Политические и правовые представления Древнего Египта

Климат Северной Африки 10—12 тыс. лет тому назад был менее засушливым, чем теперь. Это позволяло населению заниматься скотоводством на обширных просторах будущей Сахары. Древнейшие поселения земледельцев в долине Нила возникли в VI тысячелетии до н.э. Но труд земледельца был максимально тяжелым и, в сравнении с периодом скотоводства, не очень эффективным. Между тем к V тыс. до н.э. в Северной Африке наступила засушливая пора, уровень грунтовых вод понизился, саванна постепенно превратилась в пустыню. Изменение климата привело к тому, что население сконцентрировалось в долине Нила и из кочевников превратилось в земледельцев.

В первой половине IV тыс. до н.э. создается ирригационного система орошения. Каждый округ (ном) создавал свою небольшую по площади ирригационную систему (существовало приблизительно сорок номов).

Во второй половине того же тысячелетия они объединились в Верхнеегипетское и Нижнеегинетское царства. На рубеже IV—III тыс. до н.э. из ранее враждовавших Верхне- и Нижнеегипетского царств возникло единое государство — Древний Египет.

В течение IV—III тыс. до н.э. древнеегипетское общество находилось на уровне неолита (нового каменного века). В III тыс. до н.э. появились бронзовые орудия труда, но, во-первых, их было очень мало, а во-вторых, это было оружие. То есть в IV—III тыс. до н.э. государственный аппарат не мог быть большим. Управление держалось не на административно-полицейском насилии, а на убеждении. Производительность труда оставалась настолько низкой, что перераспределение значительной части населения в административную сферу было невозможным. Поэтому правителями в течение тысячелетий могли быть только жрецы. Из их среды «вышли» первые фараоны.

Согласно Геродоту (V в. до н.э.), египтяне были самым богобоязненным и религиозным народом Древнего мира. Жрецы играли значительную роль в жизни древнеегипетского общества и были самым почитаемым сословием. Чтобы стать жрецом, требовалось серьезное образование. Если судить но карьере верховного жреца Бакенхонса (эпоха Рамсеса II), обучение было трудным и начиналось, когда будущему жрецу исполнялось четыре года, а заканчивалось к двадцати годам. В современном понимании египетские жрецы были в основном идеологами и администраторами.

Как и жрецы многих других народов, древнеегипетские жрецы широко использовали искусство воздействия на психику и физиологию человека травами, снадобьями, мазями, благовониями и духами, ядами, наркотиками, экстрактами растений, минеральной водой и звуковыми вибрациями.

Основными памятниками, отразившими мифологические представления египтян, являются разнообразные религиозные тексты: гимны и молитвы богам, записи погребальных обрядов на стенах гробниц.

Философия власти. Формирование теологических представлений о государственной власти и праве относится ко времени возникновения государства.

Источников, содержащих сведения о политических и правовых представлениях древних египтян, сохранилось достаточно много: «Жизнеописание вельможи Уны» (XXVI в. до н.э), «Распоряжение в Коптосе» (XXV в. до н.э.), «Поучение Птахотепа» (XXV—XXIV вв. до н.э.), «Поучение Гераклеопольского царя своему сыну» (XXIII до н.э.), «Поучение Аме- немхета I» (XX в. до н.э.), «Речение Ипувера» (XVIII до н.э.), «Летопись Тутмоса III» (XV в. до н.э.), «Книга мертвых» (II тыс. до н.э.), «Предписание о служебных обязанностях верховного сановника» (XV в. до н.э.). Кроме того, сохранились храмовые хроники, жреческие трактаты, надписи на стенах храмов, на фресках, обелисках, труды древнегреческих историков V—I вв. до н.э. (Геродота, Плутарха, Диодора Сицилийского). Они создавались представителями разных социальных слоев, что позволяет воссоздать достаточно полную картину политических и правовых представлений Древнего Египта.

В основе политической составляющей древнеегипетской мифологии находилась идея сильной государственной власти, воплощенной в фараоне. Уже в мифах эпохи Древнего Царства (3000—2400 гг. до н.э.) фараону присваивается имя «великий Бог», «благой Бог», повествуется о том, что они рождаются от брака между Богом и смертной женщиной. До IV династии (около 2613—2498 гг. до н.э.) фараоны ассоциировались с богом Хором, а начиная с IV династии — с солнечным богом Ра. В древнеегипетском документе бог говорит царю Рамзесу II: «Я твой отец... Я дал тебе божественное назначение, чтобы ты мог править...». Как символ величия фараонов в тот период строились знаменитые пирамиды.

Философия права. Считается, что первым законодателем Египта был или первый царь первой династии Менее, или второй царь той же Сазихис. В любом случае это был конец IV — начало V тыс. до н.э. Разумеется, ни о какой теории права ни тогда, ни спустя тысячелетия речи быть не могло. Философской (мировоззренческой) основой права Древнего Египта являлось мифология.

Символом, олицетворявшим справедливость, сначала выступал «владыка справедливости и двух истин» бог Осирис, а впоследствии — богиня справедливости и порядка Маат. Ее культ начался еще в эпоху Древнего царства. В Новом царстве богиня почиталась как дочь солнечного божества. Она изображалась в виде женщины со страусиным пером на голове, иногда крылатой. Также могла изображаться лишь посредством своего атрибута — пера или плоского песчаного холма со скошенной одной стороной, на котором она часто восседала и который мог изображаться под стопами и престолами многих других богов.

Судьи носили изображение этой богини и считались ее жрецами. На поддержание Маат были направлены многие ритуалы, изображения которых сохранились на стенах святилищ.

Одним из наиболее важных источников, раскрывающих политические представления фараонов и их окружения, является «Книга мертвых».

Богиня Маат. Флоренция, Национальный археологический музей

Еще в эпоху Древнего царства возник обычай чтения вслух заклинаний для умершего царя, что должно было обеспечить ему загробную жизнь. Сначала эти тексты высекались на стенках пирамид. Так, на одной из внутренних стен пирамиды Хеопса (XXVI в. до н.э.) написано:

«Если ты стал велик, после того, как был мал, если ты стал богат, после того, как был беден, не скупись, ибо все богатства достигли тебя как дар Божий...

Твои мысли нс должны быть ни высокомерны, ни унижены. Если ты возбужден — успокойся: человек приветливый преодолевает все препятствия...

Не сей страха среди людей, ибо господь воздаст тебе в той же мере...»[1].

Позднее подобные житейско-бытовые сентенции стали записывать на папирусе. Со временем они получили название «Книги мертвых»[2].

Фактически «Книга мертвых» — это первый исторический источник, позволяющий понять философию права Древнего Египта.

В 125-й главе описывается суд Осириса над умершим. На суде покойный обращается к Осирису, а затем к каждому из 42 богов, оправдываясь в смертном грехе, о которым ведал тот или иной бог:

«...Я не совершал греха. Я не совершал грабеж с применением насилия. Я не воровал. Я не убивал мужчин и женщин. Я не крал зерно. Я не похищал приношения. Я не воровал имущество бога. Я не произносил лжи. Я не увлекался пищей. Я не произносил проклятия. Я не совершал прелюбодеяния. Я не переспал с мужчинами. Я не заставил никого плакать. Я не ел сердца [то есть я не огорчал бесполезно, или не чувствовал угрызения совести]. Я не нападал на любого человека. Я не человек обмана. Я не крал с обрабатываемых земель. Я не был шпионом.

Я нс оклеветал человека. Я не был сердит без уважительной причины. Я не развращал жену любого мужчины. Я не загрязнял себя. Я не терроризировал. Я не преступил [Закон]. Я не был разгневан. Я не закрыл уши от слов правды. Я не порицал. Я не человек насилия. Я не сеял вражду (или возмущал спокойствие). Я не действовал (или судил) с излишней поспешностью. Я не влезал в вопросы. Я не умножал свои слова в разговоре. Я никого не обидел, я не сделал зла. Я не работал в колдовстве против короля (или хулы против короля). Я никогда не останавливал [потоки] воды. Я никогда не поднимал голос (говорил высокомерно, или в гневе). Я нс проклинал его (или хулил) Бога. Я не выступал с высокомерием. Я не украл хлеб богов. Я нс уносил торты Кснфу от духов умерших. Я нс вырвал хлеб у ребенка, и не относился с презрением к Богу моего города. Я не убил крупного рогатого скота, принадлежащего к Богу...»[3].

Бог Тот, взвешивающий душу. Рисунок из «Книги Мертвых». Около 1320 г. до н.э.

«Книга мертвых» раскрывает духовные ценности и механизм мышления представителей власти. Все они были религиозны и верили в то, что бог видит их прегрешения. Поэтому, скорее всего, фараон и его окружение старались избежать этих прегрешений. То зло, которое от них исходило, трактовалось не их личной порочностью, а как необходимость. В реальности оно вызывалось узким набором возможностей решения социальных проблем. Они об этом интуитивно догадывались и грехом не считали.

Помимо этих ритуальных, сохранилось достаточно много светских источников, содержащих сведения о политических и правовых представлениях древних египтян: храмовые хроники, жреческие трактаты, надписи на стенах храмов, на фресках, обелисках, а также литература. Они были созданы как представителями государства, так и выходцами из средних слоев населения.

Господствующие слои были убеждены в правильности социально-политического неравенства. Всякие проявления классового протеста они воспринимали как посягательство па извечные законы мироздания.

В «Поучении Птахотепа» герой, принадлежавший к высшему чиновничеству, обращается в конце жизни к своим наследникам. Он считает, что деление людей на «высших» и «низших» установлено Богом. Поэтому те, кто находится на низших ступенях социальной лестницы, должны

«...перед высшими опустить руки и согнуть спину... И тогда твой дом простоит долго, и все, что в доме, сохранится, и награда тебе будет соответствующая. Плохо быть упорным в отношении начальника. Жить спокойно можно лишь тогда, когда начальник помилует нас. Если ты в повиновении слушаешь начальника, ты хорошо делаешь относительно бога».

В «Наставлении Гераклеопольского царя своему сыну Мерикару» (около XXI в. до н.э.) царь давал своему сыну конкретные рекомендации:

«Вредный человек — это подстрекатель. Уничтожь его, убей... сотри имя его, [ погуби | сторонников его. Его подчиненные любят его. Мятежник для горожан — это смута, так как он создает из подданных два отряда молодых воинов. Если ты обнаружишь горожанина и дела его известны тебе, сообщи о нем придворным, и они уничтожат его — он враг. Вредный человек для города — это подстрекатель. Подавляй толпу, уничтожай пламя, которое исходит от нее. Не возвышай [человека] враждебного. Тот, кто беден, — он враг. Будь враждебен к бедняку. [Он дает] разъяриться толпе, помещенной в рабочие дома... [Все] переменится. Люди будут в радости. Будешь ты оправдай рядом с богом. Пусть скажут люди “[мет ничего], чего ты не знаешь”. Ты наказывай согласно твоим законам. Небо для человека — хороший характер. Плох тот, кто пренебрегает советами сердца»[4].

Фараоны и их окружение ясно осознавали важность общесоциальных функций государства. Этика того времени требовала от них окружения решения бытовых проблем народа и соблюдения этических норм. Так, фараон Тутмос III наставлял своего нового визиря: «Помни, что высокий чиновник твоего ранга живет на виду у всех. Ветер и вода рассказывают обо всем, что он делает, и никогда не остается в тайне то, что он сделает. Единственный для такого чиновника путь спасения — строго придерживаться буквы законов и делать так, как у них написано».

В «Наставлении Гераклеопольского царя своему сыну Мерикару» говорилось: «Берегись наказывать несправедливо. Не убивай. Нехорошо это для тебя... Твори истину, и ты будешь долго жить на земле. Утешай того кто плачет, не притесняй вдову, не прогоняй человека из-за имущества отца ее». Аналогичные идеи присутствуют в «Поучении Аменемопа» (X— IX вв. до н.э.). Автор призывал к соблюдению умеренности и осторожности в государственных делах, подчеркивал, что часто причиной социальных конфликтов является злоупотребление со стороны власти. «Остерегайся грабить бедных и испытывать силу на слабых». В этом источнике встречаем обращение к судьям с требованием беспристрастности и упреками за взяточничество.

Около 1750 г. до н.э. произошло народное восстание, описание которого сохранилось в литературном памятнике под названием «Речение

Инувера». Из его текста видно, что движущими силами восстания были рабы и свободные бедняки. Ипувер сообщает, что восставшие «прогнали царя», «тот, который не имел даже временных рабов, стал собственником наследственных рабов». Это говорит о преодолении в ходе классовой борьбы представления о божественной власти фараона. С ужасом Ипувер отмечает, что люди теряют веру в богов. Весь строй, но мнению Инувера, перевернулся подобно «гончарному кругу».

Бесконечные несчастья рано или поздно должны были посеять сомнение в справедливом устройстве мира. Так, в «Беседе разочарованного со своим духом», относящейся к концу Среднего царства, автор посягнул на религиозные основы мировоззрения. Он высказал сомнение в существовании загробного мира. Создав образ Духа, он говорит его устами, что совершение заупокойных обрядов над умершим богачом вряд ли приносит потустороннее блаженство, ибо участь богачей после смерти одинакова с участью бедняков.

  • [1] Египет. Искусство и история. Русское издание. 2009. С. 95. Путешествие по загробному миру.
  • [2] Название дано учеными, хотя ее египетское название дословно переводится как«Главы о выходе к свету дня».
  • [3] Древнеегипетская «Книга Мертвых» / пер. с древнеегипетского, введение и комментарии М. А. Чегодаева // Вопросы истории. 1994. № 8—9. С. 11. URL: http://bast-cat.narod.ru/book.html.
  • [4] Хрестоматия по истории Древнего Востока : учеб, пособие : в 2 ч. Ч. 1 / под ред.М. А. Коростовцева, И. С. Канцельсона, В. И. Кузищина. М.: Высшая школа, 1980. С. 31—36.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >