Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ОТ АНТИЧНОСТИ ДО СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Романы о революции XVII в.

Выделяется группа романов, посвященных английской революции XVII в. («Вудсток», 1826; «Певерил Пик», 1823). Особенно значителен роман «Пуритане» (1816), действие в котором происходит в 1679 г. в период Реставрации (1660—1688), когда в Шотландии вспыхивает мятеж против господства Стюартов, поднятый различными группировками пуритан.

Действие разворачивается вокруг злоключений главного героя — молодого дворянина Генри Мортона. Это человек умеренно пуританских взглядов; он любит Эдит БеллендеНу принадлежащую к роялистской семье. Мортон оказывается в эпицентре событий в Шотландии, где вспыхивает восстание пуритан, настроенных наиболее радикально. Когда Берли} один из вожаков восставших, ярый фанатик, получает разрешение переночевать в доме Мортона, то последнего арестовывают по обвинению в укрывательстве врагов короля. Майор Белленден, отец возлюбленной Мортона, пытается облегчить его участь. Пленный Мортон находится в рядах отряда полковника Клеверхауза, посланного безжалостно подавить восстание. Во время столкновения Клеверхауза с мятежниками Мортону удается бежать. В результате ожесточенного сражения восставшие разгромлены, их лидеры казнены.

Противник революции, романист дает понять, тем не менее, что восстание было результатом неизбежного протеста масс, подвергшихся угнетению. Его симпатии отданы Генри Мортону, который «унаследовал от отца неустрашимую отвагу и устойчивое, непримиримое отношение к насилию как в политике, гак и в религии».

Средневековый цикл. Средневековье обладало живой притягательностью для романиста. Оно манило писателя своей живописностью, бытовыми реалиями, идеалами рыцарской чести, красочностью турниров, тайнами замков. Но не только историческую экзотику живописал Вальтер Скотт; он давал живое художественное осмысление социально-экономических конфликтов, характерных для этой эпохи и, прежде всего, противостояние сил централизации, олицетворенной в королевской власти, и феодального своеволия.

В одном из лучших его романов «Айвенго» (1819) действие происходит на исходе XII в., через семь с лишним десятилетий после того, как Вильгельм Завоеватель, одержав победу при Гастингсе (1066), положил начало норманнскому владычеству в Англии. В романе обрисовывается широкая панорама, представлены в живых образах основные социальные группы, их конфликты и соперничество. Власть находится в руках норманнских баронов, которым противостоят англо-саксонские таны; это конфликт национальный. Одновременно углубляется конфликт социальный', между феодалами, носителями произвола и анархии и королевской властью.

Обрисован и разлад внутри феодального лагеря: принц Джон намерен отнять престол у своего брата, короля Ричарда Львиное Сердце.

Весь этот многообразный материал «цементируется» фигурой протагониста, рыцаря Айвенго, сына Седрика Саксонца. На его долю выпадают увлекательные, опасные приключения, в которых заметны романтические штампы. Хотя сюжетные перипетии увлекательны, сам Айвенго как художественный образ бледноват, а его возлюбленная, Ровена, кажется нарочито совершенной в своей холодной красоте и благовоспитанности. В этом плане она явно проигрывает живой и яркой прекрасной Ревекке, наделенной чувством собственного достоинства дочери еврея — ростовщика Исаака.

Убедительно выписаны образы англо-саксов Седрика Саксонца и грубоватого рыцаря Ательстана, а также вольного стрелка, йомена Локсли, в котором просвечивают черты Робин Гуда. Исторической значимости исполнена сцена штурма феодального замка, гнезда Фрон де Бефа; это художественная иллюстрация роли народных масс в исторической судьбе государства.

Наконец, выразительны критически обрисованные представители феодальной знати: Фрон де Беф, напоминающий чудовищного быка; храмовник Буагилъбер, авантюрист международного масштаба; вероломный де Браси, промышляющий грабежами; аббат Эймер, благословляющий любое насилие.

Поэтика романов. Вальтер Скотт — художник-новатор. Обогащая эпическую романную форму, включая в нее новое, щедро насыщенное историко-бытовыми реалиями содержание, придавая ему философскую интерпретацию, он откликался на вызов времени. Он, по мысли Белинского, дал «историческое и социальное направление новейшему европейскому искусству».

Скотт опирался на богатую традицию романа XVIII в., прежде всего, английского и французского. Он смело раздвинул круг действующих лиц. Здесь представители всех классов и сословий: монархи, их приближенные, титулованная знать, рыцари, горожане, лавочники, монахи, купцы, простые солдаты, крестьяне, ремесленный люд. Но главное не только в этом, а в историзме писателя. Иногда под историзмом понимают использование исторического материала. Но это не совсем точно. Не отрицая роли случайностей, Вальтер Скотт проникал в глубинные социальные закономерности, показывал связь частной жизни с общественной, улавливал детерминированность индивидуальной судьбы широкими историческими процессами, включал своих героев, при всем их своеобразии, в историко-социальный контекст. Наряду с историческими фигурами, такими как Ричард Львиное Сердце, Людовик XI, Кромвель, герцог Бургундский, Карл Смелый, у него действует множество персонажей, рожденных силой писательской фантазии. При этом (что показал еще в исторических хрониках Шекспир) судьбы династий, сражений, войн во многом решаются массами. Таково изображение штурма замка Фрон де Бефа.

Не в пример просветительскому роману XVIII в., в котором жизнь кажется неподвижной, герои Скотта пребывают в сложном, меняющемся социуме. В нем конфликтуют политические, экономические, социальные интересы, династийные приоритеты и т.д. Конечно, историческая проза и до Вальтера Скотта была щедро представлена и научными, и беллетризи- рованными сочинениями. Труды ученых были нередко суховатыми, сводом фактов. Вальтер Скотт, как и многие мастера слова в эпоху романтизма, был многогранен в своем таланте: писатель и ученый-историк, поэт и фольклорист, знаток нравов и материальной культуры. Воссоздавая прошлое, он демонстрировал фантазию и интуицию, что-то додумывал, домысливал, проявляя необходимое чувство меры.

История оживала у Скотта в яркой образной наглядности. Он точно, в подробностях описывал облик, одежду даже второстепенного персонажа; у него значим удельный вес диалога (и здесь он умело использовал диалектные, местные языковые элементы). Детально воспроизводились им народные празднества, дворцовые церемонии, рыцарские турниры и поединки; романист был дотошен в описании скита отшельника, скромного жилища йомена, красочного интерьера рыцарского замка.

Как и у многих романтиков, в центре романа — фигура молодого неискушенного человека (Айвенго, Уэверли, Генри Мортон), в сюжете значительную роль играет любовная линия, не лишенная мелодраматических перипетий, изображаемая с психологической точки зрения несколько прямолинейно, упрощенно. Значительно убедительней Вальтер Скотт в живописании природы, особенно лесов и полей своей любимой Шотландии, а также местного и исторического колорита. В целом, в его художественной методологии мы видим как романтические, так и реалистические черты.

При жизни Вальтер Скотт стал автором, которого с увлечением читали в разных уголках Европы. Правда, были у него и малоодаренные подражатели; писали даже о «вальтер-скоттовской болезни». Бальзак, написавший не без его влияния свой роман «Шуаны», видел в романах Скотта образцы художественного совершенства. Стендаль же вообще относил автора «Айвенго» к отцам современных романистов. Он писал, что Вальтер Скотт возвысил роман до степени «философии истории». Пушкин творчески использовал его опыт в создании сочинений на историческую тему, в частности, в «Капитанской дочке».

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>