее время — менее 750 долл, для включения в перечень, свыше 900 долл. — для исключения из перечня (48 стран).

В соответствии с новой методикой расчета Программы международных сопоставлений ООН (с учетом паритетов покупательной способности национальных валют) показатель НРС в начале XXI в. (2013 г.) не превышал 7 тыс. долл., а в 28 странах был ниже 2 тыс. долл., в том числе в Бурунди, Сомали и Конго (Киншаса) — менее 700 долл.

Для НРС типичны также минимальные доли обрабатывающей промышленности в создании ВВП (менее 10%) и грамотного населения (менее 20%). Среди таких стран преобладают африканские (34), девять представляют Азию, пять — Океанию, одна — Латинскую Америку (табл. 5.4). На них, при 13% населения мира (около 17% развивающихся стран), приходится всего 1,8% мирового валового продукта (около 4,5% ВВП развивающихся стран).

Таблица 5.4

Наименее развитые страны мира (2014 г.)

Африка

Азия

Австралия и Океания

Латинская

Америка

Ангола; Бенин; Буркина-Фасо; Бурунди; Гамбия; Гвинея; Гвинея- Бисау; Конго; Джибути; Замбия; Коморские острова; Лесото; Либерия; Мавритания; Мадагаскар; Малави; Мали; Мозамбик; Нигер; Танзания; Руанда; Сан-Томе и Принсипи; Сенегал; Сомали; Судан; Сьерра-Леоне; Того;

У ганда; Центральноафриканская Республика; Чад; Экваториальная Гвинея; Эритрея; Эфиопия; Южный Судан

Афганистан;

Бангладеш;

Бутан;

Йемен;

Камбоджа;

Лаос;

Мьянма;

Непал;

Тимор-

Лешти

Вануату;

Кирибати;

Соломоновы

острова;

Тувалу

Гаити

НРС объединяют также застойный тип социально-экономического развития (как правило, уступающий росту населения) или деградация уровня, выразившиеся в падении в 1980—1990-е гг. в большинстве стран душевых показателей ВВП и производства продовольствия (следствие — острейшая продовольственная проблема, беженцы и т.д.); доминирование доиндуст- риальных форм хозяйственной жизни и докапиталистической социальной организации общества; максимальная зависимость развития от внешних источников и факторов; нестабильность политических режимов, межнациональные и религиозные конфликты, сепаратизм; нарастающее отставание от других подтипов развивающихся стран по уровню социально-экономического развития при максимальных темпах роста населения.

Причины крайней отсталости данной группы государств, ставшей средоточием негативных последствий и оснований для важнейших глобальных проблем, кроются не только в особенностях их исторического, демографического, в целом общественного развития, но и в «тормозящем» эффекте его географических факторов-предпосылок — ограниченности территории и (или) природно-ресурсного потенциала, неблагоприятных природных условий тропического пояса и экономико-географического положения (отсутствие выхода к морю, удаленное островное положение). Эти факторы отсталости в сочетании с острыми внутриполитическими проблемами делают НРС наименее привлекательными в мировом сообществе для иностранных инвесторов и, таким образом, ограничивают внешние источники прогресса. Но они же превращают их в объект первоочередной помощи ООН и других международных экономических и гуманитарных организаций, предоставляемой на льготных условиях.

Процесс глобализации, захвативший практически все страны мира, протекает в них по-разному, тем не менее наблюдается тенденция интеграции всего мирового пространства в единое целое, охватывая как экономическую, так и в социальную и политическую сферу жизни общества[5].

Уровень глобализированности стран мира рассчитывается с 2002 г. при Швейцарском экономическом институте (KOF, КОФ) при участии Федерального Швейцарского технологического института (с 1990 по 2007 г. также рассчитывался международной консалтинговой компанией «А. Т. Карни»). КОФ-индекс глобализации позиционируется как комбинированный показатель, который позволяет оценить масштаб интеграции той или иной страны в мировое пространство и сравнить разные страны по его компонентам.

Все страны, исследуемые в рамках КОФ-индекса, оцениваются по 23 показателям, объединенным в три основные группы глобальной интеграции:

  • — экономическая глобализация — объем международной торговли, уровень международной деловой активности, торговые потоки, международные инвестиции, тарифная политика, ограничения и налоги па международную торговлю и т.д.;
  • — социальная глобализация — уровень культурной интеграции, процент иностранного населения, международный туризм, международные личные контакты, объем телефонного трафика, почтовых отправлений, трансграничных денежных переводов, информационные потоки, развитие информационно-коммуникационной инфраструктуры и т.д.;
  • — политическая глобализация — членство государств в международных организациях, участие в международных миссиях (включая миссии ООН), ратификация международных многосторонних договоров, количество посольств и других иностранных представительств в стране и т.д.

Индекс уровня глобализации исчисляется как сумма указанных составляющих с весовыми коэффициентами 36%, 39% и 25% соответственно. Для всех стран, охваченных данным исследованием, составляется рейтинг по Индексу глобализации, который указывает их место среди других исследуемых государств.

Источниками информации при построении индекса служат специализированные базы данных Всемирного банка, МВФ, ООН, Международного телекоммуникационного союза, других международных организаций и статистических институтов.

Согласно данным КОФ-индекса глобализации 2015 г. (рассчитывался по данным 2012 г.) рост глобализации по сравнению с предыдущими годами замедлился. Страны ОЭСР даже продемонстрировали снижение степени глобализированности. Напротив, в регионах Юго-Восточной Азии и южнее Сахары глобализация выросла. Во всех остальных регионах мира уровень глобализации снизился.

В соответствии с КОФ-индексом глобализации 2015 г. самой глобализированной страной в мире является Ирландия со значением индекса 91,3 (92,59, или второе место в мире по экономической глобализации; 90,5, или пятое место в мире по социальной глобализации; 90,67, или 26 место в мире по политической глобализации). Наряду с Ирландией в первую десятку самых глобализированных стран мира входят Нидерланды, Бельгия, Австрия, Сингапур, Швеция, Дания, Португалия, Швейцария и Финляндия. Наименее глобализированными странами из 191, по которым велся расчет, являются Эритрея, Лаос, Кирибати, Сомали и Соломоновы острова.

  • [1] ОЭСР — Организация экономического сотрудничества и развития.
  • [2] Таблица составлена авторами учебника.
  • [3] МВФ — Международный валютный фонд.
  • [4] МЕРКОСУР (от исп. Mercado Сотйп delSur) — Общий рынок стран Южной Америки.
  • [5] Подробнее см. также гл. 7 настоящего тома учебника.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>