Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ. ЕЕ ИСТОРИЯ СУЩНОСТЬ И МЕТОДЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ГЕОГРАФИЯ В СРЕДНИЕ ВЕКА

Между географией древности и средневековья нельзя провести резкой границы, и все-таки это две совершенно различные науки. Средние века не были продолжением классической древности, как это часто думают; правда, средневековье стоит на плечах классической древности, но это есть нечто новое и выросшее на новой почве. Носителями знания являются по большей части уже новые народы. Наука средневековья должна начинать сначала, она находится в рамках другой религии и другого мировоззрения. Этим определяется также и его география. Средние века нельзя рассматривать, как нечто единое. В раннем средневековьи наук — собственно западноевропейская, византийская и арабская — развиваются почти независимо друг от друга; позднейшее средневековье на Западе, а еще более переходная эпоха ренессанса сильно отличаются от раннего средневековья.

А. Западное средневековье до крестовых походов

Под западным средневековьем мы понимаем область римской церкви; ибо параллельно с разделением римской и греческой церквей идет разделение и обеих культурных областей, можно сказать даже, что второе предшествует первому. Пространственное расширение географического знания приблизительно совпадает поэтому с распространением римского христианства. То же можно сказать и о научной концепции, ведь духовные лица были единственными носителями науки в этот период. Главным фактом в распространении римского христианства было то, что оно из области Средиземноморья перекинулось на север и охватило всю Западную Европу; напротив, Северная Африка, со времен распространения арабов в VII в., была для него потеряна. Распространению географических знаний особенно содействовали многочисленные паломничества в Рим и в Иерусалим. Несколько описаний такого рода путешествий сохранилось и до нашего времени. Много сведений о них собрано также в «Acta sanctorum».

Совершенно особо стоят открытия норманнов. В своей обработке исторического труда Отозия Альфред Великий рассказывает о путешествиях двух норвежских купцов, а именно, о плавании Вульфстана в Балтийское море до побережья Восточной Пруссии и устьев Вислы и о плавании Отера вокруг Нордкапа и Кольского полуострова в Белое море (вероятно не до устьев Двины, а в Кандалакскую губу), установившем очертания Скандинавского полуострова. Гораздо важнее были плавания на запад, о которых сообщает Адам Бременский. Приблизительно в 861 г. норманны открыли Исландию, где они, впрочем, нашли уже ирландских монахов; немного позже они сами основали там поселения. В 983 г. бежавший из отечества Эрик Рыжий открыл западный берег Гренландии и основал там поселения, просуществовавшие в течение многих столетий. На пути туда сын его Лейф, в 1001 г., был отнесен бурей на юг, к неизвестному берегу, откуда уже и добрался до Гренландии; Торфинн, пойдя по его следам, открыл три страны, которые он назвал: страной камня, страной леса и страной вина; последняя названа так потому, что там рос дикий виноград. О локализации этих трех стран много спорили: в то время как Рафен, а вслед за ним Гумбольдт полагают, что это были Лабрадор, Новая Шотландия и Массачусетс, под 40° с. ш., Шторм, критически исследовав вопрос, перенес эти страны ближе к северу и поместил «страну вина» в Новую Шотландию. Другие ученые предполагают, что это был южный берег реки св. Лаврентия в местности Квебека; дальше всех в критике заходит Нансен в своей книге «Nebelheim». Он считает открытие Америки норманнами установленным фактом, но все подробности объявляет сказочными украшениями, заимствованными, вероятно, из занесенного в Исландию латинскими монахами античного мифа о счастливых островах. Как бы то ни было, исторического значения это открытие Северной Америки не имело; по-видимому, ни Колумб и никто из привлеченных им к делу авторитетов ничего об этом открытии не знали.

Уже в конце древних веков античная наука пришла в упадок, И раннехристианское средневековье питалось скудными остатками, в виде таких писателей, как Солин и Орозий. Решающим для всего мировоззрения был в средние века авторитет библии, а поэтому и для географической концепции решающим стало представление о земле, сложившееся у древних иудеев в середине первого дохристианского тысячелетия и не подвергавшееся еще влиянию греческой науки. Библейский рассказ о сотворении мира считался за научный источник, сотворение мира в шесть дней — за непреложную истину. Земля опять превратилась в круг. Если в древности народные массы и даже такие образованные люди, как Тацит, твердо держались этой концепции, то теперь она была окончательно утверждена авторитетом библии. Картами служили так называемые «колесные карты» (Radkarten), — карты в форме круга; в верхней восточной половине земли помещалась Азия, в нижней, западной, налево, т. е. на севере — Европа, направо на юге — отделенная от Европы Средиземным морем Африка. В общем очертания стран были по большей части искажены. Вся концепция природы возвращается назад к мифологической эпохе; все объясняется не безличными причинами, а чудом, и отдаленные края земли снова населяются чудовищными людьми и животными.

Географические произведения этого раннего средневековья: 13-я и 14-я книги «Начал» Исидора Севильского, «Космография» — Ано- нимуса из Равенны, книги Этикуса Истрийского, епископа Виргилия Зальцбургского, который долгое время был аббатом Фульды, англосакса Беда, Рабануса Мавра («De universo»), ирландского монаха Дику- иля; все они стоят на относительно низком уровне и по большей части опираются на книги поздней древности. Для современной методологии они не имеют значения.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>