Полная версия

Главная arrow Философия arrow АНТРОПОЛОГИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Что же такое Человек разумный? Если взглянуть с позиции эволюции (развертывания живых систем), э го новый уровень интеграции информационных единиц. Если двигаться по гипотетическим ступеням эволюции, мы наблюдаем все более высокий уровень объединения и усложнения элементов живых систем от молекулярного до многоорганизменного и даже надорганизменного. Человеческая культура - это уровень интеграции, сопоставимый с биосферой нашей планеты.

Информационные макромолекулярпые системы - нуклеопро- теиды (хромосомы, информосомы, рибосомы и даже вирусы) сорганизуют пространство микросферы первого и второго порядка, то есть прокариотических и эукариотических клеток, в которых только и могут воспроизводиться как элементарные живые системы.

Клетки, в свою очередь, организуются в сообщества простейших, колонии или в многоклеточные системы (ткани, органы, организмы) - полисферы разной степени сложности, в которых живым (стабильным, контролируемым, управляемым) является уже не только внутриклеточное, но и межклеточное пространство. Способность полисферы к витализации пространства гораздо выше, чем у мик- росфсры.

Многоклеточные организмы для самовоспроизведения образуют популяции, колонии и даже высокоинтегрированные социумы, напоминающие по степени внутренней дифференциации целостный организм, состоящий из множества особей. Пространство, условия и жизненные процессы в социальных системах существенно отличаются от окружающей среды и контролируются взаимодействием особей.

Пространственно-временная стабильность живых систем поддерживается межвидовым взаимодействием популяций, колоний, социумов, а также их взаимодействием с ресурсами и условиями абиотической среды, образуя биогеоценозы (естественные экосистемы). Пространство экосистем обладает способностью к саморегуляции, самовоспроизведению и саморазвитию.

Взаимодействие всех биогеоценозов образует единую биогеооболочку Земли - биосферу, эволюционирующую (развертывающуюся в пространстве и во времени) планетарную живую систему - микрокосм жизни во Вселенной.

Социальность Человека разумного порождает особый уровень надоргаменной интеграции - культуру, когорая, «возделывая» самого человека, осваивает как биотическое окружение, гак и абиотические условия, используя как генетический, так и негенетический поток информации, и порождает искусственные экосистемы (агроценозы, урбоценозы и т. п.). Культура является реальным механизмом витализации еще не освоенного жизнью пространства - глубин литосферы и космоса. Новый тип интеграции конкурирует с природными сообществами за пространство и ресурсы, порождая экологический кризис, разрешение которого можсг состоять либо в глобальной интеграции биосферы и культуры в ноосферу, либо в гибели культуры человеческого типа.

Таким образом, Человек разумный как биологический вид является представителем совершенно нового таксона (ранг его определять не мне) - культурообразующих, или ноосферид.

Отличие Homo sapiens от ближайших животных родственников - человекообразных обезьян заключается не столько в морфологических особенностях тела (они вторичны), сколько в степени надорганизменной интеграции. Человекообразные обезьяны - социальные животные, но степень их социальности не более, чем интеграция клеток в колониальном организме (в вольвоксе, например), информационный негенетический поток между особями и их поколениями очень ограничен.

Человеческая же культура перешла на уровень многоиндивиду- умного организма с единой системой саморегуляции, управления и коммуникации, что по аналогии с организмом можно рассматривать как возникновение нейрогуморальной регуляции.

Направление развития человека, т. е. его культурная специализация, как и дифференциация клетки в многоклеточной системе, не столько определяется генотипом (лишь бы не было грубых повреждений), сколько индуцируется средой, внутренним пространством культуры.

Эндофилыюсть человека, т. е. приверженность его этому внутреннему пространству, и порождает все те морфологические черты от голой кожи до редуцированных челюстей, атрофированных мышц и гипертрофированного головного мозга, которые явно нарастают в процессе антропогенеза, порождая жаркие споры биологов, антропологов и философов об эволюции или деградации человека.

Случайно или закономерно такое развитие нашего вида? Сам процесс нарастания надорганизменной интеграции и тенденция к возникновению ноосферы, безусловно, закономерны в рамках общей эволюционной тенденции, что отмечали и В. И. Вернадский, и П. Т. де Шарден, и Ф. Капри, да и многие другие. При этом человеческая культура - явление специфическое. Возникни аналогичный сверхорганизм на базе другого вида (тем более отряда), характер интеграции мог бы существенно отличаться - у дельфинов нет рук, зато есть система далыюдействующей коммуникации. Но, вероятно, система информационных тел, подобных ментальному, культурному и духовному, возникла, ибо это, как мне представляется, неотъемлемое условие интеграции с использованием потока негенетической информации и формированием нового уровня со-знания.

Однако все это допуски и предположения. А человек разумный как совершенно особая многоуровневая надорганизменная структура есть. И сводить его существование либо к физиологии и набору морфологических особенностей, либо к набору вещей и идей некорректно.

Отрыв живого тела от «структуры личности», так же как и отрыв индивидуума от культуры, абсолютно непродуктивен и разрушает живой феномен человека.

Медицина, психология, педагогика да и многие другие области знания должны увидеть, наконец, человека как единую живую систему на всех уровнях его организации.

Каковы дальнейшие пути эволюции человечества? Если культура не погубит себя в бесперспективной битве с природой, эндофилия и дифференциация особей будут нарастать.

Прогресс технологий средств хранения и обработки информации освобождает от этой необходимости наш головной мозг, поэтому часть особей (и изрядная) не будет особенно утруждаться его развитием, «питаясь» суммарными адаптированными достижениями науки, пережеванными массовой культурой.

У современного человека не всегда умелые руки, прямая походка и разумное поведение, но потенциал для этого сохраняется, и необходимое количество умелых, выпрямленных и разумных будет развиваться для эффекггивной манипуляции публикой.

Главной проблемой останется внутренняя эффекггивноегь взаимодействий. В огромных сообществах непроизвольная чувственная эндофилия, практически родственная взаимоприверженноегь, родовой и семейный дух ослабевают и уходят в прошлое.

Что же будет удерживать людей вместе? Нарастающая дифференциация, слабость и зависимость от комфорта внутреннего пространства, страх одиночества и самостоятельности? Люди все больше становятся потребителями и все меньше хотят быть производителями идей и вещей, надеясь на всемогущую культуру и рекламу.

Если раньше жизнь каждого человека непосредственно зависела от его ближайшего окружения, то теперь - от «тенденций мировой политики и экономики» и благ коммунального хозяйства. Устойчивые связи между людьми сменяются временными и функциональными. Человек устает от обилия каждодневных проблем выбора и просто прекращает его делать, становясь пассивным и отчужденным от собственно прошлого и будущего. Да и настоящее становится все больше иллюзорным и виртуальным, отчужденным от практической реальности и деятельности.

Нарастает ретардация и неотения, совмещая оттягивание личностного созревания с акселерацией личиночной сексуальности и репродуктивное™. Молодые родители все меньше отвечают за последствия своей сексуальной расторможенное™, а зрелые личности все меньше хотят размножаться. Культура интегрирует и эти ситуации, создавая суррогатное родительство.

Лабильность сенсорных и моторных матриц делает человека не только гениальным учеником, но и великим конформистом, пламенным революционером, неутомимым интегратором и созидателем.

Мы когда-то начали свой беспрецедентный путь за произвольностью, свободой выбора и смыслом жизни, так что будущее человечества зависит не от мальтузианских схваток за ресурсы с природой и инопланетянами, а от нашей личной индивидуальной осознанности и ответственности в отношениях друг с другом.

У представителей вида Человек разумный нет альтернативы - быть существами общественными или автономными и независимыми, а есть лишь альтернатива - как ощущать и переживать свою «общественность», как счастье или как неизбежное страдание, стремиться к своему окружению в состоянии любви к нему или болезненной навязчивой привязанности. Мы «скованы одной цепью» общей культуры, но что это - родство душ или кандалы эволюции - выбирать нам самим. И я надеюсь, что наш выбор не сделает нас грандиозной фабрикой бездумных рабов массовой культуры или породит грандиозные разборки всех со всеми за право быть собой. Главный кризис нарастающей глобализации человечества не финансовый, не политический, не военный и даже не экологический, а меж- и внутриличностный - духовный. Цель и смысл человеческого существования и взаимодействия, а вернее, их девальвация и потеря доверия друг к другу и порождают кризис.

