Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ. ЕЕ ИСТОРИЯ СУЩНОСТЬ И МЕТОДЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Б. Византийская география

Греческий или византийский Восток представляет собою другую культурную область, которая не только говорит на другом языке и придерживается другой религии (что в те времена оказывало большое разделяющее влияние), но и имеет также совершенно другой кругозор. Западная Европа от него далеко, религиозные связи простираются на восточно-европейскую низменность, Балканский полуостров и Малую Азию, с остальным Востоком поддерживаются оживленные сношения. Для знакомства с Азией особенно важны были торговые отношения, завязанные с проникшими до Арало-Каспийской низменности турками в обход персидской торговле. Посольство Цемарха в 569 г. достигло Алтая, и описание этого путешествия дошло до нас; несторианские миссионеры приезжали в Индию и через Центральную Азию — в Китай. Замечательны торговые путешествия Козьмы Инди- коплевта в первой четверти VI столетия в Индию и Восточную Африку.

Византийская наука, особенно вначале, в царствование Юстиниана, стояла на большей высоте, чем западная. Античная греческая литература, которая была значительно ценнее римской, все же частью сохранилась. Собственная литература находилась, конечно, и здесь на более низком уровне; особенно бросается в глаза пренебрежение страно- и народоведением, по сравнению с историей; географические сведения у Прокопа из Цезареи переплетаются с историей. География и здесь находится под властью церкви и авторитета библии. Поэтому вряд ли нужно вдаваться в более подробную оценку византийских представлений о земле и ее природе. Их слишком низкий уровень уясняется в особенности из христианской топографии Козьмы Индикоплевта, который впоследствии стал монахом.

В. Арабская география

Выше географии раннего христианского средневековья стояла арабская география, т. е. пользовавшаяся арабским языком география арабско-магометанской культурной области, представителями которой отнюдь не являлись обязательно только арабы, а по большей части персы, мавры, испанцы и др. В течение немногих десятилетий ислам распространился почти по всей Передней Азии и Северной Африке и проник также в Испанию и Сицилию; в Центральной Азии, Китае и Индии, в Судане и Восточной Африке он также постепенно приобретал почву под ногами. Вся область ислама находилась в сравнительно тесной взаимной духовной связи, благодаря общему употреблению арабского языка и регулярному паломничеству в Мекку, собиравшему правоверных из всех стран. Сильное стремление к путешествиям объясняется господствовавшим в значительной части арабо-магометанской культурной области номадизмом. Такие люди, как Массуди и Ибн Гау- кал или Мукадасси в X в., или Ибн Батута и др. в XIV в. — ограничиваюсь только главнейшим — принадлежат к числу величайших путешественников всех времен. Краткий обзор путешествий последнего из указанных нами выше мы приведем здесь для того, чтобы дать представление об этих путешествиях вообще. В 1325 г. Ибн Батута выехал из своего родного города Танжера и в качестве пилигрима проехал через Северную Африку в Мекку. Оттуда он объехал Сирию, Персию, Месопотамию, дошел по восточному берегу Африки до Кимвы, побывал в Крыму и Южной России (Кипчак) вплоть до Болгар (близ нынешней Казани), проехал через Хиву, Бухару, Харасан и затем через Синд в Дели и по Малабарскому берегу к югу до Каликута, затем посетил Мале- дивы и Цейлон и через Ост-Индские острова прибыл в Китай, который он проехал до главного города Пекина. Через 24 года, в 1349 г., он вернулся в свой родной город, а позже объездил еще Сицилию и пересек пустыню до Тимбукту. По этим путешествиям можно измерить широту географического кругозора арабов.

Они совершали также большие плавания по морю. Из рассказов о таких морских путешествиях возникло вплетенное в «1001 ночь» полное приключений путешествие Синдбаба, которое удачно было названо арабской Одиссеей.

Однако арабская география стояла выше христианской не только по охвату пространства, но и по своей методологии; дело в том, что у арабов в Александрии лучше сохранилась античная литература, которая и послужила основой арабской науки. Не только астрономический труд Птоломея «Альмагест», но также и его география были переведены на арабский язык. Аль Варизми и Эдризи продолжали его дело и составляли карты по его образцу. Но с течением времени греческие образцы поблекли, и арабская картография стала опускаться все ниже и ниже.

В отличие от географии западного средневековья земля у арабов продолжала оставаться шаром, и для определения ее величины не только были переняты древние меры, но при калифе Манзуре, в начале IX в., были предприняты новые градусные измерения, первое — на равнине Тадмора, второе — в Месопотамии. Оба измерения дали вполне сносные по точности результаты. Склонность арабов к астрологии послужила на пользу астрономическим определениям места, но все- таки даже самые точные определения широт давали ошибку до 1/3°. Дальнюю восточную часть ойкумены не решались трогать, но материк все-таки уже не тянулся за пределы известного, как у Птоломея, а ограничивался на востоке океаном. Передняя Индия получила форму полуострова, отсутствовавшую в античной географии. Индийский океан остался узким внутренним морем, замкнутым восточным выступом Африки, и был наполнен многочисленными островами.

Вертикальное членение стран и в арабской географии еще сильно отставало. Знание природы несколько обогатилось наблюдениями, но в общем опиралось на знания классической древности.

Географическая литература была различного рода. Главноуправляющий почт Ибн Хордадбе написал в 847 г. книгу о дорогах и государствах — довольно сухую политическую географию и статистику, которая выходила за пределы царства калифов, но была в этой части полна грубых ошибок. Большинство книг были описательным страно- и народоведением, иногда переплетенным с историей, наподобие Геродота и Полибия. Это относится, например, к восьмитомной книге, известной под названием «Золотые луга» путешественника Массуди, и являющейся извлечением из какого-то еще более обширного сочинения. Более географичными, построенными примерно по Страбону, были: книга о климатах Мукадаоси, «Книги стран» Истахри (около 950 г.) и Ибн Гаукала (около 976 г.). К началу XI в. относится книга Альбируни об Индии. К середине XII в. — тесно примыкающая к Птолемею книга Эдризи под странным названием: «Geographia Nubiensis». К первой четверти XIV в. относится большое страноведение Абульфеда — довольно сухое и в ряде мест довольно запутанное топографическое описание стран. К этому времени арабская география находится уже в упадке.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>