Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ. ЕЕ ИСТОРИЯ СУЩНОСТЬ И МЕТОДЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Ж. Растительный и животный мир

Для географической концепции жизни, на мой взгляд, безразлично, зависит ли она целиком от физических и химических сил или же существует еще и какая-то особая жизненная сила. Ничтожное значение для географического положения организмов имеет также и связанный с этим вопрос о том, возникла ли жизнь на самой земле и ограничивается только ею или же она была занесена на землю извне. Для географии организмов важно то, что организмы представляют собой не сплошную массу, а отдельные индивидуумы, которые могут переменять место, не теряя своего своеобразия. Только после своей смерти и перехода в неорганическую природу они теряют свою способность перемещения и становятся настоящими составными частями земной поверхности, как это происходит например при образовании перегноя, торфяных болот и коралловых рифов. По аналогии с атмосферой, гидросферой и литосферой, применяют также и термин биосфера; но эта аналогия ведет к ошибкам. Органической природе, как целому, нельзя приписать ни качеств материального состава и формы, ни механических, физических или химических сил, а приходится воспринимать отдельные органические индивидуумы и сообщества, как таковые, и рассматривать их в их соотношениях с земной поверхностью. Нам важно при этом не распределение определенных классов организмов, что скорее является делом ботаники и зоологии, а служащие местопребыванием организмов пространства на земле, заселение различных мест земной поверхности организмами разного вида и разной численности; при этом мы признаем за различными классами организмов различное значение, смотря по их роли в хозяйстве природы и по их важности для человека.

Ботаника сначала разделяла растения — если не говорить о делении на основе полезности для человека — по их росту, но она скоро вышла из этих рамок и основала свое деление, главным образом, на строении органов размножения (цветы и плоды). Этот принцип был решающим как для искусственной системы Линнея, которая стремилась только к обзору растительного мира, так и для естественных систем растений, которые опираются на естественное родство и условия происхождения растений. Но и они не могут исчерпать всех условий жизни и роста, потому что последние зависят не от происхождения, а от внешних условий жизни и представляют собою приспособление к ним организмов. Уже Гумбольдт по гениальной интуиции ставил рядом с генетической системой растений систему форм растительности, которую он, правда, сначала основывал на физиономии растения, смешивая ее с обычной системой растений. Новая наука начала, конечно, со многими отдельными переделками, перерабатывать систему растительных форм на началах физиологии. Теперь мы имеем два деления растительного мира, которые совпадают только в низших членах — видах и разновидностях, а на верхних ступенях деления расходятся: с одной стороны, так называемую естественную систему растений, которая основана на органах размножения и должна изображать условия происхождения, с другой — физиологическо-физиономические деления, которые основаны на строении вегетативных органов и выявляют сходство или различие в условиях и образе жизни. Для обоих этих способов рассмотрения найдены краткие выражения: растительный мир с точки зрения происхождения обозначается словом флора, а с точки зрения образа жизни — словом растительностъ (Vegetation). Тем самым фитогеографии диктуется необходимость двоякого рассмотрения. С одной стороны, фитогеография исследует флору области, т. е. наличие или отсутствие в ней определенных, включенных в систему растительных групп, классов, порядков семейств, родов, видов и подвидов. Она составляет списки флоры, на которых можно основывать статистику флоры. Путем сравнения различных местностей устанавливаются как черты своеобразия и эндемизмы для каждой местности в отдельности, так и ее родство с другими местностями. Она исследует также переселения растений и изменения внутри флор. С другой стороны, фитогеография интересуется растительностью. Она изучает свойственные каждой области формы растительности с особым характерным для каждой формы образом жизни и строением вегетативных органов, в особенности, стебля, Листьев и корней, а также так называемые растительные формации[1], т. е. пространственные сочетания растений с однородными условиями жизни, а также и с разнородными условиями, но так или иначе пространственно связанные между собою по условиям своего образа жизни. Она особенно охотно обращает внимание на эти растительные формации, потому что они уже с первого взгляда бросаются в глаза, как существенные составные части ландшафта. Как растительность, так и флора в силу оседлости растений обнаруживают твердо фиксированные пространственные отношения, которые делают их легко доступными для географического освоения.

Животный мир отличается от растительного своей подвижностью и большей пространственной изолированностью животных одно от другого. Художник-пейзажист не относит их к самому ландшафту, а к его обстановке (Staffage); так же поступает среди географов Пас- сарге, но с научной точки зрения это резкое разделение между растительным и животным миром неправильно; слишком уж велико для этого внутреннее родство всей жизни.

Низшие классы животных в общем имеют ничтожное географическое значение, потому что в картине ландшафта они отступают на задний план и обнаруживают менее характерные различия в распространении. Некоторые классы животных, как моллюски, особенно важны для понимания исторического развития животного мира; наибольшее значение для географии имеют позвоночные животные и в особенности млекопитающие.

В животном мире мы встречаем то же самое деление, как и в растительном; соответственно флоре и растительности мы различаем, с одной стороны, фауну, с другой — жизнь и habitus животных. При больших и более бросающихся в глаза различиях и более ярко выраженной индивидуальности в самом пространственном распределении животных, здесь на переднем плане стоят различия, основанные на происхождении, т. е. фаунистические; но образ жизни и связанное с ним строение и цвет шкуры, особенности органов движения и чувств, а также желудка, кишечника, сердца и легких у различных родов и видов приспособились к окружающей среде настолько сходно, что зоогеография должна была бы уделять условиям жизни животных, их физиономии и экологии гораздо больше внимания, чем она еще недавно это делала. И по отношению к животным также мы можем говорить о жизненных сообществах, которые, подобно растительным формациям, характерны для данной области; но они лишены непосредственной пространственной связи, отступают на картине ландшафта более на задний план, чем первые, и потому меньше интересовали географию.

  • [1] Я прекрасно знаю, что современные представители фитогеографии оспариваютэтот термин и я тоже нахожу его некрасивым с литературной точки зрения; но ни одноиз предложенных выражений не может, по-моему, заменить его, кроме разве слова«состав» (Bestand), которое в фитогеографии употребляется в ином смысле. «Сообщество» (Lebensgemeinschaft) слишком мало выражает топографический момент растительных формаций.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>