Биологические механизмы любви (межиндивидуальной интеграции) уже явно недостаточны, чтобы удержать нарастающую массу человечества, принудительные тоталитарные механизмы культуры разделения и удерживания типа «свои-чужие» дают явные сбои, порождая стихийные массовые волнения, но не приводя к эффективным и устойчивым результатам, экономическая и политическая интеграция слишком зависит от капризов рынка и не вызывает доверия. Как в коммунальной кухне - все терпеть не могут друг друга, но деться некуда, и даже наоборот, постоянно приходится обращаться с просьбами - одолжить денег, вызвать скорую помощь и т. д. С какими страданиями люди переживают свою беспомощность и зависимость друг от друга! На Земле проживает 7 млрд людей, и при этом большинство из нас нередко переживает острое чувство одиночества и взаимного отчуждения! Возникнув и эволюционируя как единая информационная система, мы часто совсем не понимаем друг друга и не внимаем друг другу. А выход в этой ситуации только один - научиться жить сообща, принимать и любить друг друга во всем разнообразии и непохожести.

Как мне кажется, среди представителей нашего вида давно присутствуют прототипы будущего вида. Так же, как и прототипы Homo sapiens проявлялись спорадически среди палеоантропов и даже среди архантропов задолго до выхода на историческую арену человека разумного. И думается мне, главное отличие людей будущего не в физическом и даже не в ментальном теле, а в теле культуры и духа. Одни из них вышли из состояния «принудительной» любви и научились любить друг друга добровольно, открыто и свободно. Так любили Будда, Христос, оптинские старцы, Мать Тереза и многие другие известные и неизвестные нам представители вида Homo agapes (Человеклюбящий).

Если кто-то полагает, что такой взгляд на будущее человечества слишком идеалистичен, я не буду спорить, а просто сошлюсь опять-таки на принципы работы организма. Чем выше сложность организма, тем более выражена его внутренняя интеграция, согласованность и взаимозависимость его частей. Примитивные организмы могут регенерировать практически что угодно из того, что осталось, а у достигших высоких эволюционных ступеней органы и даже клетки (особенно накапливающие и создающие информацию) незаменимы. Аутоиммунные нарушения, токсикозы, некрозы, рак и самоуничтожение - удел высших организмов, не достигших внутренней согласованности.

Законы эволюции человечества не являются альтернативой общим законам развития живых систем, а представляют собой лишь новую, очередную ступень развертывания этих систем. Как известно, законы природы действуют вне зависимости от того, открыты они или нет. Сетовать на них глупо, а вот изучать, экстраполировать и быть готовыми к возможным последствиям их воздействия обычно весьма полезно. Нет смысла ограничивать свои представления о механизмах эволюции лишь идеей естественного отбора, тем более в его наиболее примитивной и вульгарной форме - сведению всего многообразия возможных путей к «выживанию наиболее приспособленных»! Наиболее выдающиеся эволюционные достижения достигнуты не «отбрасыванием ненужного», а интеграцией достигнутого многообразия в новую целостность. Взгляд на культуру как на живую систему нового уровня интеграции - многоиндивидуумный организм - может открыть новые пути к пониманию нашего прошлого и перспективам нашего будущего.

И последнее замечание. Наука утверждает, что птицы происходят от особой группы рептилий и что и звери произошли от зверо- зубых ящеров, но ни те, ни другие рептилиями в данный момент не являются, а относятся уже к другим систематическим таксонам. Я никогда не слышала, чтобы кто-нибудь из биологов утверждал, например, что голуби происходят от животных, от птиц, от голубеобразных или что кошки происходят от зверей (млекопитающих), от хищников или от кошачьих. Почему? Потому, что голуби относятся к царству животных, классу птиц, отряду голубеобразных, а кошки относятся к классу млекопитающих (зверей), отряду хищных, семейству кошачьих - это их систематическое положение. А раз относятся, стало быть, таковыми и являются, и никуда пока оттуда не произошли. И только в отношении человека мы без устали твердим, что он произошел от животных, зверей, приматов, обезьян (антропоидов), но при этом систематизируем (относим) Человека разумного как вид в этих же систематических таксонах. Разве это логично? И все-таки мы уже произошли от обезьян или все еще являемся обезьянами? Нужно уже определиться, честно взглянув на себя, с животными нас связывает общее происхождение или мы были и есть не более, чем социальные животные?

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>