Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ. ЕЕ ИСТОРИЯ СУЩНОСТЬ И МЕТОДЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ПРИЧИННОСТЬ

А. Ее всеобщая сущность

В предыдущей главе мы намеренно ограничивались, так называемым элементарным или описательным анализом фактического материала географии; ибо как бы высоко ни расценивалось современной наукой исследование причинной связи и как бы ни радоваться тому, что география, за исключением лишь немногих представителей старого направления, восприняла этот дух современной науки, все-таки неправильно было бы с самого начала смешивать простое описание фактов с анализом причин, как это, к сожалению, часто делается. Неизбежным последствием такой трактовки будет путаница мыслей; как описание, так и причинное исследование в результате такого преждевременного слияния, потеряли бы и в чистоте и в ясности. Лишь после того как мы установим категории фактов, мы сможем приступить к анализу их причинной зависимости.

В древности всякое объяснение явлений природы носило религиозный характер. Первобытный человек в каждом явлении видел сверхъестественное вмешательство. Для древних греков ветры, вулканические извержения и землетрясения были непосредственной деятельностью, богов. Еще более бросается в глаза эта концепция в ветхом завете. Надо всем отношением к природе в средние века, а у церкви и до сего времени, господствует мысль, о создании мира и о чудесах, с каковой мыслью непосредственно связана антропоцентрическая телеология: земля есть творение бога, имеющее целью воспитание человеческого рода.

Лишь постепенно эта концепция была вытеснена из науки[1]. Но ее не заменила сразу последовательно выдержанная причинная концепция; между ними помещается, как справедливо заметил Конт, концепция метафизическая, которая видит в земле организм, живое существо, а в географических явлениях — его проявления. Еще в середине прошлого столетия метафизическая концепция нашла свое выражение в «Зендавесте» гениального физика и философа Фехнера. Как метафизическое рассуждение, ее можно признать, но к науке она не относится. Некоторое сходство земли с организмом является результатом лишь ее очень сложного строения, а не какой-то особенной жизненной силы. Нам еще придется вернуться к этому при обсуждении понятия ландшафта.

Наука должна считаться только с такими причинными зависимостями, которые могут быть сведены к уже изученным процессам. Но удивительно однобокой является мысль о том, будто причинное объяснение заключается в подведении явлений под общие законы. Такое подведение является скорее известным способом объяснения; само по себе объяснение в конкретных пауках всегда может быть только ссылкой на предшествующее состояние. Оно должно всегда исходить из какого-либо прежнего состояния, а в конечном счете — из первоначального состояния, которое она допускает в виде гипотезы. Развитие идет не от хаоса; если бы мы дошли даже до шаровидной туманности, которая по гипотезам Канта и Лапласа отделилась от солнечной системы, мы все-таки должны были бы признать за ней определенную массу и определенное расположение и быстроту частиц, чтобы она могла доразвиться до современной структуры земли. Только род развития отчасти поддается общему охвату и может быть выражен в форме законов.

Источники силы или виды энергии, к которым могут быть сведены процессы и явления земной поверхности, частью свойственны самой земле, принадлежат ей с самого ее возникновения, частью исходят от других космических тел, особенно от солнца, воздействующих на землю механически или физически. В соответствии с этим можно различать теллурические и космические источники энергии и сравнивать их с наследственными качествами человека или вообще живого существа, с одной стороны, и влиянием воспитания и окружающего мира — с другой, причем необходимо лишь остерегаться антропоцентрических представлений.

Материальное воздействие вселенной не играет сколько-нибудь значительной роли; чтобы на землю упала какая-нибудь луна, это мало вероятное предположение; падение метеоритов не означает никакого сколько-нибудь значительного прироста материи, а об отделении осколков земли в мировое пространство мы ничего не знаем. Притяжение солнца, луны и звезд поддерживает землю на ее пути, но географически, т. е. в качестве причины пространственных различий на земной поверхности оно выражается почти только в одном явлении приливов и отливов. Тем важнее лучеиспускание солнца, которое приносит земле не только свет и тепло, но оказывает также и химические и электрические влияния. Если первичное его действие варьирует только по географической широте, то его влияния сильно изменяются в зависимости от строения поверхности. Из этих различий вытекает атмосферическая циркуляция, и на них основываются вследствие этого все явления погоды и климата со всеми их последствиями.

Энергия поступательного движения земли мало отражается на различиях земной поверхности. Напротив, вращательное движение действует как центробежная сила и не только причиняет отклонения отдельных движений на земной поверхности, но и вызывает также, по крайней мере в атмосфере, совершенно новые системы движений, которые оказывают решающее влияние на формирование климатов.

На силе земного притяжения, которую мы себе мыслим сконцентрированною в ее центре, основываются вое явления падения, скатывания и скольжения, которые входят в виде варьирующего фактора во все остальные движения, но различия их ничтожны и географически почти не имеют значения.

Причину всех эндогенных процессов и вытекающих из них состояний, следовательно внутреннего строения твердой земной коры, мы должны искать в собственной теплоте земли, а также в механической, физической и химической энергии внутренних частей земли; но мы можем судить о ней только по ее действиям и ничего не знаем о возникновении воплощенной в ней структуры земных недр.

На совместном действии этих космических и теллурических сил основываются все процессы и состояния твердой земной коры. Задачей географического изучения в целом является исследование вопроса о том, как они обнаруживаются в различных царствах природы; здесь мы можем указать только общие точки зрения. Они далеко не просты; ибо вследствие перехода первоначальной энергии в другие виды энергии, например, теплоты солнечных лучей и явления движения, а также вследствие соединения различных видов энергии в совместном действии, возникает бесконечное множество процессов. Эти процессы не ограничиваются каким-либо одним царством природы, или одной формой явлений, во самым различным образом переходят из одних областей в другие. Эти процессы, при современном состоянии наших знаний, могут быть поняты только с качественной стороны [букв. — «в отношении их рода» (der Art nach)], но не с точки зрения закона о сохранении энергии. Мы не можем сказать, остается ли при этом совокупная энергия земли неизменной или же она увеличивается путем поглощения энергии из мирового пространства или, наоборот, уменьшается путем отдачи ее в мировое пространство.

Чтобы правильно понять связь явлений на земной поверхности и связанную с ней трансформацию энергии, нельзя довольствоваться общими понятиями: влияние, воздействие, зависимость, а нужно отличать действующие причины, которые, действуя, сами претерпевают изменения и тем самым подчиняются закону сохранения энергии, от простых условий, которые определяют только направление или проявление уже начавшегося процесса и для понимания энергетической стороны процессов имеют значение лишь постольку, поскольку они вследствие трения поглощают часть энергии. О действии можно говорить только у первых, у вторых, напротив, только о влиянии или, точнее, об условии. Первые представляют собой двигательную силу, а вторые можно сравнить лишь с подмостками машины. Все явления атмосферы, за незначительным исключением, являются действиями солнечного лучеиспускания, силы тяжести и центробежной силы; это и есть причины, в то время как в качестве условий имеют значение также форма и строение твердой и жидкой поверхности. Течение воды имеет причиной силу тяжести, но пути воды обусловлены формой и строением (проницаемость) земной поверхности.

Очень часто энергия переходит из одного царства природы в другое. Например солнечное лучеиспускание согревает сначала главным образом твердую земную кору и воду; от них затем теплота путем отраженного лучеиспускания, теплопроводности и воздушных течений сообщается атмосфере, в которой она производит разности давления и вертикальные и горизонтальные течения воздуха; эти последние механически действуют затем на воду, создавая движение волн и течения, а также и на твердую земную поверхность. Теплота заставляет воду испаряться, следовательно перемещает воду из гидросферы или из растительного мира в атмосферу. Здесь, вследствие расширения воздуха, она поднимает водные пары и сгущает их на некоторой высоте. Порожденная этим потенциальная энергия силы тяжести вызывает рано или поздно падение капель воды на земную поверхность, а на ней постепенное соскальзывание и скатывание вниз до поверхности моря. При этом часть энергии движения уходит на то, чтобы отрывать частицы твердого грунта и приводить их в движение. Возьмем еще другой пример; эндогенные силы земли вызывают сначала дислокации на твердой земной коре, а вместе с этим и различия высоты. Эти последние превращают потенциальную энергию силы тяжести в кинетическую и вызывают движение воды, а вместе с ней и рыхлых составных частей твердой земной коры. В результате разности высот и форм поверхности получается также и различное нагревание солнечным лучеиспусканием, отклонение воздушных течений и осадки. Эти влияния не ограничиваются неорганической природой, а распространяются также и на растительный и животный мир и на человека, которые приспособляются к неорганической природе и друг к другу.

При переходе энергии из одного царства природы в другое или вообще из одного рода явлений в другой, какое-либо явление может в один из моментов быть причиной, а в следующий уже следствием другого явления, так что образуется взаимодействие. Ручей прорывает себе русло, унося частицы горных пород; но затем это русло уже само указывает ему путь. Регулярное выпадение осадков способствует образованию лесов, а наличие леса облегчает затем образование осадков путем более обильных испарений и умеряющего влияния на излучение теплоты. Впрочем, явление, которое первоначально бывает следствием, по-видимому, никогда не становится при этом причиной, а только условием других явлений. Строго говоря термин «взаимодействие», как подчеркивал Шопенгауер, неправилен, и можно было бы говорить лишь о причинных взаимоотношениях. Географически они особенно важны, но затрудняют понимание причинной связи явлений.

Разнообразие географических явлений увеличивается еще от воздействия различных мест земли друг на друга, благодаря которому действие сил, влияющих первоначально только на одно место, распространяется и на другие. Такие воздействия заключаются в перенесении или перемещении веществ, сил или организмов, вследствие движения воздуха или воды или вследствие самостоятельного передвижения организмов. Сюда относятся такого рода явления, как накопление обломков у подножья горных склонов, распространение океанического климата с его влажностью и равномерной температурой на соседний континент, заселение островов, идущее из континента и т. п. В тесной связи с ними находятся большие различия между областями снашивания и областями отложения, создающиеся действием ветров, рек, ледников и береговых течений, а также значение водо- и ветроразделов. Пассарге говорит о чужеродных формах, но он ограничивает это понятие явлениями, наиболее резко бросающимися в глаза, и слишком мало обращает внимания на то, что большинство географических явлений подвержено влияниям соседства.

Во многих случаях, например, при распространении движения волн перенесение связано с суммированием воздействия; поэтому приливы и отливы и ветровые волны достигают значительных размеров только в больших водах. Сюда же можно отнести и то особое значение, которое имеют размеры обжитых пространств. Если явление при своем движении или перемещении переходит в другую, среду, то возникают особые пограничные явления, которые у механических движений основывается на увеличенном трении или застаивании (Stauung), как, например, прибой морских волн у берегов; эти пограничные явления могут рассматриваться как застои и в органической жизни, в особенности в жизни народов, по большей части, конечно, в переносном смысле.

В этих одновременных и причинно связанных изменениях различных мест земли можно усматривать аналогию, с корреляцией частей в органических телах. Они обусловливают также и географический ритм в смысле Фольца.

Большое значение имеет временное изменение теллурических и космических источников энергии, а вместе с этим и их действий. Правда, географическое исследование непосредственно имеет дело только с колебаниями, совершающимися в короткие промежутки времени и относящимися к настоящему в широком смысле слова, и с поступательными изменениями; если бы земная поверхность имела везде жидкое или газообразное агрегатное состояние, то источники энергии прошлого нас вообще не касались бы. Но явления твердой земной коры, а также растительного и животного мира не так быстротечны, как явления воздушной и водной оболочки; в явлениях твердой земной коры действия обыкновенно переживают свои причины; а так как явления воды и воздуха связаны с твердой земной поверхностью, то и они косвенно зависят от прошлого. Выражение Пассарге «Vorzeitformen»

(формы прошлого) и здесь относится только к явлениям, в настоящем которых особенно заметно их прошлое.

Можно было бы и в этом влияний прошлого усмотреть сходство земли с организмом, ибо в то время как на машину влияния действуют только в качестве двигательной силы, а колеса и рычаги самой машины — если не говорить о некотором изнашивании — не изменяются, то вся совокупность явлений земли, подобно организму под влиянием принятия пищи, постоянно перестраивается, так что земля по отношению и к внешним влияниям в каждый следующий момент является иной, чем в момент предыдущий. Только исторический подход, свойственный исторической геологии, может охватить развитие в полном объеме; география должна довольствоваться привлечением только важнейших фактов, чтобы использовать их для понимания настоящего. При этом она должна стараться не только охватить каждый отдельный факт развития сам по себе, но и узнать с помощью геологии законы развития и установить правильно повторяющиеся ряды развития. Будет ли при этом сравнение их со ступенями возраста и сменой поколений у растений и животных, которое за последнее время вошло в моду, полезно для развития науки, является все же сомнительным.

Теперь будет полезно проследить запутанную причинную связь географических явлений по отдельным царствам природы.

  • [1] См. об этом особенно White, Uber die Geschichte der Fehde zwischen Wissenschaftund Theologie, Leipzig, 1911.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>