ОБОСНОВАНИЕ МЕХАНИЗМОВ СТИМУЛИРОВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ К ФИНАНСОВОМУ УЧАСТИЮ В СТРАХОВАНИИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ И СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ В ПЕРИОДЫ СТАРШИХ ВОЗРАСТОВ

Старение население и отношение к пожилым в российском социуме

Потребность в медицинской помощи и в долгосрочном уходе растет по мере того, как увеличивается численность пожилых лиц. Только несколько стран создали особые системы, предоставляющие пособия для долгосрочного ухода. Некоторые страны используют финансирование, основанное на страховых выплатах, — Дания, Норвегия, Швеции. Другие — Германия, Япония, Нидерланды, Тайвань — используют для покрытия соответствующих расходов специализированный институт социального страхования долгосрочного ухода. И хотя государственные расходы на долгосрочный уход остаются очень низкими по сравнению с расходами на пенсии по старости, они будут стабильно увеличиваться в обозримой перспективе.

Многочисленные реформы систем пенсионного обеспечения, здравоохранения, социальной поддержки старших возрастных групп пока еще не привели к становлению эффективных страховых институтов, к повышению качества жизни пожилого населения, о чем свидетельствует динамика показателя ожидаемой продолжительности жизни. Так, в 1960 г. ОПЖ в нашей стране, составлявшая 66,2 года, была существенно выше, чем в Мексике, Бразилии и Китае. В 2013 г. ОПЖ в этих странах превысила российский уровень на 3,9 лет, на 4,3 года и на 4,7 года соответственно (табл. 54).

В ряде стран (прежде всего во Франции, ФРГ, в Великобритании, Норвегии, Швеции, США и Финляндии) в последние годы отношение к пожилому поколению стало меняться, налицо попытки сконструировать новую модель жизненного курса в стареющем обществе. На национальном и корпоративном уровнях начали применяться механизмы адаптации работников средних и старших возрастных групп к новым периодам их жизненного пути, активизации личностного потенциала пожилых, разнообразные социальные, рекреационные, коммуникативные, образовательные практики интеграции пожилых людей в социальную жизнь, включая трудовую деятельность.

Таблица 54

Ожидаемая продолжительность жизни в России и в ряде развивающихся стран в 1960

и 2013 гг.

Страны

Ожидаемая продолжительность жизни, лет

1960 г.

2013 г.

населе

ние

муж

чины

жен

щины

населе

ние

муж

чины

жен

щины

Мексика

57,5

55,8

59,2

74,6

71,7

77,4

Бразилия

54,7

52,8

56,6

75,0

71,3

78,6

Китай

43,5

41,9

45,1

75,4

74,1

76,7

Индия

41,4

42,3

40,4

66,5

64,7

68,3

Индонезия

44,8

42,6

46,0

70,9

68,8

72,9

Россия

66,2

62,1

70,2

70,7

65,1

76,3

Источник: The database OECD Health Statistics.2015.URL: http://stats.oecd.org/ Index.aspx?DataSetCode= HELTH_STAT.

Представляется целесообразным применение в России передовых западных систем в таких областях, как трудовая реабилитация работников старших возрастных групп, использование новых форм занятости, новых учебных модулей профессионального роста.

Отечественный исследовательский опыт в данной сфере зачастую сводится к описательным характеристикам образа жизни и перечислению социальных проблем данной группы населения. При этом научный анализ фокусируется на изменениях здоровья и проблемах социальной поддержки, что неоправданно сужает исследовательское пространство. В то же время потенциал «седого общества» достаточно велик.

Очевидно, требуется новый уровень и эффективные механизмы подготовки к старости на индивидуальном уровне, чему могло бы способствовать широкое педагогическое и информационное освещение типичных проблем старости начиная со школьной скамьи. Молодым важно осознать: старость — естественный этап жизни — наступает не одномоментно, не вдруг, что она требует к себе уважения. Например, чтобы жить достойно в свои поздние годы, человек должен усвоить ряд выверенных многими поколениями людей постулатов и следовать им: использовать молодые годы для непрерывной учебы, повышения квалификации, вести здоровый образ жизни, заботиться о накоплении сбережений. Другими словами, каждый человек должен заблаговременно учесть свои личностные риски старости.

Чтобы стареющее общество процветало, на макроуровне следует сформировать эффективную модель стимулирования «зарабатывания» достойной пенсии, надежные механизмы социальной поддержки, расширить доступ к образованию для взрослых, широко использовать практику постепенного ухода на пенсию, предоставить пожилым людям возможность работать неполный рабочий день, получать качественные медицинские услуги.

Политика в отношении граждан пенсионного возраста (старшего поколения) является неотъемлемой частью государственной социальной политики.

Пожилые люди традиционно поддерживают солидарность поколений и являются хранителями традиций, духовных и нравственных ценностей. Вместе с тем динамизм современной жизни, развитие медицинской науки, достижения геронтологии, расширение спектра и форм социальных услуг позволяют «отодвинуть» старость, значительно улучшить качество жизни пожилых людей. Например, обществу необходимо осознать и принять новую роль старшего поколения — не пассивных наблюдателей, а заинтересованных, полноправных участников общественной жизни.

Изменения важнейших демографических и экономических показателей функционирования пенсионных систем особенно рельефно прослеживаются при их сопоставлении в различные периоды, например, в период трех поколений работников и пенсионеров в России (табл. 55).

Таблица 55

Матрица важнейших показателей договора трех поколений россиян в период

с 1980 по 2050 гг.1

Показатели

1980 г.

2015 г.

2050 г.

Продолжительность трудовой жизни, лет

38

36

40

Продолжительность получения пенсии, лет

12

18

24

Размер пенсии, в пересчете на ее величину в 2015 г., тыс. руб. в месяц

14,5

12,0

14,0

1 Расчет необходимых денежных средств обычно проводят в рамках годового периода для двух групп пенсионеров (60—74 лет и 75 лет и старше) исходя из предположения, что перед выходом на пенсию застрахованное лицо имело страховой стаж, близкий к среднему по стране, а его заработная плата была близкой к средней (А—6 децили), что позволяет ощутить реальную картину материального положения типичных групп пенсионеров, получающих пенсию по обязательному пенсионному страхованию в стране.

При этом денежный эквивалент приемлемого пенсионного, социального обеспечения и медицинской помощи можно оценить в размере 22—24 тыс. руб. в месяц, что примерно для 70 % россиян недоступная величина.

Показатели

1980 г.

2015 г.

2050 г.

Покупательная способность пенсии, в % к прожиточному минимуму пенсионера

230

170

200

Коэффициент замещения, в % к средней заработной плате

52

36

25

Величина затрат на медицинскую помощь и социальное обслуживание, руб. в месяц

500

1000

2000

Совокупная величина пенсии и выплат на медицинскую помощь и социальное обслуживание, руб. в месяц

15,0

13,0

16,0

Совокупная величина объемов пенсии, стоимости медицинской помощи и социального обслуживания, полученных пенсионером на протяжении всего посттрудового периода, тыс. руб.

2160

2808

4608

Размер заработной платы в пересчете на ее величину в 2015 г., тыс. руб. в месяц

28,0

32,0

54,0

Совокупная величина объемов заработной платы застрахованного работника, полученная на протяжении всего трудового периода, тыс. руб.

12 768

13 824

15 552

Отношение совокупных выплат, медицинских и социальных услуг к совокупной величине объемов заработной платы застрахованного работника, в %

17

20

36

Величина объемов пенсии, стоимости медицинской помощи и социального обслуживания в ВВП, в %

4,0

11,0

14,0

Величина страхового тарифа на пенсионное страхование, в % к ФОТ

14,0

22,0

30,0

Величина совокупного страхового тарифа на пенсионное страхование, медицинскую помощь и социального обслуживания, в % к ФОТ

18,0

28,5

34,0

Источник: расчеты и экспертные оценки автора.

Анализ свидетельствует, что при достаточно скромных величинах затрат пенсионера по отдельным статьям расходов его расходы более чем в два раза превышают его доходы. В то же время стандарты социальной защиты пенсионеров уровня 1980 г. для современных условий являются крайне заниженными, особенности в части затрат на медицинскую помощь и социальное обслуживание, и должны составлять не 1—2 тыс. руб. в месяц, а по крайней мере 3—6 тыс. руб. в месяц.

Для решения столь сложных вопросов, как повышение уровня пенсионного обеспечения, доступ к качественной медицинской помощи и социальное обслуживание, требуется реализовать комплекс мер.

В этой связи, по нашему мнению, требуется разработка теоретических положений по следующему кругу вопросов:

  • • обоснование нового алгоритма и параметров так называемого договора поколений в системе долгосрочного (2—3 поколения, или 60—90 лет) пенсионного страхования для современных условий постиндустриального и «седого общества», что связано с необходимостью рассмотрения пенсионного, медицинского и гериатрического страхования и обеспечения пожилого населения в рамках долгосрочного функционирования систем доходов населения, занятости, увеличивающихся периодов получения пенсий, формирования механизмов финансовой устойчивости пенсионного страхования и ответственности за положение дел в данной сфере работодателей, работников, государства, семей, общин и муниципалитетов;
  • • разработка теоретических аспектов оценки социальных рисков старости: видов рисков, вероятности и стоимостной оценки их последствий, распределение рисков во времени и в пространстве, классификации и выявления влияния демографических, финансовых и социальных факторов на риски старости;
  • • установление количественной взаимосвязи социальной и финансовой эффективности пенсионного страхования: доли затрат на пенсионное страхование в ВВП; доли его величины, приходящийся на 1 п. п. пенсионеров; минимальных и оптимальных величин затрат на медицинское и гериатрическое страхование (по уходу и реабилитации);
  • • уточнение критериев назначения пенсий в связи с утратой трудоспособности, необходимых финансовых ресурсов на лечение, реабилитацию и материальное обеспечение застрахованных лиц;
  • • системное рассмотрение места и роли институтов пенсионного страхования и обеспечения в системе социальной защиты населения, их значимости для эффективного функционирования социальной сферы и экономики, структуры и взаимосвязи базовых элементов страховых систем — «наемный труд — заработная плата — страховые взносы — финансы — страховые выплаты»;
  • • уточнение базовых основ экономических и правовых отношений субъектов социального страхования по поводу личного и коллективного интереса в вопросах организации институтов пенсионного страхования с позиции персональной ответственности за эффективное функционирование их механизмов, а также нормативно-законодательной базы пенсионного страхования, имеющей характер публично-правовых отношений.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >