Обучающая супервизия (для подготовки супервизоров)

Супервизия для супервизоров («контроль-супервизия»). Даже «готовые» и «опытные» супервизоры испытывают потребность в (коллегиальной) поддержке, например, при необходимости коллегиального обсуждения тяжелых случаев или при необходимости оценки суперви- зорской компетентности в качестве обучающих (контроль-супервизия). Разумеется, в этой связи очень важным представляется вопрос о личности супервизора. Но об этом — отдельный разговор.

Отношение супервизии и психотерапии. Психологическая супервизия имеет некоторое сходство с терапией, но различий между ними гораздо больше, чем сходства. Процесс супервизии требует специальной подготовки, так как хороший терапевт — это не то же самое, что хороший супервизор (Hill et al., 1981). Главная цель супервизии состоит в том, чтобы сделать начинающих психологов-консультантов и психотерапевтов опытными психологами-консультантами и психотерапевтами, а не опытными клиентами и пациентами. Прохождение же индивидуальной психотерапии не является способом научиться проводить ее.

Психологическая супервизия — важный элемент качественной терапевтической практики. Она связана с совершенствованием терапевтических навыков, например, после окончания тренинговых программ, и осознаванием уровня своего клинического развития психотерапевтами, завершившими обучение в рамках тренинговых программ.

Со стороны большинства психотерапевтических школ и направлений постоянно подчеркиваются различия между супервизией и терапией (Rubinstein, 1992). Авторы психоаналитической ориентации активно выступают против сведения супервизии к индивидуальной терапии. Из этой традиции становится понятной опасность «терапевти- зирования» супервизии, когда, скажем, фокус супервизорской работы нацелен исключительно на личность супервизируемого и его жизненные (раннего детства) тенденции переноса, вместо того чтобы касаться активно и с ориентиром на будущее профессиональных проблем, которые, в конце концов, стимулируют желание осуществить супервизию и которые имеют наряду с индивидуальными и институциональные условия («систему» или «контекст»). Явная попытка некоторых авторов не только «класть на кушетку» личность супервизируемого, но и учитывать институционально-системные перспективы, может быть поддержана полностью с позиции самоменеджмента.

Такая опасность существует не только в рамках психоаналитической супервизии. Так, Грёнинг считает: «Супервизия квазиидентифициру- ется с гештальттерапией, психодрамой или разговорной психотерапией (в рамках гуманистической психологии) и создается определенное впечатление, что это как бы в интересах супервизируемого — принять бесплатно ее как лично мотивируемую терапию в качестве компенсации за неудовлетворительные условия работы в учреждении» (Groening, 1993. S. 67).

Хотя супервизия и терапия имеют, особенно на уровне процесса, некоторые пересечения в области структурных признаков, они отличаются рядом содержательных и тематических акцентов. В то время как супервизия ограничена областью «эффективного исполнения профессии», психотерапия относится к обработке личностных проблем и конфликтов в жизни и выходит далеко за пределы профессионального сектора. Искушение превратить супервизию в терапию существует особенно там, где большую часть вины за профессиональные трудности супервизируемого несут так называемые личностные факторы.

Бернард и Гудиеар описали три основных отличия отношений в клинической супервизии от других видов отношений в психотерапии и консультировании.

  • 1. Эти отношения являются оценивающими — в отличие от консультирования.
  • 2. Они долговременные — в отличие от тренинга.
  • 3. Они одновременно способствуют и улучшению профессионального функционирования супервизируемого, и отслеживанию качества профессионального обслуживания, которое получает клиент (Bernard & Goodyear, 1998).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >