Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ. ЕЕ ИСТОРИЯ СУЩНОСТЬ И МЕТОДЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ГЕОГРАФИЯ У ПЕРВОБЫТНЫХ НАРОДОВ И ДРЕВНИХ КУЛЬТУРНЫХ НАРОДОВ

Первобытные и полукультурные народы имеют по большей части узкий географический кругозор. Хотя по более детальным исследованиям устанавливается факт далеких передвижений первобытных народов, но при отсутствии письменности передача географических знаний была затруднена и о прежнем месте жительства у них оставались лишь смутные воспоминания, иногда они и совсем забывались. Правда, уже в ранние времена отдельные предметы часто перевозились благодаря торговым сношениям на большие расстояния; но они проходили через несколько рук, и поэтому обмен мало влиял на расширение географических знаний. Лишь некоторые народы, особенно морские, как полинезийцы или нормандские викинги, предпринимали, руководствуясь звездами, далекие плавания и умели рисовать грубые карты.

Наблюдение природы у всех этих народов направлено только на отдельные факты, а не на общий характер стран и местностей, а потому является в сущности не географическим. Оно кроме того носит и не научный, а мифологический характер, т. е. воспринимает процессы природы как действия сверхъестественных существ — богов и демонов. Тем не менее путем повседневных наблюдений у них набирается много знаний о животных, растениях и камнях или о ветрах и течениях, и эти наблюдения затем входят в науку.

Значительно выше стоят географические познания древних культурных народов. Главным фактором этой культуры является расширение национальных и государственных пределов, а в связи с этим и дальнейшее расширение регулярных сношений, которые в результате дают знание сначала окраинных областей своего государства, а затем и соседних стран. Благодаря тому, что эти народы уже обладают умением писать, важнейшие их знания могут сохраняться. Потребности расселения и хозяйственной жизни, а также собирание налогов создают в этих государствах, расположенных главным образом в низовьях рек, необходимость измерений страны, а также наблюдений над звездами; развиваются искусство полевых измерений (геометрия) и астрономия, являющиеся обе важными вспомогательными науками географии. Наблюдения природы становятся шире и глубже.

Этот прогресс знания совершался, хотя и аналогично, однако разным темпом в различных культурных странах древности, на переднеазиатском и Египетском Востоке, в Индии, в Китае, а также и в культурных странах древней Америки; но для нас достаточно, как было сказано уже выше, рассмотреть древний Восток, ибо только отсюда были оплодотворены античная классическая, а позже и современная европейская наука. Во главе должны быть поставлены культуры, египетская и вавилонская, причем для нас безразлично, каковы были их взаимоотношения. Обе в главных чертах носят континентальный характер; их кругозор расширяется поэтому главным образом знаниями о суше, и лишь позже к ним присоединяется, под влиянием других народов, знание морей и заморских стран. Кругозор их охватывает приблизительно страны, объединяемые нами теперь под названием Передней Азии, и область Нила до границ Судана. В ту эпоху занимаются астрономией, искусством измерения полей и ведением летописей, но направление этих знаний практическое, это еще не настоящая теоретическая наука.

Географические познания и воззрения древних евреев не самостоятельны, они заимствованы у вавилонян и египтян, а также у финикиян; они не заслуживали бы особого рассмотрения, если бы через посредство авторитета библии не оказали затем сильнейшего влияния на средневековую науку. Земля для древних евреев, как для всех первобытных и древних культурных народов, — неподвижный круглый диск, над которым расстилается небо. Восток находится впереди, запад (для них море) — сзади, юг — направо, север — налево. На севере находится гора богов. Так называемая генетическая таблица народов (Volkertafel der Genesis), которая в ее современном виде относится однако лишь к V столетию до нашей эры, дает обзор стран и народов земли от Мидии и Элама до Таршиша, о котором евреи узнали из путешествий финикиян, и от Черного моря до Египта и вплоть до пустыни. В подробностях она, конечно, полна ошибок, например, на ней Аравия соприкасается с Верхним Египтом. Но от нее до настоящего времени сохранилось разделение на семитов, хамитов и иафетитов; негры и монголы были тогда еще неизвестны.

Шире всего географический кругозор был у восточных приморских народов, особенно у финикиян. Финики — страна, подобная Ривьере, стиснутая между морем и горами, не лишенная плодородия, но небольшая, вследствие чего у нее быстро наступило перенаселение, толкавшее людей за пределы страны. Но против нее на расстоянии видимости человеческого глаза лежал Кипр, медный остров. Когда финикияне овладели морем, они стали стремиться все дальше, занимаясь торговлей и основывая в пригодных для этого пунктах фактории и колонии. Вдоль северного берега Африки они дошли до Гибралтарского пролива и вышли в океан, куда раньше их, вероятно, выходили уже другие восточные мореплаватели. Около 1100 г. финикияне основали (или завоевали) Гадесе и Партессос — библейский Таршиш, который был, вероятно, расположен в дельте Гвадалквивира. Сюда доставлялись не только богатые медные руды Сиерры-Морены, но также и привозимое либо самими финикиянами, либо северными мореплавателями, олово с Касситеридов, под которыми подразумевалась, вероятно, Бретань или Корнуэль. Таким образом географический кругозор финикиян по западному побережью Европы заходил довольно далеко к северу, может быть, им были известны и Мадейра и Канарские острова. Янтарь они, вероятно, получали из местностей близ устья Эльбы сухим путем. Но они предпринимали торговые плавания также и с северного края Акабакского залива, где у них была колония, в Красное море и дальше в Аравийский залив. Из библии известно о путешествии в Офир, в котором принимали участие подданные иудейского царя Соломона. Вероятно, это был большой разбойничий поход вроде плаваний флибустьеров XVI и XVII столетий. Местонахождение Офира определяется различно, одни ищут его в Южной Аравии, другие на Цейлоне, третьи в местности Софала на восточном берегу Африки. Геродот рассказывает также о плавании финикийцев вокруг Африки, предпринятом в царствование фараона Нехо, около 600 г. до нашей эры. В действительности этого плавания приходится сомневаться.

Другим центром древнего мореплавания была Южная Аравия. Отсюда плавания, по-видимому, простирались не только до Передней Индии и Цейлона, но и до полуострова Малакки; однако для истории географии они имели мало значения.

Гораздо важнее то расширение круга географических знаний, которому мы обязаны карфагенянам. Они унаследовали знания у финикиян и разработали их дальше. Особенно надежные сведения они; приобрели об атласских странах — Нумидии и Мавритании. Плиний рассказывает об одной экспедиции карфагенского адмирала Ганнона в VI столетии. Пройдя через Геркулесовы Столпы в океан, Ганнон поплыл вдоль африканского берега к югу. Как далеко он проплыл, неизвестно: он рассказывает о больших огнях, которые он видел на берегу; эти огни одними принимаются за извержение вулкана, которое могло бы быть отнесено только к горе Камерун, в то время как другие видят в этих огнях пожары саванн и полагают, что Ганнон дошел только до берега Сиерры-Леоне, т. е. приблизительно до 7° с. ш. Примерно к тому же времени относится экспедиция Гимилькона вдоль западных берегов Европы.

Таким образом мы видим здесь значительное расширение географического кругозора. Но дело ограничивается сравнительно узким кругом людей и до всеобщего сведения доходит только в виде слухов и в искаженной форме, благодаря существовавшему у всех торговых народов древности стремлению сохранять в тайне свои торговые предприятия. Литературных записей об экспедициях или описаний новых стран, за исключением отдельных заметок в библии или у греческих писателей, до нас не дошло; может быть, таких записей вовсе и не составлялось.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>