Полная версия

Главная arrow Психология arrow ВВЕДЕНИЕ В КЛИНИЧЕСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Соматопсихология (влияние соматической болезни на психику).

Как показывает клиническая практика, не только психологические факторы могут негативно влиять на соматическую сферу человека, но и наоборот, соматическая болезнь оказывает патогенное влияние на его психику, изменяя его познавательные процессы, психические состояния и даже относительно устойчивые свойства. В связи с этим говорят о «психологии больного человека» или «психологических особенностях больного», выделяя несколько групп относящихся к нему феноменов. Л. П. Урванцев (1998. С. 32—33), во-первых, разграничивает «психологические новообразования», связанные с болезнью, и те устойчивые личностные характеристики, которые остаются неизменными или претерпевают лишь незначительные изменения. Во-вторых, он указывает на неоднородность психологических особенностей пациентов, связанных с болезнью, выделяя среди них наиболее общие (не зависящие от нозологической формы, тяжести болезни, преморбидных — доболез- ненных — личностных качеств), частные и индивидуальные.

Любая болезнь не только влияет на присущие преморбидной личности психические процессы, состояния и психологические свойства, но и ведет к появлению такого «психологического новообразования», как внутренняя картина болезни, которая порой полностью определяет поведение больного и успешность его лечения. Поэтому познание внутренней картины болезни (ВКБ), знание закономерностей ее формирования и функционирования, учет данных закономерностей в практической работе с больным являются важнейшими условиями эффективности работы врача и психолога (Лурия, 1944; Николаева, 1987). Р. А. Лурия определял внутреннюю картину болезни как «...все то, что испытывает и переживает больной, вся масса его ощущений... его общее самочувствие, самонаблюдение, представления о своей болезни, о ее причинах... весь тот огромный мир больного, который состоит из весьма сложных сочетаний восприятия и ощущения, эмоций, аффектов, конфликтов, психических переживаний и травм» (1944. С. 38). В. В. Николаева систематизировала представления разных авторов о субъективной стороне заболевания в предлагаемых ими понятиях: «внутренняя картина болезни» (Р. А. Лурия), «аутопластическая картина болезни» (Гольдшейдер), «переживание болезни» (Е. А. Шева- лев, В. В. Ковалев), «реакция адаптации» (Е. А. Шевалев, О. В. Керби- ков), «отношение к болезни», сознание болезни» (Л. Л. Рохлин), считая все же интегральным понятием, отражающим разные стороны и уровни субъективного переживания, понятие внутренней картины болезни (1987. С. 79—80). Это сложное, структурированное образование, по ее мнению, включает, по крайней мере, четыре уровня психического отражения болезни в психике заболевшего:

  • • первый уровень — чувственный, уровень ощущений.
  • • второй уровень — эмоциональный, связанный с различными видами реагирования на отдельные симптомы, заболевание в целом и его последствия.
  • • третий уровень — интеллектуальный, связанный с представлением, знанием больного о своем заболевании, размышлениями о его причинах и возможных последствиях.
  • • четвертый уровень — мотивационный, связанный с определенным отношением больного к своему заболеванию, с изменением поведения и образа жизни в условиях болезни и актуализацией деятельности по возвращению и сохранению здоровья.

Некоторые авторы считают необходимым различать ВКБ в рамках нормальной и психопатологической личностной реакции (Квасенко, Зубарев, 1980; Личко, 1980). Особенности реакции на болезнь при отсутствии психической патологии привлекают внимание и Л. П. Урванцева (1998. С. 52—53):

  • • адекватная оценка болезни и отношение к ней, соответствующее реальной тяжести и опасности. Это характерно для пациентов, бывших до болезни сильными, уравновешенными, гармоничными личностями;
  • • переоценка опасности, тяжести болезни, ее последствий. В одних случаях выражены элементы тревоги, паники, снижения настроения; мысли и внимание прикованы к болезни, пациент обычно проявляет большую активность; в других — доминирует сниженное настроение (но без повышенной тревожности), апатичность, монотонность, пессимистические прогнозы, прикованность внимания. Такие больные обычно выполняют все указания врача, ловят каждое его слово. К этому типу реагирования склонны те, у кого до болезни преобладали тревожно-мнительные черты, или же лица с негибкостью, «застревающие» на переживаниях (в частности, касающихся соматического здоровья);
  • • недооценка тяжести заболевания. Здесь возможны два варианта. Одни больные, в конце концов, привыкают к болезни, перестают концентрировать на ней свое внимание. Они соблюдают режим, благодушны. Правильнее, пожалуй, говорить в этом случае о снижении эмоционального компонента ВКБ, так как ее рациональное (на уровне знания) отражение в целом соответствует действительности. Другие больные отрицательно относятся к лечению, стремятся как бы «закрыть глаза» на все, связанное с болезнью, что можно объяснить психологической реакцией. В основном это наблюдается у стеничных личностей, стоящих ближе к ригидному типу (прямолинейность, бескомпромиссность суждений и убеждений, косность с элементами «гиперсоциальности» — строгое следование социальным нормам — Г. В. Залевский, 2004);
  • • отрицание наличия болезни и ее симптомов с целью диссимуля- ции, а также из-за страха ее последствий. И здесь выделяется два варианта. В одном случае признаки болезни слабо выражены, но опасны (например, это бывает при туберкулезе, злокачественных опухолях), или же она является результатом поведения, осуждаемого моральными нормами (например, при попытке скрыть сифилис, СПИД). В другом случае мы имеем дело с вытеснением мыслей о болезни, нежеланием говорить о ней по этой причине (например, при хронической почечной недостаточности, сопровождающейся общей вялостью и апатией).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>