Политические сети

Политический менеджмент в современных обществах осуществляется в условиях формирования политических сетей. Этот процесс включает в себя расширяющийся спектр акторов (государственные структуры, бизнес-ассоциации, гражданское общество), участвующих в принятии решений на основе коммуникации и обмена ресурсами. Формирующиеся сети публичной политики, с одной стороны, испытывают на себе влияние традиционных форм и методов политического управления (государственного управления, избирательных технологий, партийной деятельности, лидерского фактора и т. п.), а с другой стороны, они сами оказывают существенное воздействие на все направления политического менеджмента.

Это воздействие еще более усиливается в условиях глобализации, в рамках которой наши современники получают фактически неограниченный доступ к различного рода информационным ресурсам.

Сейчас практически все политические силы не только представлены в сети Интернет, но и активно борются за влияние в глобальной сети и используют ее для достижения собственных целей. Интернет-технологии привели к возникновению нового стиля связей между политическими силами и потенциальным электоратом: к большей независимости от традиционных СМИ; установлению прямых каналов взаимодействия политических сил с целевой аудиторией; двусторонней направленности и интерактивности коммуникации. Сегодня уже возможно говорить о сетевой политике и о политическом Интернете, благодаря которым активно ведется борьба за избирателей. Следовательно, знание и практическое владение формами, методами и механизмами политических сетевых технологий являются необходимыми условиями эффективного политического менеджмента.

Модель политико-управленческих сетей и сетевой подход стали складываться как инструмент политического менеджмента к концу XX в., но к настоящему времени уже успели завоевать широкую популярность среди политологов, практических политиков и гражданских активистов.

Непосредственной предшественницей современной теории политико-управленческих сетей А. А. Дегтярев считает концепцию «железных треугольников», разработанную в 1960-е гг. Термином «железные треугольники» обозначались стабильные политические образования, состоящие из членов профильных парламентских комитетов или подкомитетов, отраслевых административных ведомств и лоббирующих групп интересов, действующих в одной политико-управленческой сфере (например, в обороне, здравоохранении или энергетике). При этом предполагалось, что для такого рода образований характерны ограничения на допуск новых членов, корпоративная солидарность, а также захват и «тихое» распределение между «своими» ключевых ресурсов общества в той или иной области.

В 1970—1980-е гг. в мире создается множество методик приложения сетевого подхода к анализу государственной политики. К их числу относятся концепции политико-управленческих «сетей» Д. Ноука, «сообществ» Дж. Ричардсона, «потоков» Дж. Кингдона и др.

Обобщив целый ряд определений категории «политическая» (а точнее — «политико-управленческая») сеть, Л. В. Сморгунов пришел к выводу, что «такая сеть есть система государственных и негосударственных образований в определенной сфере политики, которые взаимодействуют между собой на базе ресурсной зависимости в целях достижения согласия по интересующему всех политическому вопросу, используя при этом формальные и неформальные нормы». Эту дефиницию можно расширить, добавив, что важное место в сетях занимают формулы интересов, типы коммуникаций и совместных действий, а также внутрисетевые статусы, ранги и функции составляющих сеть акторов. Подобное добавление позволяет представить более конкретным образом управленческие возможности сетевых технологий.

Исследователи отечественного политического процесса выделяют ряд характеристик политических сетей, которые отличают их от иных форм управленческой деятельности. Во-первых, они представляют собой такую структуру управления публичными делами, которая связывает государство и гражданское общество. Эта эмпирически наблюдаемая структура теоретически описывается как множество разнообразных государственных, частных, общественных организаций и учреждений, имеющих некий совместный интерес. Во-вторых, политическая сеть складывается для выработки соглашений в процессе обмена ресурсами, имеющимися у ее акторов. Это означает, что последние заинтересованы друг в друге. Ресурсы могут быть распределены неравномерно, но, несмотря на различия в степени обеспеченности ресурсами, все участники сети вынуждены вступать во взаимодействие. Между ними существует ресурсная зависимость. В-третьих, важным элементом политической сети выступает общий кооперативный интерес. Многие исследователи особо выделяют эту черту, так как она отличает данную регулятивную систему от рынка, где каждый участник преследует прежде всего собственные интересы. В-четвертых, участники сети не выстраиваются в иерархию: с точки зрения возможностей формирования совместного решения по интересующим вопросам все они равны. Иначе говоря, здесь наблюдаются не вертикальные, а горизонтальные отношения. В-пятых, сеть — это договорная структура, состоящая из набора контрактов, которые основаны на согласованных формальных и неформальных правилах коммуникации. В политических сетях действует особая культура консенсуса.

В основе всех сетевых концепций лежит идея о том, что по мере усложнения современного общества сетевая форма социальной организации становится доминирующей. Данная мысль отчетливо выражена, в частности, в работах известного исследователя современного информационного общества М. Кастельса. Указывая, что принадлежность к той или иной сети выступает в качестве одного из важнейших источников власти и перемен в нашем обществе, Кастельс делает заключение о становлении «общества сетевых структур, характерным признаком которого является доминирование социальной морфологии над социальным действием». Образование новой общественной морфологии постепенно подводит к тому, что «власть структуры оказывается сильнее структуры власти».

Политико-управленческие сети отличаются от других типов сетевых структур прежде всего тем, что соединяют в себе государственных и негосударственных акторов. Сети дают политическому менеджеру возможность описать и проанализировать всех существенных политико-управленческих акторов — от представленных в парламенте партий и правительственных ведомств до бизнес-ассоциаций, профсоюзов и других общественных объединений. Кроме того, в подобных сетях одновременно действуют как официальные нормы, так и неформальные правила игры и идет интенсивный обмен властными, экономическими, информационными и иными ресурсами, основанный на кооперативных интересах, устойчивых коммуникациях, социальных взаимосвязях и заключаемых между акторами конвенциях.

С этой точки зрения большое значение имеет выделение в рамках политических сетей особых «политико-управленческих доменов» (policy domains'), когда в каждой области государственного управления (здравоохранение, образование, энергетика и т. д.) складывается собственная сетевая структура («домен»). Описывая структуру подобных отраслевых сетей, исследователи обычно отмечают наличие в них четырех основных компонентов:

  • • политико-управленческих акторов;
  • • политических интересов;
  • • властных взаимоотношений;
  • • совместно-коллективных действий.

К числу политико-управленческих акторов в современном политическом процессе относятся организованные группы — объединения граждан, избирателей или чиновников, их «зонтиковые» ассоциации и собственно государственные организации. Политические интересы, которые следует учитывать в политическом менеджменте, могут проявляться по отношению как к отраслевым объектам регулирования (образование, здравоохранение и т. п.), так и к отдельным управленческим проблемам (выборы, партийное строительство, эффективность управления, повышение зарплаты, условия деятельности малого бизнеса и т. д.). При этом властные взаимоотношения базируются на двух основных типах обмена ресурсами: информационном (идеями, фактами и т. д.) и материальном (деньгами, услугами и т. д.).

В практике политического менеджмента одной из существенных является проблема совместно-коллективных действий (их организация или нейтрализация). Эти действия находят выражение в мобилизационных формах политической активности (создание коалиций или массовых движений), рекламных кампаниях (через СМИ или другие каналы), а также прямом лоббировании и продвижении своих интересов в государственных решениях. Результатом становится так называемый выход события, заключающийся в достижении совместной позиции, которая получает оформление в виде политического решения.

Все существующие разновидности политических сетей тяготеют к одному из двух типов, выраженных политико-управленческими сообществами и проблемными сетями. Для политического менеджмента особое значение имеют сети первого типа. Для них характерны: относительно узкий и сознательно ограничиваемый состав членов, которые тесно взаимодействуют между собой; наличие общих ценностей; регулируемый лидерами обмен ресурсами и поддержание определенного баланса власти между основными акторами. В современном отечественном сетевом пространстве к этому типу политико-управленческих сетей относятся многочисленные сетевые ресурсы органов власти и управления, начиная с портала Президента РФ, Правительства РФ,

Государственной думы, федеральных министерств и ведомств, региональных органов власти и т. п.

В настоящее время веб-технологии позволяют организовывать массовые обсуждения социально-политических проблем со множеством независимых участников, территориально отдаленных друг от друга, в режиме реального времени. Сегодня нет необходимости собирать людей в замкнутом физическом пространстве с целью коллективного обсуждения каких-то вопросов. Такой диалог можно с успехом организовать на специализированных интернет-ресурсах (форумы, интернет- конференции, вебинары, скайп-сессии и т. п.), на площадке практически любой социальной сети, а также в блогах.

Как и во всем мире, в России появилось множество специализированных интернет-ресурсов, где общение между пользователями носит предметный характер и ориентировано на обсуждение проблем в сфере жилищно-коммунального хозяйства, строительства, образования, культуры, медицины и др. Из анализа современного интернет-пространства следует, что основными механизмами сетевого общения выступают постановка вопросов, обмен репликами, комментариями и даже отдельными файлами, размещение ссылок на материалы, опубликованные на внешних ресурсах, и обсуждение этих материалов, ведение дискуссии. При этом организация такого сетевого общения может строиться на разных принципах.

В свою очередь, «проблемные сети» весьма разнородны и широки, контакты внутри них непостоянны, соглашения нестабильны, а распределение власти весьма неравномерно. Участники подобных сетей заметно различаются по своим ресурсам, но их социально-политический потенциал может приобретать существенные масштабы, как, например, получивший широкую известность сетевой проект А. Навального «РосПил», посвященный борьбе со злоупотреблениями в государственных закупках. Проект работает по следующей схеме: пользователи сайта выявляют предполагаемые коррупционные закупочные конкурсы (как правило, с помощью официального портала госзакупок), профессиональные эксперты оценивают конкурсы с точки зрения возможной коррумпированности, юристы проекта на основе проведенных экспертиз пишут жалобы в контролирующие органы (прежде всего в Федеральную антимонопольную службу) с целью отмены коррупционных закупок. Для финансирования проекта организован сбор частных пожертвований, перечисляемых через платежную систему «Яндекс. Деньги». Примерно по такой же схеме работают и другие интернет- проекты: «РосЯма», направленный на побуждение российских властей к улучшению состояния дорог, и запущенный с января 2012 г. проект «РосВыборы».

В подобных условиях не только знание, но и практическое использование управленческих возможностей сетевых ресурсов приобретает для политического менеджмента первостепенное значение. Эффект так называемых цветных революций в ряде государств на постсоветском пространстве в первом десятилетии текущего столетия, бурный всплеск социально-политической активности в странах арабского Востока во многом обусловлены широким применением социальных сетей. Решающие значение сетевые технологии сыграли и в бурном росте оппозиционных политических выступлений в России в конце 2011 — начале 2012 г. Есть все основания говорить о появлении нового типа политического субъекта — деперсонифицированного, массовидного по форме, обладающего высокой коммуникативной эффективностью и кумулятивным политическим потенциалом.

Анализ структуры сетей выявляет одну из отличительных особенностей социальных сетей — крайнюю изменчивость состава участников, которые на разных фазах существования сети то входят в нее, то из нее выходят. Чаще всего такие сети включают в себя чиновников и депутатов, партийных активистов и представителей групп интересов, а также экспертов из академических или аналитических организаций, которых могут связывать не только сугубо материальные интересы, но и стремление к повышению эффективности государственной политики в той или иной области. В последнее время база участников сетей резко расширилась за счет так называемых рассерженных горожан — представителей среднего класса и продвинутых участников социальных сетей.

Еще одним новым и быстро расширяющимся структурным элементом социально-политических сетей в России являются сетевые проекты органов государственной власти, призванные, на наш взгляд, сыграть свою специфическую роль в интернет-пространстве.

Государственные и частные программы информатизации системы общественных отношений позволили сформировать соответствующую инфраструктуру и создать в России плотную информационно-коммуникационную среду с высоким уровнем распространения мобильных телефонов и персональных компьютеров среди населения, интернет- доступности и компьютерной грамотности. Современные электронные технологии все шире применяются в бизнесе, медицине, образовании, науке, культуре и государственном управлении. Как всегда, российский бизнес находится в авангарде передовых управленческих технологий. На базе кампаний, действующих в сфере информационных, коммуникационных и интернет-технологий, в 2006 г. была образована Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК).

Существенное место в работе ассоциации занимает участие в законотворческой деятельности, т. е. экспертиза законопроектов, выработка отраслевой точки зрения на конкретные законопроекты и ее трансляция представителям органов государственной власти.

Пока сетевое общение мало ограничено регламентными нормами, не говоря уже о тематической всеядности. Однако уже можно предположить, такая ситуация вызовет стремление государственных структур попытаться какими-то способами внести в этот процесс регулирующее начало. Одним из примеров этого явяляется разработка новейшего проекта «Концепции электронной демократии», в котором подчеркивается, что сетевое общение может быть общедоступным или доступным только для определенного круга пользователей. Здесь же заложена мысль о важности модерирования этого общения. Так, разработчики Концепции считают, что общение может быть полностью свободным или модерироваться неким третьим лицом или лицами (например, администратором интернет-ресурса) согласно некоему набору формальных и неформальных правил. Однако и в случае с немодерируемым сетевым общением зачастую возникает потребность во внутренней модерации, так как в процессе дискуссий пользователи могут конфликтовать и апеллировать к неким общим нормам и правилам общения в сети, искать арбитра, способного разрешить их спор. Таким образом, в пространстве сетевой коммуникации формируется спрос на механизмы регулирования — аналогичные тем, что действуют в пространстве обычной «физической» межличностной коммуникации[1].

Вместе с тем необходимо отметить серьезные препятствия на пути развития механизмов электронной демократии в современной России. В первую очередь это касается институциональных оснований сетевого общения и двустороннего взаимодействия граждан с органами власти по общественно-политическим вопросам. Механизм обращений и запросов граждан и организаций в органы власти в электронном виде не получил широкого распространения в силу отсутствия необходимых и достаточных процедур, которые бы юридически гарантировали и практически обеспечивали полное равенство данных обращений и процедур перед их физическими аналогами. Следующей важнейшей проблемой являются вопросы идентификации и аутентификации участников информационного взаимодействия, в том числе в части практической реализации. Сохраняется неравенство в условиях доступа к интернет-пространству между федеральным центром, субъектами Российской Федерации и муниципалитетами.

Проблемы, препятствующие развитию механизмов электронной демократии в современной России, затрагивают интересы самых широких слоев населения, носят комплексный характер и не могут быть решены на уровне отдельных органов государственной власти или частных проектов. В связи с этим развитие механизмов электронной демократии необходимо осуществлять на общегосударственном уровне, вовлекая в этот процесс представителей гражданских объединений и общественных организаций, экспертов, органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также средства массовой информации и частные компании.

Общее информационное пространство и единая интернет-среда позволяют объединять большие группы людей, что существенно экономит ресурсы на общественную мобилизацию и расширяет границы прямой демократии, при которой граждане могут самостоятельно и на принципах самоорганизации участвовать не только в инициировании, разработке и принятии общественных и политических решений, но и в их реализации как на местном, так и на общенациональном уровне, а также в организации мероприятий, оказывающих влияние на органы власти и иные ответственные организации.

Такая форма общения может выступать своеобразным аналогом объединений граждан, собраний граждан, уличных пикетов, митингов, шествий или демонстраций. Публичное осуждение все еще продолжает оставаться механизмом действенной борьбы с различного рода недугами современной системы общественных отношений, с бюрократизмом и коррупцией в политической сфере. Однако публичность является далеко не единственной функцией сетевых сообществ. Новейшая социально-политическая практика показала решающую роль онлайн- сообществ как инструмента планирования и организации реальных мероприятий. Большую популярность получили так называемые флеш- мобы, а также акции протеста. В силу вышесказанного сегодня ресурс организованных онлайн-сообществ является стремительно набирающим вес социальным и политическим ресурсом. Во многих социальных сетях, в частности Facebook, предусмотрена функция приглашения пользователей на мероприятия, а также предоставлены возможности для организации массовых рассылок сообщений. Если раньше для организации приглашения граждан на митинг политической партии требовалось привлечь достаточно большое количество ресурсов, то сегодня эта задача может быть решена гораздо оперативнее и экономичнее. Для этого достаточно сформировать онлайн-сообщества сторонников политической партии во всех доступных социальных сетях, где предусмотрена функция отправки приглашений всем участникам онлайн- сообщества.

Важнейшим инструментом гражданского влияния и контроля за деятельностью органов власти являются оценочные процедуры: онлайн- опросы, онлайн-оценки, онлайн-рейтинги, онлайн-экспертизы и др.

Кроме опросов и оценок пользователи систем электронной демократии могут инициировать общественную онлайн-экспертизу деятельности конкретного органа власти и его представителей. Ее результаты должны иметь определенную юридическую силу, например быть обязательными к рассмотрению в вышестоящих ведомствах системы органов государственной и муниципальной власти. Как раз эти основания были, в частности, приняты во внимание В. В. Путиным при выдвижении им идеи о придании функции субъекта законодательной инициативы сообществу граждан страны, оформленному в виде интернет-подписей не менее чем 100 000 граждан.

Таким образом, в настоящее время в России складывается в целом благоприятная среда для активного развития социально-политических сетей. Во-первых, в реальной государственной политике и на уровне общественного сознания обозначен вектор в сторону системного укрепления демократических институтов; государство выделяет серьезные средства на развитие гражданского общества, оказывает поддержку многочисленным общественным организациям. Во-вторых, российские граждане проявляют все больший интерес к современным информационно-коммуникационным технологиям, включая мобильную телефонию и Интернет; растет число граждан, которые активно пользуются различными мобильными и интернет-проектами в целях защиты своих прав и свобод, осуществления коммуникации с органами власти и общественно-политическими организациями. Сейчас в России численность пользователей таких сетей, как facebook.com или vk.com, исчисляется десятками миллионов человек. Достаточно, например, привести такую цифру по России: в настоящее время суточная аудитория Интернета — 26 млн, а полугодовая — 43 млн человек[2].

Вышеприведенные суждения и пока еще небольшой, но бурный опыт сетевой политической активности на рубеже 2011—2012 гг. дает основания для двух основных выводов.

Во-первых, практическое умение использовать сетевую политическую активность следует рассматривать как необходимый технологический инструмент современного политического менеджмента. Наряду с функциями социального сотрудничества и распространения политического опыта сетевые технологии дают основу для политического анализа и разработки эффективных управленческих решений, их координации. По сути дела, сети превращаются в бурно растущее направление политико-административного управления.

Во-вторых, становится очевидным, что сетевая политическая активность легко и быстро трансформируется в более привычную институциональную форму политического управления. Именно этим во многом объясняется существенный всплеск инициатив власти в сфере политической реформы начала 2012 г. Несомненно, что сети выступают в роли своеобразного интерфейса, передающего нравственно-этическое и политическое недовольство населения конкретными формами действий власти в пространство публичной политики, где с ним уже невозможно не считаться.

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Каковы причины формирования реальных политических сетей?
  • 2. Назовите основные факторы эффективности использования сетей в политическом менеджменте.
  • 3. Дайте характеристику сетевых ресурсов в политическом менеджменте в условиях современной России.
  • 4. Какие навыки и умения необходимы для эффективного использования сетей в политическом менеджменте?
  • 5. Что такое электронное правительство?
  • 6. Какие вы знаете правительственные порталы?

7. В чем заключаются возможности использования структур и технологий электронного правительства в рамках политического менеджмента?

Литература

  • 1. Государственная политика и управление : учебник: В 2 ч. Ч. I. Концепции и проблемы государственной политики и управления. — М. : РОССПЭН, 2006. С. 235—245.
  • 2. Доступ к государственной информации, являющейся общественным достоянием [Электронный ресурс] —Мультимедийное информационное электронное издание. — М. : [б. и.], 2005. — 2 электрон, опт. диск (CD—R).
  • 3. Кастельс М. Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе / Пер. с англ. — Екатеринбург: У-Фактория, 2004.
  • 4. Мирошниченко И. В. Инкорпорирование социальных сетей в процесс принятия политических решений. — ПОЛИТЭКС, 2011. — Т. 7, №3.
  • 5. Электронное правительство России: возможности и преимущества : учебно-методическое пособие / Д. А. Гурнина, В. Г. Журавлев, Г. В. Журавлев [и др.] / под общ. ред. д-ра техн. наук, проф. В. Г. Журавлева. 2-е изд., доп. и перераб. — М. : ИПК госслужбы, 2011.
  • 6. Юртаев А. Н. Электронное правительство: концептуальные подходы к построению. — Казань: Казанский государственный университет, 2007.
  • 7. GR-связи с государством: теория, практика и механизмы взаимодействия бизнеса и гражданского общества с государством / под ред. Л. В. Сморгу- нова, Л. Н. Тимофеевой. — М. : РОССПЭН, 2012.

  • [1] См. подробнее: Концепция развития в Российской Федерации механизмов электронной демократии до 2020 года, http://e-democratia.rU/s/blog/ msg?textld=10292940.
  • [2] Интернет как образ жизни: http://xpressa.ru/others/1034-internet-kak-obraz-zhizni.html.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >