Факторы, способствующие и препятствующие превращению пассивной толпы в действующую

Важнейшей характеристикой участников толпы является их готовность к действиям. Это энергетическая характеристика толпы, ее потенциал. Поэтому управление толпой строится на обострении или снятии психической напряженности ее участников, другими словами, на нейтрализации ее потенциала и связанных с ним неудовлетворенных потребностей. Данные вопросы обсуждаются в монографии Л. А. Китасва-Смыка «Психология стресса»[1].

Можно выделить следующие факторы, которые обостряют психическую напряженность участников толпы и подталкивают их к действиям.

Фактор 1. Кризисная ситуация — это результат воздействия на психику разного рода угроз жизнедеятельности человека на биологическом, социально-биологическом и социальном уровнях. Сюда входит все: голод, холод, угрозы детям, женам, родным, близким, осквернение коллективных святынь, господство бедности и лишений у одних на фоне благоденствия других, игнорирование достоинств большинства при незаслуженном преувеличении достоинств меньшинства и т.п.

Особую важность такого рода угрозы обретают, когда они длятся долго и вызывают у людей ощущение хронической болезни государства. Тогда ответственность конкретных лиц и отдельных институтов общества и государства становится ответственностью всего государства. А неудовлетворенность индивидуальных потребностей превращается в предпосылку стихийной массовой агрессии против государства.

Одни из последствий кризисной ситуации: возникновение и укрепление у участника толпы чувства неопределенности, порождающего страх, тревогу, беспокойство, нервозность, повышенную эмоциональность и импульсивность реагирования.

Ситуация социально-экономического и политического кризиса имеет несколько измерений.

Во-первых, это кризис столкновения идеологий. Людей объединяют идеалы, и неважно, носят они религиозный или светский характер. Человеческие сообщества отличаются друг от друга верой в разные идеалы, но источником вражды эти различия становятся тогда, когда их противопоставляют друг другу. Вот почему попытка выстроить разные этнические культуры по одним лекалам вызывает протест, сталкивает идеологии и провоцирует массовую агрессию.

Во-вторых, это кризис столкновения ценностей. Как известно, ценностный конфликт самый сложный и практически неразрешимый. Дорога насилию открывается, когда одна часть общества считает добром то, в чем другая видит воплощение зла.

В-третьих, это кризис системы справедливого распределения благ в обществе. Когда разрыв между богатыми и бедными превышает некое пороговое значение, социальная стабильность сменяется актами насилия.

В-четвертых, это кризис легитимности системы государственного насилия. В тех критических случаях, когда государство отказывается от использования своего нрава на усмирение с помощью силы (а право это в кризисных условиях превращается и в обязанность но защите граждан), проявляя тем самым неспособность эффективно выполнять свои функции, тогда это право от государства забирают себе террористы.

Призывы к освобождению «от всего и вся» способствуют, как отмечал еще И. II. Павлов, разрушению того хрупкого равновесия между процессами возбуждения и торможения, которое и составляет основу человеческой культуры и цивилизации. Как следствие, возникает ослабление нормативных регуляторов поведения, сдерживающих участника толпы в обычных условиях, и происходит растормаживание его биологических инстинктов. Свобода слова и печати, свобода половых отношений, свобода совести, свобода от подчинения, от всех запретов и ограничений, свобода, не сопряженная ни с какой ответственностью, — все это является неизменным призывом и требованием бунтующих толп во времена кризисов и в эпохи революций.

«“Долой!” — вот монотонное резюме этих бесчисленных призывов, — писал П. Сорокин, — Призывы к “умеренности”, “самоограничению” здесь не имеют успеха. Идеологии, тормозящие эту “неограниченную свободу” ущемленных аппетитов, не находят отзвука. Идеологии же такого рода свободы и призывы к ней, в наивном или рафинированном виде “благословляющие” низвержение всех тормозов (власти, церкви, религии, собственности, семьи, брака и т.д.), “пудрящие и облагораживающие” (“во имя равенства», “Бога», “Интернационала”) захват, грабеж, насилие, убийство, месть и другие безусловные стимулы — прививаются с быстротой эпидемий и обретают тысячи адептов»[2].

Фактор 2. Вера в перемены и надежда на успех. Как ничто другое, толпу подогревает вера в возможность немедленного насильственного изменения кризисной ситуации, которое избавит от нетерпимого настоящего состояния, позволит удовлетворить актуальные потребности и окупит усилия по достижению данной цели. А вот вера в невозможность естественного изменения кризисной ситуации, перспектива ее ухудшения порождает у участников толпы чувство безнадежности. И тем, кто хочет поднять толпу на бунт, необходимы ораторы, готовые по-своему воспользоваться кризисной ситуацией: подогревать одну веру и охлаждать другую.

По словам Э. Хоффера, «люди, желающие преобразовать страну или весь мир, не могут рассчитывать на успех, если они будут только разжигать недовольство и управлять им, или будут доказывать, что запланированные перемены разумны и желанны, или станут насильно навязывать народу новый образ жизни»[3].

Итак, во-первых, «необходимо разжечь и раздуть страстную надежду». Чем выше была планка относительно конкретных ожиданий и чем выше была уверенность в их реализации, тем большей будет фрустрация, недовольство и гнев участников толпы при столкновении с обманом этих ожиданий, тем легче спровоцировать их на бунт.

Во-вторых, необходим конкретный виновник кризиса (представитель власти, партии, движения, этнической группы, религиозный лидера и др.), который является доступной мишенью для участников толпы. В случае со смещенной агрессией достаточно указания на любой объект (памятник, здание, строение и т.н.), ассоциирующийся у участников толпы с виновником кризиса.

В-третьих, необходима субъективная убежденность участника толпы в том, что остальные участники этой же толпы готовы и будут действовать в том же направлении, что и он.

В-четвертых, необходима вера в неизбежность успеха и в то, что враг, противник, оппонент обречен на поражение. Значит, нужен объявленный во всеуслышание символ веры. Например, заблаговременный заказ праздничного салюта в честь победы на выборах, или парада, или банкета. Все это, пусть примитивно, но утверждает в общественном сознании веру в неизбежность политической или даже военной агрессии, воодушевляет тех, кто еще не присоединился, не воодушевился, не уверен, и одновременно предупреждение, вызов тем, кто встал по другую сторону баррикад.

В-пятых, необходима вера в достижимость успеха именно совместными действиями участников толпы, во всеобщий бунт, в осознание своего могущества, своего преимущества, обусловленного большей численностью и/ или большей вооруженностью, что, безусловно, помогает преодолеть неуверенность в успехе и боязнь последствий в случае неудачи. Всеобщий бунт снимает психологические преграды. Если уже один вооруженный человек может осознавать свое физическое превосходство над невооруженным, то перед вооруженной командой в 10-15 человек почувствует страх сразу сотня людей.

В-шестых, необходимо уверовать, что время и место действия толпы тоже работают на победу (сегодня или никогда; здесь или нигде в другом месте; здесь и сейчас).

В-седьмых, надо убедить, что в пользу успеха говорит опыт предыдущих совместных действий толпы и наличие в толпе участников с таким опытом.

Фактор 3. Моральная сила толпы, вера в правоту своего дела. На эту мишень направлены приемы возбуждения у участников толпы чувства стыда или гордости, честолюбия, обращение к поощрению или порицанию и т.п.

Ресурсом моральной силы, убеждения участников толпы в своей правоте является базовое число людей, позволяющих участникам говорить от их имени как от имени всего народа, противопоставляющего себя власти: «Нас сотни, тысячи, десятки тысяч! Мы народ!» Отсюда выбор соответствующих названий для митингов, например «Марш миллионов».

Чем больше людей собирает толпа, тем быстрее ее участники поверят в свою силу. В таких условиях любой представитель власти и правопорядка, общающийся с бунтующей толпой, оказывается заведомо в проигрышной ролевой позиции. Толпе народа может противостоять только толпа народа или неодолимая сила. Не случайно в пику митингам оппозиции создаются митинги поддержки власти. Наличие оппозиции не только сплачивает толпу, но оно же лишает ее морального права вещать от имени народа.

Моральная сила толпы связана с законностью ее действий. Закон, социальные нормы, традиции, историческая преемственность, религия, поддержка авторитетов, кумиров, международная поддержка, поддержка простых людей — все это инструменты узаконивания действий толпы не только в глазах самой толпы, но и в глазах всего общества.

Моральная сила толпы неразрывно связана с ее образом в общественном сознании. Борьба за образ толпы идет непрерывно: террористы, революционеры, экстремисты, народные мстители, патриоты, партизаны, фашисты, футбольные ультрас, преступники, хулиганы, повстанцы. Вариантов и оттенков множество. Борьба идет за образ своего героя, своего подвижника, за свою сакральную жертву и за свою правду. Отсюда выбор транспаранта, баннера, речевки и фоторакурса или видеокадра: то крупный план вдохновленной молодежи, с одной стороны, и немощного старика, с другой; то радующиеся своему поступку здоровые лица, то ущербные, искаженные ненавистью и гримасами. Ведь в толпе, причем в любой толпе, все это можно найти, даже если не очень стараться (красивые — некрасивые, трезвые — пьяные и т.п.). Можно из небольшой группы сотворить динамичный фрагмент огромной толпы, подсветить нужной краской, добавить нужного звука — все это политическая кинематография, эффективно помогающая нарисовать и разукрасить заказной портрет (комикс, шарж, карикатуру) толпы в массовом сознании. Это оружие для любых противоборствующих сторон, и побеждает та сторона, которая виртуознее им владеет.

Отметим, что не для всех толи данный фактор является определяющим. Импульсивная реакция участников толпы на ситуацию может произойти и без всякой мотивировки.

Фактор 4. Осознание реальной возможности первого шага и представление о реальности и действенности последующих шагов. Внутренним или внешним импульсом к первому шагу, сигналом к началу погрома или бунта может стать все что угодно, начиная от истошного «Наших бьют!». Для создания такого импульса в толпу зазываются, приглашаются и нанимаются люди особого психического склада или после основательной подготовки. Импульс может создаваться слухами, угрозами, шантажом, объявленной голодовкой, попыткой самоубийства, блокированием движения общественного транспорта и т.п.

Призыв лидера, вожака толпы к началу действий должен обязательно попасть на подготовленную почву. Толпа должна быть эмоционально разогрета, заражена и готова к действиям. Для этого привозят ораторов, бьют в барабаны, придумывают соответствующий музыкальный винегрет, шумы, «кричалки», совместные простые движения, ритуалы, обряды, униформу, огонь, дым, запах. Для эмоционального заражения толпы сойдет все: истерики любого эмоционально неуравновешенного индивидуума, женские и детские крики, звукозаписи панических криков из фильмов ужасов... Главное — заразить, сдвинуть с места, дать понять, что все можно: ничего за это не будет, и никто не узнает, все анонимно. А любое противодействие надо сразу обратить в свою пользу: так из искры возрождается пламя, а из царапины — глубокая рана. Возбужденная, натыкающаяся на препятствия толпа, приумножает свои гнев и ярость.

Следствием всех этих действий и этих факторов становится переход толпы из пассивного состояния в активное, действующее, разрушающее все на своем пути.

Факторы, препятствующие превращению пассивной толпы в действующую или, другими словами, понижающие психическую напряженность участников толпы.

  • • убежденность участника толпы в том, что сложившуюся кризисную ситуацию насильственно и немедленно (революционно) изменить нельзя, потому что это много чем грозит людям;
  • • представление участника толпы, что нормализация социальной обстановки должна происходить по плану и естественным образом (эво- люционно), тем более что обстановка, похоже, улучшается;
  • • осознание участником толпы, что для кризисной ситуации больше объективных причин, чем субъективных, и виновник неизвестен или недоступен;
  • • убежденность участника толпы в том, что действия толпы обречены на провал и участвовать в массовых беспорядках небезопасно;
  • • уверенность участника толпы в том, что никакие совместные действия не приведут ни к какому результату, а большая часть толпы наверняка разбежится в трудной ситуации; что на толпу рассчитывать как на себя нельзя;
  • • убежденность участника толпы в том, что сложившуюся кризисную ситуацию мог бы разрешить только он сам, а остальные будут лишь мешать этому;
  • • вера участника толпы в то, что страдания при достижении некой конкретной или идеальной цели неизбежны;
  • • уверенность участника толпы в том, что действенные варианты преодоления кризисной ситуации отсутствуют;
  • • представление участника толпы, что его страдания уникальны, нетипичны и что он сам виноват в этом;
  • • осознание участником толпы своей персональной ответственности за действия, совершаемые им в толпе, и даже за действия самой толпы;
  • • поддержание, сохранение «потенциала терпения» участников толпы какими-либо послаблениями кризисного воздействия (реальными или мнимыми);
  • • предотвращение появления или изъятие потенциальных побудителей толпы к первому шагу (лидеров, вождей, харизматических провокаторов, активных истериков, паникеров и т.п.);
  • • отсутствие явного внешнего противодействия толпе, приглашение к переговорам.

Результатом возникновения, создания, воздействия и усиления этих факторов становится сохранение толпы в пассивном состоянии.

В отношении выбранных исходя из специфики ситуации факторов, способствующих или препятствующих переходу толпы к активным действиям, создается программа информационно-психологического воздействия.

  • [1] Китаев-Смык Л. А. Психология стресса. Психологическая антропология стресса.
  • [2] Сорокин П. А. Социология революции. С. 62.
  • [3] Хоффер Э. Истинноверующий. Мысли о природе массовых движений. С. 25.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >