Д. Переход к новому времени: эпоха раннего ренессанса и начало океанических открытий

Если средние века представляют собою нечто совершенно иное, чем древность, то между средневековьем и новым временем подобного разрыва не имеется. Переход совершился постепенно, временем перехода был XV век. Это было время раннего ренессанса, когда началось освобождение от авторитета церковной догмы и возвращение к античной литературе и античному способу мышления. Более или менее независимо от этого достигает значительных успехов и пространственное знание земли.

Путешествия в Индию сухим путем еще продолжаются. Венецианец Николо Конти, принявший ислам, проехал в 1424—1449 гг. через Сирийскую пустыню и Месопотамию в Переднюю Индию, а оттуда проник дальше в Заднюю Индию и на Ост-Индские острова вплоть до Молуккских; рассказ о его путешествии записан Поджио. Полстолетия спустя португалец Ковилья проехал через Египет и Аден в Индию, а оттуда в Софалу — на восточном берегу Африки.

Гораздо значительнее были открытия португальцев, которые можно считать за начало эпохи великих открытий. Португальцы теперь вместо итальянцев выходят в океан и повторяют их открытия океанских островов; под руководством принца Генриха, мореплавателя, они проникают с 1415 г. к западным берегам Африки. Первоначальным мотивом было, вероятно, преследование мавров, изгнанных из Португалии в их собственную страну, а затем желание распространить христианство, поиски сокровищ и стремление завязать сношения с легендарным священником Иоганном; лишь позже к этому присоединились попытки найти морской путь в Индию. Но португальцы были еще неопытны в мореплавании, а потому медленно подвигались вперед. Они долго останавливались у мыса Боядор (немного южнее Канарских островов), потому что не осмеливались обойти выдававшийся риф. Только в 1434 г. они продвинулись за мыс. В 1445 г. они достигли и миновали зеленые предгорья и пришли в населенную землю с пышной растительностью; в отчете о путешествии Кадамосто мы встречаем живое описание тропической природы. После смерти принца Генриха (1460 г.) наступил перерыв в плаваниях. В 1471 г. они были возобновлены. В 1484—1485 гг. Дего Као дошел до устья Конго и вошел в эту реку; на его корабле находился в качестве космографа нюренбергский ученый Мартин Бегайм, ученик Региомонтана. Уже два года спустя Бартоломео Диац дошел, хотя и с довольно большими трудностями, до южной конечности материка и прошел дальше к востоку до Большой Рыбьей реки. Он назвал южную оконечность материка мысом Бурь (Cabo Tormentoso), но король изменил это название на мыс Доброй Надежды, потому что его открытием создавалась возможность дойти морским путем до Индии. Но эта цель была достигнута лишь после открытия Америки Колумбом.

Греческая литература впервые попала в Италию не со времени завоевания Константинополя турками, как это часто утверждают, но раньше, и была там воспринята такими людьми, как Петрарка, Поддано и другие. Гуманизм, это новое светское направление в мировоззрении, оторвался от церковной ортодоксии. Почти целое столетие гуманизм оставался замкнутым в Италии и лишь после этого стад распространяться по остальным странам Запада. В области философии он выражался в преклонении перед Платоном; для географии решающим было знакомство с Птоломеем, который стал великим географом не только для XV, но и для следующего века. Первый его латинский перевод относится в 1410 г., первым изданием, опубликованным в Германии, было Ульмское; в 1482 г. Плиний, Страбон и др. писатели-географы были вновь открыты и переизданы, но не играли такой роли, как Птоломей, в труды которого были вплетены все новые открытия. Это новое восприятие идей Птоломея оказалось на пользу прежде всего, конечно, математической географии; в нюренбергской школе Птоломея изучали и продолжали его работу Пербах, Региомонтан и Бегайм. Новый инструмент для измерения углов, так называемый якобштаб, который был больше пригоден для применения на судах, дал возможность увеличить количество астрономических определений мест. Таблицы Птоломея были дополнены, рисовались новые карты мира, например, Флорентийская карта мира 1447 г., карта Фра Мауро 1457 г., или имевшая наибольшее историческое значение карта Тосканелли 1474 г. Новые карты прилагались также и к изданиям Птоломея. В 1492 г., т. е. в самом конце этой эпохи, Мартин Бегайм сконструировал немой глобус, который до сих пор хранится в Нюренберге. В построении очертаний земли были частные различия, но в общем оно примыкало к Птоломею и отодвигало Восточную Азию слишком далеко на восток.

Знание природы в эту эпоху ре сделало больших успехов.

Делу распространения географической литературы пришло на помощь изобретение книгопечатания. Важнее всего были различные издания Птоломея (см. выше), но к ним присоединились и самостоятельные труды, потому что прелесть новизны привлекала большинство гуманистов к страно- и народоведению. Укажем здесь на «Geographia Illustrata» Конрада Кельта и неоконченную космографию папы Пия II («Епеа Silvio Piccolomini»); опубликовано было только описание Азии в 1461 г. В этих сочинениях география переплетается с историей, встречаются красивые описания, но научная концепция не отличается особой глубиной.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >