ИСХОДНАЯ СИСТЕМА ФОНЕМ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОГО ДИАЛЕКТА В СОСТАВЕ ПРАСЛАВЯНСКОГО ЯЗЫКА

Основные принципы строения слога

§ 18+. К началу X в. наиболее полно выявились расхождения между северными и южными диалектами праславянского языка. Прежнее противопоставление Запад—Восток в связи с миграцией южных славян на Балканы после V в. по ряду языковых признаков сменилось противопоставлением южных диалектов северным. Утрата интонационных различий, разница в развитии носовых гласных, возникновение корреляции согласных по твердости—мягкости, расхождения в условиях и характере утраты редуцированных гласных — важнейшие отличия северной группы диалектов, которые позволяют говорить о том, что X в. является конечным этапом в развитии праславянского языка, в это время складываются условия для выделения отдельных славянских языков.

Общими функциональными закономерностями этого периода являлись закон открытого слога и закон слогового сингармонизма. Они сформировались в праславянский период, существенно изменив парадигматическую систему фонем; в частности, утрачены были дифтонги и дифтонгические сочетания, а у согласных возникла серия новых фонем.

По закону открытого слога (тенденция к обобщению открытого слога, к восходящей звучности слога) в праславянском языке возможны были только слоги, которые заканчивались гласным: до/мъдо/ ми/къдо/мо/вь/ни/ча/тидо/мо/въ/jb. На этих примерах можно видеть, что закон открытого слога был фонетическим (касался фонетического слога) и, следовательно, очень часто вступал в противоречие с морфологическим членением слова. Морфологические, словообразовательные, даже лексические границы не совпадали иногда с фонетическим членением речи «по слогам»; ср.: дом-ов-ьн-ич-а-тидо/мо/вь/ни/ча/ти. Фонетический слог, претендуя на всеобщность и

универсальность в языке, никак не соотносился с функционально важными единицами языка. Полугласные (глайды), прежде всего (л, р), могли закрывать слог (съ/мьр/ти, дер/во), но к концу праславянского периода и такие слоги стали восприниматься как исключение. Все отклонения от закономерности подвергались постепенным преобразованиям (известным нам по курсу старославянского языка). Самые поздние из них — тс, которые дали расходящиеся результаты в различных славянских языках; например, изменение сочетаний типа */ъг/, *tort в */ъгъ/, *torot иногда относят даже к IX в., т. е. ко времени, не очень удаленному от интересующей нас эпохи. Тенденция к распространению открытого слога становится законом, не имеющим исключений, по крайней мере, в большинстве славянских диалектов. Исключения сохраняются дольше всего на самой северной окраине славянского мира (впоследствии из них развились северо-западные русские говоры, говоры полабского языка и т. д.). Можно сказать, что превращение тенденции в не знающую исключений закономерность привело к полному разрушению принципа слогового строения речи. Этот принцип диахронический. Он обеспечил последовательное обогащение фонологической системы языка новыми фонемами, новыми признаками, новыми правилами позиционного варьирования и т. д. и тем самым оказался излишним — перестал способствовать развитию системы.

§ 19+. Закон слогового сингармонизма (тенденция к палатализации) является результатом действия предыдущей закономерности. Многочисленные изменения в пределах слога привели к тому, что в слоге стали возможны только одинаковые по качеству звуки: твердый согласный + гласный непереднего ряда ([та, по, ку]), нетвердый согласный + гласный переднего ряда ([ч’и, с’е, н’ь]). Не совпадающие по качеству гласные и согласные в составе одного и того же слога преобразовывались. Твердые (т, п, к) в положении перед гласными переднего ряда смягчались; условно их называют полумягкими, имея в виду, что такие смягченные согласные не имели фонематического значения, нс выступали в качестве самостоятельных «мягких» согласных фонем. В отличие от исконно мягких, которые были палатальными, эти согласные являлись палатализованными. Самые поздние изменения этого типа происходили в VIII—IX вв., т. е. непосредственно перед выделением общевосточнославянского диалекта. Северные окраины распространения славянского языка не были затронуты этим изменением или провели его непоследовательно; другими словами, там действовала только тенденция к палатализации, не перешедшая в закон слогового сингармонизма (см. § 45,46).

В отличие от закона открытого слога — основного фонетического закона праславянского языка, звуковой сингармонизм определял как бы условие существования слога, он обеспечивал единство слога по большинству фонетических признаков входящих в его состав фонем. Функциональный смысл этой закономерности выявляется из следующего примера (разные формы слов конь и конь):

им. п. ед. ч. конь [кон"-ь] конь [кон-ъ] местн. п. ед. ч. кони [кон"-и] кошь [кон’-ё] вин. п. мн. ч. конгь [кон"-ё] коны [кон-ы]

Функционально важные элементы слога, часть корня и окончание, не смешиваются друг с другом, всегда можно определить тип флексии, которая обслуживает данную парадигму, например (ё), перед которым может находиться и (н) палатальное (самостоятельная форма), и (н) палатализованное (оттенок фонемы (н)). Вместе с тем всегда строго соблюдается единство фонемы на стыке морфем; например, [кон"] во всех формах слова с (н"), а [кон] всегда с твердым (н). Закон слогового сингармонизма как бы подправлял закон открытого слога и вместе с тем предохранял некоторые фонемные признаки гласного или согласного от их взаимного слияния в слоге. Строго говоря, слоговой сингармонизм не стал законом, оставаясь на уровне тенденции, он сменился другими принципами сразу же после утраты закона открытого слога.

§ 20+. В праславянском языке, кроме условий, имелась еще ф о р- м а существования слога. Было бы неясно, почему такое большое значение получил фонетический слог, если бы мы нс учли просодических характеристик слога, потому что именно слог является их носителем. При этом количественные противопоставления (долгота— краткость) могли быть как у отдельных гласных, так и в отдельных слогах: фонематическое противопоставление долгих—кратких гласных столкнулось и с фонетической разницей между долгими и краткими слогами. Еще в праславянском языке количественные противопоставления гласных были утрачены в пользу слога, например: леблдъ [le-bqdb], лгъзж [1c-zq] дали [1е—1ё] вместо [1с—1ё]. Однако такое расположение долгих и кратких слогов очень неустойчиво, оно никакого значения для системы не имеет. Долгий слог [1ё] противопоставлен краткому слогу [1е] не только потому, что в их составе находились соответственно долгий и краткий гласные. Эти слоги входили в состав словоформ с самым разным набором долгих и кратких слогов, которые к тому же могли чередоваться в различных словоформах одного слова и иметь разное ударение. Например, слог [1ё] всегда находился под ударением, а слог [1с] мог выступать то под ударением, то без ударения; слог [1ё] никогда не сопровождался последующими долгими слогами, а слог [1е] всегда находился в их окружении (при склонении и при образовании новых слов с помощью суффиксов). В аналогичном положении были слоги всех типов. Короче говоря, возникла необходимость связать долготу или краткость каждого слога с долготой или краткостью соседних слогов и вместе с тем выделить такой признак, который как-то мог бы объяснять фонетическую предпочтительность именно этого слога.

Таким признаком стал признак интонации, потому что из всех просодических признаков только интонация может объединить своим действием два соседних слога, как бы прикрепляя их друг к другу: повышение (или понижение) интонации начинается (или завершается) на соседнем к интонируемому слоге. В результате произошло то, что историки праславянского языка называют переходом количественных различий гласных в качественные и что можно было бы считать третьей основной закономерностью праславянской фонологической системы. Поскольку количественные противопоставления слогов видоизменились в интонационные, теперь и долгота—краткость отдельных гласных фонем оказалась несущественной и сменилась противопоставлением гласных по качеству; в нашем примере на месте [1е—1с] возникли слоги [1е—1ё] ((e) сохраняется, а (ё) = гь возникает на месте долгого (ё)).

Качество интонации зависело от исконного типа слога. Приведем для примера ряд соответствий (нам важны первые слоги слов):

Интонационные различия касались только долгих слогов, вот почему их нет в слогах [1ь, 1е]. Многие ученые считают, что интонационные различия не возникали также на безударных слогах (в нашем перечне пример лгьха — ‘гряда’ с постоянным ударением на окончании). Долгие монофтонги ([1с]) и долгие дифтонги ([lai]) дали восходящую (акутовую) интонацию; краткие дифтонги — нисходящую (циркумфлексовую) интонацию. Маркированным членом оппозиции остается восходящая интонация, она и соотносится с маркированным в предшествующей системе долгим гласным. Все прочие типы интонации и даже отсутствие интонации на каком-нибудь слоге совместно оказываются немаркированными и могут чередоваться друг с другом — нисходящая интонация на долгом слоге, подударная краткость и отсутствие всякой интонации. Фонологически эти признаки совпадают.

Закон открытого слога приводил к совпадению по качеству слогов, до того различавшихся: [1ё—loi—lai—lai] совпали бы в одном [1ё] в связи с монофтонгизацией дифтонгов. Это могло разрушить многие важные противопоставления, например могли бы совпасть по форме корневые морфемы с разным значением. Этого не случилось благодаря образованию интонационных различий, которые накладывались на старые количественные противопоставления и усложняли синтагматическую систему. В таких условиях тенденция к открытому слогу по-прежнему могла продолжать действовать, поскольку на функциональном уровне она пока не сказывалась, нс мешала целям общения, нейтрализовалась другими столь же общими закономерностями праславянского языка.

Вопросы для повторения

  • 1. Что такое «закон открытого слога», с какой особенностью современного русского произношения и письма его можно соотнести?
  • 2. Что такое «закон слогового сингармонизма» и с какой особенностью современного письма его можно соотнести?
  • 3. Что такое «закон количественно-качественных преобразований» в области гласных и какие последствия его действия можно обнаружить в современном русском произношении?
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >