Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ВВЕДЕНИЕ В ПРОФЕССИЮ: ЖУРНАЛИСТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СОВРЕМЕННЫЕ МАССМЕДИА И ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ

Глобализация информационных потоков

Глобализация подразумевает переход коммуникаций на цифровой формат, их мобилизацию и превращение в сеть. Мир современной коммуникации — это гигантская глобальная информационная система, создание которой было предопределено поистине эпохальными событиями, среди которых: изобретение телеграфа и ротационной типографической машины (1847), телефона (1870), радио (1895), беспроволочного телеграфа (1922), телевидения (1930), радиотелефонной системы (1946), предшественницы мобильной связи. Именно они подготовили почву для следующего сенсационного события — появления в 1986 г. Интернета. С 2000 г. стал доступен мобильный Интернет, и сейчас уже становится привычным выходить в Сеть с мобильных телефонов, персональных компьютерных помощников [Chip. 2002. Дек. С. 141—142].

Скорость, с которой Интернет завоевал массовую аудиторию, для истории средств коммуникации и информации беспрецедентна. Например, должно было пройти 38 лет, прежде чем американское радио охватило аудиторию в 50 млн человек. Телевидение проделало этот путь за 14 лет. Интернету понадобилось только 4 года, чтобы число его пользователей в США достигло такого же количества — 50 млн человек. Интернет открыл людям богатый информационный мир, предложив не только высокоскоростную передачу новостей, но и множество информационных ресурсов, касающихся того или иного события. Статистика, исторический контекст, карты, биографии, документы, ссылки на альтернативные исследования, аналитические статьи, мнения различных экспертов — все это можно найти в Сети достаточно быстро.

Объединив миллионы людей и сотни стран, сократив географические расстояния и ликвидировав преграды для межличностного и делового общения, Интернет стал важнейшим катализатором глобализационных процессов.

Термин глобализация введен в научный оборот Зигмундом Бауманом, социологом, профессором университетов Лидса и Варшавы, почетным доктором университета Осло, обладателем престижных научных премий. По его научным трудам, посвященным глобализации и постмодернизму — «Индивидуализированное общество», «Мыслить социологически», «Глобализация. Последствия для человека и общества», «Свобода», — студенты всего мира изучают эти явления.

Актуальным вопросом современности Бауман считает выяснение границ глобализации на основании следующих ее сущностных характеристик:

  • • всеохватность и комплексность изменений при переходе к глобальной стадии (сама изменчивость становится главной позитивной ценностью);
  • • доминирование глобальных ценностей и ориентиров по отношению к местным (локальным) ценностям, включая и этнический фактор; гибридизация культуры, т. е. процесс быстрого формирования (часто искусственного) культурных феноменов из прежде несовместимых составных частей, особенно в сфере поп-культуры;
  • • акцентирование «глубинных» феноменов (докультурных, доциви- лизационных, архаичных), которые получают раскрепощение;
  • • решительное изменение ориентации рациональности от модерна к постмодерну с его акцентом на мозаичность и внутреннюю несвязанность восприятия и конструирование новой социальной реальности;
  • • признание гражданского общества единственной формой социальной упорядоченности глобального социума; мозаичный набор социальных типов и моделей, отсутствие единых принципов рационализации создают глобалистично-постмодернистскую картину социального мира.

Классические теории рассматривали закономерности развития отдельных обществ как функцию их количественного роста: чем больше население, тем сложнее социетальная организация и выше внутренняя дифференциация. Как убедительно показывает А. Б. Гофман, при таком подходе пределом эволюции и дифференциации, логической «конечной точкой» является общество, охватывающее все человечество [Гофман, 1999]. Иными словами, венцом эволюции могло стать исключительно единое общество. Причем «единое» не значит полностью интегрированное. Английский социолог Р. Робертсон замечает, что единое общество или единая культура могут быть раздираемы конфликтами, а единая экономика может быть полем беспощадной конкуренции монополизирующих групп [Robertson, 1992, р. 25—31].

3. Бауман разделяет данную точку зрения. Он уверен, что глобализация ведет в основном к негативным результатам — к фрагментации мира, в котором терроризм, наркобизнес глобальны, а защита от них — нет; к изменению функции границ, в результате чего они перестают защищать государство от проникновения иных культурных образцов, денежных валют и т. д. Даже очень сильным государствам стало трудно сохранять контроль над экономическими, культурными и социальными условиями жизни своих граждан. Глобализация привела к судьбоносному разделению — цифровому расколу, пронизывающему все общества. Цифровой раскол — это неравный доступ к Интернету.

«Современные концепции информационного общества отражают не наступление качественно новых общественных отношений, а деградацию существующих социальных достижений второй половины XX века. Действующие социальные институты, их лидеры не могут справиться с кризисами, вызванными ростом производительности труда на новом этапе НТР, включающем качественное развитие и информационно-коммуникационные технологии, социально освоить технологические достижения (хотя бы с позиций международно признанных прав и ценностей), которые вызвали стремительный рост населения и уровня потребления, но никак не способствовали положительному решению вопросов о смыслах деятельности личностей, обществ, государств и мирового сообщества в целом» [Литвак, 2010, с. 10—11].

Глобализация не только повлекла за собой миграцию капитала и рабочей силы, но и создала условия, позволяющие быстро и в широких масштабах экспортировать информацию, которая по своей природе является ресурсом, легче других проникающим через всевозможные границы. Ряд государств, в частности Бахрейн, Вьетнам, Иран, Китай, Саудовская Аравия, Северная Корея, Таиланд, Узбекистан, в целях поддержания традиционных общественных ценностей, политической стабильности, национальной безопасности используют цензуру в Интернете.

В интервью «Российской газете» министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев прокомментировал данный факт: «Невозможно в такой среде, как Интернет, которая пронизывает весь мир, установить какие-то защитные стенки. Как показывает опыт тех стран, которые их пытаются возводить, получается это с переменным успехом. Попытки спрятать что-то серьезное практически неосуществимы. В этом плане, безусловно, роль Интернета трудно переоценить. Развитие технологии подталкивает к тому, что наша жизнь неизбежно будет становиться все более прозрачной. У этого есть как плюсы, так и минусы» (Российская газета. 2011. 19 янв.).

На рубеже XX—XXI вв. глобализация дала новый мощный импульс интеграционным процессам, позволяющим легко преодолевать «технические, языковые, социокультурные препятствия на путях межцивилизационного, межсистемного информационного обмена» [Журналистика в мире политики, 2004, с. 149]. Информационные потоки вышли за рамки национальных и интегрировались в мировое информационное пространство, чему в значительной степени способствовало совершенствование в ходе информационной революции коммуникационных систем и способов использования космического пространства для передачи информации. Однако даже возникновение экстерриториального киберпространства имеет противоречивые последствия, поскольку формирует особый тип технократической личности, названный Э. Фроммом «кибернетическим человеком», которого характеризует разрыв между образованностью и духовностью. Знания и информация сами по себе не преодолевают противоречий между духовной и материальной сферами жизни общества.

Использование новых информационных и коммуникационных технологий, расширение области их применения на основе мультимедиа: работа на дому, покупка товаров через информационную сеть, обслуживание клиентов в режиме реального времени, кабельное ТВ и т. п. — привели к изменению экономической структуры, превращению индустриального общества в общество информационное, в котором большая часть работающего населения занята в сфере производства, обработки, управления и обмена информацией [Ланге, Барон, 1996, с. 48—54]. Производство и распределение товаров стало все больше зависимым от эффективной информационной и коммуникационной сети.

Глобальная информационная индустрия — это точка роста современной мировой экономики. В ней наблюдается устойчивый экономический подъем даже в периоды общего экономического спада. Здесь возникает большинство рабочих мест, создаются технологии, которые определяют дальнейшее развитие человечества. Поэтому лидерство в этой области означает международное первенство. Страны, доминирующие в мировой информационной индустрии, имеют возможности для устойчивого экономического роста, повышения благосостояния граждан, сохранения экологически чистой окружающей среды. По этим причинам в конкуренции между странами за мировое лидерство появился новый фактор: уровень развитости информационной инфраструктуры и индустрии. Причем чрезвычайно быстрый темп технологических нововведений и их практически моментальные по историческим меркам социальные последствия никому не гарантируют постоянных, твердых позиций. Глобализация информационных потоков, расширение технологических возможностей породили иллюзию широкой информационной свободы потребителя, с одной стороны, и иллюзию предельной облегченности задач производителей информации — с другой.

В качестве базового слоя информационного пространства традиционно рассматривается система массовой коммуникации, которая формируется главным образом средствами массовой информации. Создание единого информационного пространства неизмеримо расширило функции СМИ как одного из ведущих источников распространения и потребления всех типов информации. С развитием новых технологий открылся иной уровень приобщенности модернизированных СМИ к социокультурному процессу.

Крупнейшие медиаконцерны владеют разнообразными типами СМИ на разных континентах. Несмотря на глобальные масштабы информационных процессов и переизбыток медийной информации, отображение мира журналистами крупнейших транснациональных СМИ сужено вследствие того, что вне поля зрения оказываются многие страны и целые регионы мира, определенные политические и общественные движения, многие важные социальные и культурные проблемы. Аудитории предлагаются универсальные формы подачи универсальных новостей, переданных по средствам универсальных коммуникативных каналов.

Передача функций одних средств массовой информации другим, появившаяся возможность получать одинаковые информационные продукты с помощью разных каналов кардинально изменили роль аудитории. Из общей массы, которая, как правило, терпеливо потребляет предлагаемое ей содержание, она разбивается на вполне конкретные группы, информационные потребности и «коммуникационные привычки» которых могут быть определены весьма точно. Интерактивность новых медиа предоставляет аудитории беспрецедентную возможность выбора содержания, одновременно превращая ее отчасти в редактора, отчасти даже в создателя новых информационных продуктов, что способствует повышению уровня ее заинтересованности и активности.

В обществе, располагающем обширной информацией, журналистика теряет монополию на факты, информацию и знания. В современных информационно-коммуникативных сетях пользователя окружает кольцо фактов, сведений, которые он может собрать самостоятельно, он быстро осваивает новые медиатехнологии, позволяющие получать информацию в интерактивном режиме, реализовать свои творческие идеи в виртуальном мире. Большое влияние приобретает информация, интенсивно распространяемая по всему миру в разных видах и формах (через печатные, видео- и аудиоканалы).

В условиях изменяющегося медийного ландшафта особую важность приобретает долгосрочное прогнозирование и выявление глобальных тенденций, которые окажут максимальное влияние на развитие СМИ в ближайшие 10—15 лет. Так, Гильдия издателей периодической печати пришла к выводу, что будет постепенно меняться бизнес-модель издательского дела: от производства и продажи печатного продукта к производству контента и его распространению через разнообразные носители всеми возможными способами. Международное издательское сообщество увидело в новых каналах коммуникации прежде всего новые возможности по доставке уникального редакционного контента потребителям информационного продукта.

Новые каналы коммуникации предполагают новые способы организации работы редакции, новые принципы сбора и редактирования информации, новое отношение к читателю и новые взаимоотношения с ним, более того, должны измениться и модель распространения продукта, и подход к продажам рекламы и собственно редакционного контента. Потребители контента будут диктовать свои требования и самостоятельно решать, какой из медиаканалов выбрать в то или иное время. Новые технологии — залог лидерства на рынке и возможность удовлетворить растущие запросы аудитории.

При всех переменах издатели не должны потерять души своего бизнеса — качественной журналистики, которая должна стать более гибкой к запросам читателей и новым технологиям.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>