Г. Твердая земная поверхность

Если за твердую земную поверхность считать, как это принималось прежде и как теперь еще принимают географы старой школы, исключительно то, что находится выше уровня моря, т. е. принимать в расчет только сушу, возвышающуюся над уровнем моря, то она будет, конечно, сильнее расчленена и изрезана, чем водная оболочка. Но при более глубоком научном подходе земную поверхность следует рассматривать прежде всего, как связанное целое с поверхностью, очень неровной, а потому покрытой в более низких частях водой, а потом уже переходить к делению ее на сушу и море.

Твердая земная кора имеет разнообразный материальный состав. География долго пренебрегала его изучением, и до сих пор географические описания обыкновенно мало обращают на него внимания; однако чем глубже ведется изучение, тем яснее выявляется зависимость орошения, растительности, хозяйственной деятельности человечества и т. д. от материального состава земной коры, тем более выясняется необходимость включать его в сферу географического рассмотрения.

Но на различных глубинах состав этот очень различен и требует различных методов исследования. На большой глубине мы можем допустить существование бесформенной, переходящей в жидкое агрегатное состояние магмы, в которой обнаруживаются только химические различия состава; но магма уже не относится к земной поверхности и имеет для нее значение только по своему влиянию на нее. На меньшей глубине земная кора состоит из ясно различимых минералов и горных пород; рассмотрение их должно опираться на минералогическо- петрографическое основание. На поверхности земли состав часто опять изменяется, причем четкая петрографическая структура переходит в лишенную структуры почву, которая исследуется почвоведением при помощи методов иногда минералогических, но чаще химико-физических. Значительно уступая в массе лежащим под ней горным породам, она имеет для растительного мира и для сельского хозяйства наибольшее значение и со времен Рихтгофена по праву сделалась предметом географического изучения.

Составные части твердой земной коры можно рассматривать и с точки зрения их возраста. Для геологии эта точка зрения имеет величайшее значение, потому что ее взгляд направлен, главным образом, на историю земли, и она находит в составе пород и в окаменелостях слоев свидетельства о состояниях земной коры в прошедшие периоды. Когда геологические способы рассмотрения получили право гражданства в географии, она часто стала придавать большое значение также и времени образования горных пород. Это правильно, поскольку возраст слоев указывает на условия залегания, а до известной степени и на состав горных пород, а зная ход исторического развития легче понять настоящее состояние, но непосредственного значения для географии возраст слоев не имеет, и при географических описаниях следует воздерживаться от приведения данных геологического возраста.

Из твердого агрегатного состояния вытекает значение соотношений формы, т. е. расположения масс состава. Как в материальном составе следует различать горную породу и почву, так здесь нужно различать внутреннее расположение составных частей, т. е. внутреннее его строение, и верхнюю границу между твердой земной корой, с одной стороны, и водной или воздушной оболочкой, с другой, т. е., следовательно, внешнюю форму земной поверхности. Эта последняя долго одна и принималась в расчет географией. Но это неправильно. Подобно тому, как почва не есть то же, что горная порода, но получается в результате ее изменений, так и внешняя форма не является непосредственным следствием внутреннего расположения, но находится в некотором противоречии к нему и к той тектонической поверхности, которая получилась бы в результате одного только внутреннего строения; поэтому геоморфология — наука о внешней форме земной поверхности отлична от геотектоники, или науки о внутреннем строении.

Форма земной поверхности представляет собой единое целое; но чтобы легче было умственно ее охватить, приходится представлять себе ее разделенною на части, расположенные одна около другой.

При этом можно установить несколько разных по размерам групп, которые мыслимы частью самостоятельно, частью только как изменения или части других более крупных форм, следовательно можно различать самостоятельные и несамостоятельные формы. Формы резко меняются в зависимости от того, соприкасаются ли они с воздушной или водной оболочкой, т. е. являются ли они подвоздушными или подводными. Различие это совпадает в значительной части с различием материковых и подводных форм, но к формам, покрытым водой, относятся также впадины и ложа озер, рек и ледников. Особая группа форм создается на берегах морей и озер, как и на берегах рек, где вода и суша соприкасаются между собой. Эти формы принято противопоставлять как горизонтальное расчленение вертикальному; но обозначение выбрано не особенно удачно, потому что для берегов имеет значение вертикальное расчленение, а у форм суши и морского дна нельзя не считаться и с горизонтальным протяжением.

Особо важным фактом вертикального членения твердой земной поверхности является высота над уровнем моря и именно потому, что с повышением этого уровня связано падение температуры. Поэтому понятно, что данные высот над уровнем моря, после того как научились их определять, играют большую роль во всех географических описаниях. На первом месте стоят обыкновенно вершины, высота которых приводится с точностью до одного метра и иногда даже до десятых долей. Против такой точности началась реакция, но она зашла, пожалуй, уж слишком далеко. Высота вершин соответствует прежде всего внутреннему строению и проливает свет на общую высоту горной страны кроме тех случаев, когда вершины в качестве вулканов являются паразитарными образованиями. Высота горных перевалов имеет особенно важное значение для географии сношений. Продольные профили гребней гор дают понятие одновременно и о вершинах и о высоте перевалов. Напротив, вычисление средней высоты вершин, средней высоты перевалов, средней высоты хребта, а также средней разницы между средними высотами вершин и перевалов не имеет значения, по моему мнению, ни для морфологического познания, ни для вопроса об удобстве сношений. То же можно сказать: и о средних величинах, вычисляемых так называемой орометрией, а также и об излюбленной за последнее время «энергии рельефа». Они, по-видимому, составляются по образцу средних величин времени, которые играют такую большую роль особенно в климатологии, а также и в торговой статистике и т. д. и служат для того, чтобы выяснить: общий процесс явления, элиминировав периодические и непериодические его нарушения. Неровности твердой земной поверхности не могут рассматриваться как нарушения некоторого нормального уровня, выражаемого средней высотой и средней покатостью; этот нормальный уровень не имеет никакого значения и не разъясняет ни вопроса о возникновении горных систем, ни вопроса об их влиянии на строение поверхности. Я никогда не встречал исследования, которое пользовалось бы этими средними в том или ином направлении. Значение могут иметь только вычисления действительной поверхности по сравнению с поверхностью, приведенной к уровню моря, и вычисления объема целых горных стран для познания действия их масс.

Со строением твердой земной коры тесно связана ее механика; это в сущности то же самое, но только с другой точки зрения. Расположение составных частей дает их статику, в то время как их движения составляют их динамику. Если первое имеет значение, лишь поскольку оно определяет условия залегания горных богатств, то вторые имеют и непосредственное географическое значение. И здесь рядом с движениями недр земли стоят движения земной поверхности. Несколько расширяя различие, установленное Гумбольдтом, первые назвали эндогенными, вторые — экзогенными движениями. К первым относятся вулканические извержения и интрузии, складки и сбросы, землетрясения; вторые могут быть вызваны и одной только силой тяжести, но чаще вызываются движениями воды или воздуха, причем подвижные составные части твердой земной коры в течение некоторого времени соединяются с водной и воздушной оболочкой. Эти движения проявляются в твердой земной коре преимущественно как явления сноса или отложения.

Физические явления, в более тесном смысле, имеют для твердой земной коры меньшее значение, но ими часто уж слишком пренебрегают или же рассматривают их во вторую очередь, между прочим. Температура почвы, которую часто рассматривают вместе с внутренней теплотой земли, как свойство, присущее всей земле, является фактически свойством твердой земной поверхности, подобно тому как температура воды и температура воздуха относятся к рассмотрению воды и атмосферы. Даже окраска почвы, которою пренебрегают всего чаще, является характерным свойством ландшафта. Менее важны явления звука и запаха почвы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >