Человек

Человек является перед нами как живое существо, одаренное всеми свойствами высших млекопитающих; но более высокое развитие его духа создает величайшие различия, которые почти совсем отделяют человека от природы и ставят его рядом с ней в качестве равноправного объекта рассмотрения. Мы считали ненужным рассматривать отношение жизни к неорганической природе, так же мало нужно нам рассматривать и отношение духа к природе. Географическая концепция почти не затрагивается различиями в метафизической концепции этого отношения; она должна лишь остерегаться того, чтобы не преувеличивать этого различия, чтобы не проглядеть, как это часто случается, большой аналогии между человеком и природой.

Двоякое рассмотрение живых существ по их происхождению и по их физиологическому и экологическому развитию применимо и к человеку.

Впрочем различия происхождения здесь будут менее значительны; ибо расы, как мы называем группы людей по их происхождению с их наследственными качествами, соответствуют не видам, а подвидам животных, и в число различий входят, по-видимому, также особенности образа жизни, следовательно, экологические признаки приспособления. География, конечно, должна пытаться определить расовую принадлежность жителей страны; ибо если бы мы даже пожелали рассматривать людей лишь как «обстановку» ландшафта, то было бы все же не безразлично, какие они — белые, желтые или черные. Далеко ли заходят расовые различия, какое значение они имеют для форм культуры — это вопрос, который сильно волнует умы. Беспристрастное научное исследование не станет считать особенности характера народов непременно за расовые, особенности, но признает во многих из них экологическую приспособляемость к окружающей среде и не будет придавать расе такого большого влияния на форму культуры, как это делают в споре разного рода крикуны (Rufer).

Экологическая приспособляемость принимает у человека другую форму, чем у растений и животных. Только в раннюю эпоху человечества она сказывается, как и у них, на самом человеке, а затем уже только на его культуре; ибо с течением времени человек приобрел себе всякое имущество в виде платья, жилища, утвари, орудий и оружия, при помощи которого он защищается от природы и работает над ней, все больше и больше ею овладевая. Но все эти орудия, которые служат человеку в борьбе с природой, он должен постоянно приводить в соответствие с природой в самом широком смысле этого слова.

Факты культуры можно отнести к двум группам. Одна из них охватывает явления, выражающие собою непосредственное отношение отдельного человека к природе страны, другая — охватывает формы общественной организации.

К первым прежде всего относится заселение страны, которое всегда связано с более или менее значительным изменением самой страны, ярче всего выражается в картине ландшафта и, с другой стороны, само зависит и в качественном и в количественном отношении от природы страны. К фактам изменения стран можно отнести и перенесение культурных растений и домашних животных из одной страны в другую.

Рассмотрение населения по его численности находится в тесной связи с рассмотрением поселений и является как бы обратной стороной медали; ибо количество населения идет параллельно с частотой поселений. Поэтому плотность населения с давних времен является излюбленным предметом географического рассмотрения; но ее часто рассматривают слишком изолированно и слишком пренебрегают как естественным движением населения, так и переселениями; состояние населения всегда может быть лучше всего понято из его движения, именно в нем обнаруживается географическая причинность. Без сомнения географическое рассмотрение должно проводиться с известным тактом, чтобы останавливаться там, где факты статистики населения уже теряют связь с природой страны.

Население распределяется по поселениям — отдельным хуторам (Einzelsiedelungen), деревням и городам; род поселений и их распределение в географическом отношении особенно заметны и характерны и потому всегда в первую очередь привлекали внимание географов. Если прежде географическое описание выливалось в подробные описания городов, часто более относившееся к общей истории или к истории искусств, чем к географии, то впоследствии научная география слишком долго ограничивалась одним лишь положением населенных мест и только за последнее время занялась хозяйственными типами поселений и их очертаниями, родом построек, всем вообще хозяйством или, выражаясь иначе, физиологией и физиономией поселений.

Рассмотрение путей сообщения тоже иногда бывает односторонним. На первом плане здесь всегда стоят дороги, которые являются уже сами по себе топографическим фактом, отмечаются на топографических картах и относятся к картине ландшафта; направление дорог вместе с расположением поселений входило уже в древнюю географию. Напротив, качество дорог, зависящее в значительной степени от свойств почвы, от вод и климата, с другой стороны — от наличия строительных материалов, привлекало меньше внимания, а характерные для страны особенности средств передвижения лишь упоминались при случае в описаниях стран, систематически же изучать их стали лишь очень недавно. Природа страны отражается даже на постройке и использовании железных дорог, но география должна, конечно, остерегаться включать в свою область отдельные подробности их организации и эксплуатации.

О том, что хозяйственная жизнь страны основана на ее природе или, по крайней мере, зависит от нее, говорить не приходится. Само собою разумеется, что хозяйственная жизнь создается деятельностью человека, но она должна применяться к природе. Она находится в такой тесной связи с заселением и путями сообщения, что ни одно из них не может быть понято без остального. Экономическая география за последнее время становится излюбленной частью географии; но она часто впадает в ошибку, рассматривая географическое распространение продуктов и хозяйственных форм (что является скорее задачей географического продуктоведения и хозяйствоведения), вместо того чтобы заниматься характером хозяйства отдельных стран и местностей. Она также не должна покидать почву географии, включая в свои исследования отдельные подробности хозяйственной деятельности и организации, которые уже мало связаны с природой страны. Факты хозяйственной жизни расчленяются на сельскохозяйственное производство, горную промышленность, обрабатывающую промышленность — мелкую и крупную, торговлю и потребление. Все эти стороны хозяйства так или иначе зависят от природы и входят в качестве определяющих моментов в характер страны. Сильная зависимость обнаруживается также в индустрии и торговле, и когда некоторые географы- экономисты оставляют эту зависимость без внимания, они совершают методологическую ошибку.

Потребление приводит нас к явлениям быта материальной и духовной культуры; сюда относятся: здоровье и уход за телом, пища, одежда, жилище, утварь, трудовая деятельность и игры, удовольствия, духовное и нравственное образование, религия и сокровища науки, литература и искусство. По отношению ко всем этим явлениям география еще не выработала достаточно твердой позиции, не нашла еще верной средней дороги между слишком подробным их описанием, вдающимся в такие области, которые далеки от природы страны, и полным их игнорированием. Конечно, некоторые подробности, особенно духовной культуры, ускользают от собственно географического рассмотрения; но многие другие факты связаны с природой страны, — как с ее производственными возможностями, так и с ее требованиями

(Anforderungen), в особенности обусловленным климатом, — настолько явно, что географическое описание без этих фактов страдает большими пробелами.

Другую основную группу связанных с человеком явлений образуют формы общественных объединений (Vergesellschaftung): народы, религии, государства; хотя в картине ландшафта они непосредственно не играют почти никакой роли, они все-таки являются существенными составными элементами страны.

Народы не следует смешивать с расами. Народы создаются не общностью происхождения, а общностью исторического развития и образа мыслей и чувств. В большинстве случаев к этому присоединяется и общность языка, но в этом нельзя видеть обязательного признака народности. Необходимым условие образования народа является общность территории, вследствие чего народы становятся явлениями географического порядка и приобретают большую часть своих особенностей непосредственно или косвенно от особенностей природы страны, влияя, в свою очередь, на характер страны.

Можно, пожалуй, сказать, что государства еще меньше относятся к картине стран и еще больше к их существу, чем народы. Их первым и самым очевидным географическим свойством является протяжение, которое выражается на картах посредством очерчивания границ государств или же закрашивания их площади. Внимание политической географии и направляется прежде всего на такие факты, как величина территории, ее природные условия, положение по отношению к другим государствам. Территориальное деление, правда, не так важно, но все же оно уж слишком пренебрегается наукой. Еще в большей степени это относится к политическому характеру государств, который является результатом природы страны и состава ее населения и выражается как в его стремлениях, так и в его силах.

Религии также имеют значение не только в качестве фактов духовной культуры, но также и в качестве формы общественной организации; это такие же пространственные явления, как народы и государства; разделяя людей и целью страны на враждебные лагери, религии играли, особенно в прежнее время, очень большую роль в мировой политике, а потому имели значение и для географии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >