Роберт Бернс: честная бедность

Настанет день и час пробьет, Когда уму и чести На всей земле придет черед Стоять на первом месте.

Р. Бернс

Роберт Бернс принадлежит своему веку. И одновременно он поэт на все времена, будучи по-своему уникален на богатейшем литературном фоне Просвещения. Именно глубинные народность и демократизм Бернса, певца своей родной Шотландии, наполнили его творчество общечеловеческим содержанием, сделавшим его любимым и близким в разных уголках земного шара.

Вехи биографии: поэт-пахарь. Роберт Бернс (1759—1796) был живыми нитями связан с Шотландией, ее историей и культурой.

Долгое время эта небольшая горная страна была независимым королевством, которое вело изнурительные войны с могущественным южным соседом, Англией, пока в ХШ в., обескровленная, не стала ее вассалом и не утратила собственные законы. Однако шотландцы продолжали сражаться за свободу и выдвинули ряд прославленных героев, таких как Уоллес, Брюс, Макферсон, позднее воспетых Бернсом. Наконец, в 1707 г. Шотландия окончательно теряет независимость, вступив в навязанную ей унию с Британией. В течение всего XVIII в. ее старинный клановый уклад неумолимо разрушался. Поддерживали шотландцы и попытки свергнутой династии Стюартов вернуться на престол. В Шотландии сложился написанный на местном диалекте богатейший пласт народных баллад и несен. Из этого бесценного источника черпал сюжеты, образы, интонации Роберт Бернс.

Поэт родился в семье крестьянина-арепдатора; его отец некоторое время жил в столице Шотландии Эдинбурге. Он озаботился, чтобы сыновья, Роберт и Гилберт, получили хорошее домашнее образование. С детства Роберт с жадностью поглощал английскую классическую поэзию. Кроме того, благодаря матери он впитывал в себя поэтику шотландского устного народного творчества. Эти две языковые стихии, английская стихотворная речь и шотландский диалект, животворили его поэзию, определили ее самобытность.

После нескольких лет пребывания в Эдинбурге семья вернулась к деревенской жизни. На ферме Олифант, на земле, взятой у помещика в аренду, кипели полевые работы, в которых, наряду со взрослыми, был задействован подросток Бернс: он пахал, сеял, собирал урожай. Затем на пару лет отец послал сына в школу землемеров, где тот в свободное время сочинял стихи; он пережил первые увлечения, получившие поэтический отзвук. Затем снова вернулся па иоле, семья узнала нужду, связанную с болезнью отца. Тот посылает Бернса в приморский городок Эрвин для работы на прядильной фабрике. К этому времени поэзия властно им овладевает, особенно после знакомства с творчеством сломленного нуждой, рано умершего шотландского народного поэта Фергюсона. Он открыл Бернсу благородство и трогательную нежность старинных баллад. С этого времени Бернс становится их ревностным собирателем и одним из участников начавшегося процесса возрождения шотландского фольклора. Позднее в этом процессе примет участие другой великий шотландец Вальтер Скотт.

В 1784 г. умирает отец Бернса. Двадцатипятилетний поэт становится главой семьи и хозяином фермы Моссгил. Посреди многих увлечений Бернса было главное. Он встретил и полюбил 17-летнюю Джин Лрмор, дочь богатого подрядчика, весьма презрительно относившегося к «нищему рифмоплету», «смутьяну», и автору «богохульных виршей», весьма ироничных но отношению к местному духовенству. Роберт и Джин, полюбившие друг друга, заключили тайный брак в надежде, что им доведется когда-нибудь соединиться законным образом.

Бернс даже собирался уехать в Вест-Индию, чтобы накопить денег и вернуться на родину состоятельным человеком. Их любовь, отнюдь не безоблачная, но страстная и глубокая, вызывает к жизни лучшие лирические шедевры Бернса. Между тем его мастерство крепло, а в стихах ярко проявлялись стихотворные взлеты, самобытность этого «поэта-пахаря» и «самородка». Когда он в 1786 г. приезжает в Эдинбург, культурную столицу края, «шотландские Афины», то сразу же обращает на себя внимание местных литературных кругов. Там выходит его сборник «Стихотворения, написанные главным образом на шотландском диалекте» (1786). Он сразу же сделал поэта знаменитым, местная аристократия выказывала ему знаки внимания, видя в нем выразителя национально-патриотических настроений. Но все это не избавило Бернса от нужды и материальных забот. Теперь, когда он стал знаменитым, мать Джип разрешила ей соединиться с Бернсом, а церковь официально признала их брак. Еще до брака у них родилось двое детей.

Бернс еще пять лет оставался на ферме. Здесь его застало известие о Французской революции. Бернс приветствовал ее в знаменитом стихотворении «Дерево свободы», хотя официальная Англия встретила ее враждебно и приняла участие в контрреволюционной коалиции. Он даже собирался послать французам в дар несколько пушек, взятых на захваченном пиратами бриге. Но груз был конфискован, а Бернс, служивший в это время акцизным чиновником, имел серьезные неприятности на службе.

В 1791 г. он распродает свой сельхозинвентарь и, оставив ферму, перебирается в небольшой городок Дамфриз, где получает, наконец, возможность полностью посвятить себя поэзии и фольклорным изысканиям. Он становится одним из составителей «Музыкального музея», антологии народных мелодий, собранных им во время путешествия по самым глухим уголкам Шотландии. И хотя в это время о нем уже писали как о выдающемся поэте и считали чуть ли ни национальным достоянием, популярность нс испортила его, не притупила его острого критического зрения, нс приглушила его глубинного демократизма, непокорного бунтарства. Тем временем перенесенные в юности лишения, переживания и тяжелая болезнь подорвали его здоровье, и он ушел из жизни в июле 1796 г. Ему было 37 лет: возраст роковой для многих великих поэтов (вспомним Байрона, Пушкина, Рембо, Маяковского).

Лирика Бернса: социальные мотивы. Наверное, главная особенность поэзии Бернса в том, что он писал о реальной жизни, обо всех ее сторонах, светлых и мрачных, не как наблюдатель, пусть внимательный и остро чувствующий, но как тот, кто находился в ее гуще и видел все им описанное и воспетое «изнутри». Он был среди немногих, кому реальный труд крестьянина был знаком не понаслышке, а на личном опыте. Он сочинял многие свои стихи не в кабинете, а на «рабочем месте», в поле, занятый своими крестьянскими заботами. Их заголовки достаточно красноречивы: «Горной маргаритке, которую я примял своим плугом», «Полевой мыши, гнездо которой разорено моим плугом» и др.

Демократизм Бернса определялся обстоятельствами его биографии. Он сказывался едва ли не во всем написанном, и в частности, в таком его «хрестоматийном» стихотворении как «Честная бедность». В нем высказана его жизненная философия:

Кто честной бедности своей Стыдится и все прочее,

Тот самый жалкий из людей,

Трусливый раб и прочее.

В этом стихотворении, обычно открывающем сборники Бернса, поэтически выражена сущность Просветительства: подлинная значимость человека не в знатности, а в его заслугах, и в его свершениях. И Бернс добавляет к этому — не в деньгах! «Богатство — штамп на золотом, а золотой — мы сами». Никакие ордена, ленты, наряды не замаскируют глупость и ничтожество («Бревно бревном останется»), В конце концов, настанет время, когда главенствовать будут «ум и честь», а «все люди станут братья». Неслучайно это стихотворение, одно из отчетливых проявление общественной позиции Бернса, стало народной песней. Его вольнолюбие имело своим результатом то, что стихотворение «Дерево свободы», воспевающее революцию во Франции, по цензурным соображениям не было издано при жизни поэта.

Бернс прославляет тех, кто превыше всего ставит волю («Брюс — шотландцам», «Макферсон перед казнью»). Его острословие, наблюдательность и презрение к чванству и ханжеству, равно как и лицемерию церковников проявились в его хлестких эпиграммах («К портрету духовному лицу», «Поклоннику знати», «Книжный червь», «Красавице, проповедующей свободу и равенство» и др.), которые составляют неотъемлемую часть его наследия.

Его вера в неодолимость животворного народного начала выражена не декларативно, а в образной наглядности как в популярнейшем стихотворении «Джон Ячменное зерно», в основу которого положена старинная народная песня. Этот герой не тонет, не горит в огне, его не могут сломить даже три короля, а все кончается жизнеутверждающим финалом:

Так пусть же до конца времен Нс высыхает дно В бочонке, где клокочет Джон Ячменное зерно!

Любовь, дружба, природа. Как и у всех больших поэтов, любовь животворит творчество Бернса. Она обычно связана с его личными переживаниями, увлечениями. Обычно они обращены не к светским красавицам, а к простым крестьянским девушкам, добросердечным и непосредственным. Светлое чувство поэта сливается с природой, как в стихотворении «Любовь»:

Любовь, как роза красная,

Цветет в моем саду.

Любовь моя — как песенка,

С которой в путь иду.

Сильнее красоты твоей Моя любовь одна.

Она с тобой, пока моря Не высохнут до дна.

Любовь у Бернса обычно лишена трагических нот; она дает поэту радость, незабываемые впечатления. Он воспевает трогательные подробности, рождение взаимных чувств («Давно ли цвел зеленый дол», «Пробираясь до калитки», «Поцелуй» и др.). Бернс — мастер малой поэтической формы, стихотворной миниатюры, в которой уловлена ситуация, настроения, образ. Сквозной герой многих его стихотворений — простой деревенский парень, весельчак, гуляка, неверный возлюбленный, что однако не лишает его обаяния и привлекательности («Наш Вилли пива наварил»,

«Финдлей», «Мой парень», «Беспутный, буйный Вилли» и др.). Единственное крупное поэтическое произведение Бернса — повесть в стихах «Тэм О’Шентер». Это комический рассказ о приключениях, когда явь смешана с галлюцинацией и появлением бесовских сил, главного героя, фермера, покинувшего трактир в состоянии сильного подпития.

Поэтика Бернса. Народность и демократизм не декларированы Бернсом, а составляют органическую реальную сущность его поэзии. Его герои, крестьяне, выходцы из «низов» — не условные литературные персонажи, но подлинны в своем мироощущении, образе жизни. Они не выдуманы, в часы отдохновения от «трудов праведных» — раскованы, веселы, возбуждены за кружкой доброго эля. Бернс славит «наслаждение для всех», как это запечатлено в кантате «Веселые нищие».

В ней действуют колоритные персонажи: солдат с деревянной шпагой, бродяга-музыка! it, вдова-старуха, мужа которой повесили: каждый из них ведет свою партию. Дух народности проявляется в коллективизме, в характере лирического героя, который может быть беспутен, но непосредственен в своих чувствах, причастен к настроениям других. Он сострадает чужому горю («Песня раба-негра»); ему присущ подлинный гуманизм. В этом он созвучен жизненной философии Бернса. «Если бы я мог... я осушил бы все слезы на всех глазах», — пишет он другу. Для него подлинные чувства бесценны, и их не купишь ни за какие деньги. Возлюбленная угольщика отвергает любовь богача, ибо она «обменивает любовь только на любовь».

Поэтика и стилистика фольклора получает у Бернса творческую переработку. Его стихи — музыкальны, а жанровая палитра — широка. Это песни, любовные, застольные, заздравные, гимны, баллады, послания. В песнях нередки припевы и рефрены. Для них важны ритмика, интонация. Таков плясовой ритм в стихотворении «Макферсон перед казнью»:

Так весело,

Отчаянно

Шел к виселице он.

В последний час В последний пляс Пустился Макферсон.

В стихах Бернса не только местный колорит, приметы столь дорогой ему шотландской природы («В горах мое сердце», «Скалистые горы, где спят облака», «Цветок Девона», «На берегу реки Эйр» и др.). Для него характерен отличающий фольклор параллелизм чувств лирического героя и окружающего пейзажа. Среди источников поэзии Бернса наряду с фольклором, шотландскими народными балладами, была и английская сенти- менталистская поэзия (Томсон, Грей, Крабб и др.). Но если у них преобладали элегические настроения печали и меланхолии, то у Бернса, с его решительно выраженной народной стихией, давали о себе знать жизнерадостность и светское мироощущение.

Бернс — поэт реальной жизни, прочно стоящий на земле, способный одухотворить казалось бы самые тривиальные эпизоды и подробности. Тематика его стихов отражена в их заголовках: «Новогодний привет старого фермера его старой лошади», «Ода зубной боли», «Элегия на смерть моей овцы, которую звали Мсйли» и др. И за всем этим — юмор, добрая улыбка, просторечная интонация, живая наблюдательность и безыскуственность, несовместные с чопорностью и «хорошим тоном». В известной мере он может быть сопоставлен с другими поэтами с ярко выраженным народным, демократическим началом, такими как Беранже, Кольцов, Некрасов, Есенин. Как певец сельской жизни и природы он — предтеча Вордсворта, его культ земных радостей созвучен поэзии Байрона.

В России Бернс стал известен уже в конце XVIII в. Позднее среди его переводчиков были Э. Багрицкий и Г. Щепкина-Куперник. Но по-настоящему широкую дорогу к россиянам он нашел благодаря переводам С. Я. Маршака, который передал его просторечие, юмор, ироническую интонацию, музыкальность, сделав его, поистине, «русским Бернсом».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >