Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ. ЕЕ ИСТОРИЯ СУЩНОСТЬ И МЕТОДЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ТОПОГРАФИЧЕСКИЕ КАРТЫ

Первый главный вид карт — это обыкновенные карты или топографические карты, если мы примем этот термин как противоположность картам определенных физико-географических условий или антропоге- ографических элементов, а не как противоположность картам общеобзорным, хорографическим или просто географическим. Уже в первой главе этой части мы указывали, что содержание этих карт не относится ни к какому определенному кругу явлений, что оно вообще не едино, но представляет собой эклектический отбор. На них изображаются явления, бросающиеся в глаза и в то же время практически особо важные. Но при этом надо иметь в виду, что в характере обзорных карт за последнее время произошло некоторое изменение. В то время как прежде на всех картах вообще, а в справочных атласах еще и теперь, преимущественное внимание уделялось политическим границам в расчете на потребности повседневной жизни, в настоящее время школьные атласы совершенно правильно отодвигают государственные границы на задний план и вместо этого стремятся как можно нагляднее изобразить рельеф. За последнее время справочные атласы начали включать в свой состав также физико-географические и антропогео- графические карты, которые для научного и вообще более глубокого понимания стран гораздо важнее, чем карты политические. На некоторых картах особо выделяется также распространение лесов, потому что леса являются не только существенной чертой в картине ландшафта, но имеют также и большое практическое значение. Существуют карты, имеющие в виду особые потребности велосипедистов, автомобилистов или воздухоплавателей и потому особо отчетливо изображающие профиль и устройство дорог.

В содержании карты обыкновенно отличают ситуацию или план (die Situation oder den Lageplan) и рельеф; к первому относятся явления горизонтального, ко второму — вертикального протяжения.

О положении или плане с точки зрения общей методики можно сказать немногое. Самым первым требованием является верность очертаний, т. е. верность расположения и измерения предметов. Но строго выполнить это условие невозможно. При малых масштабах многие предметы вообще нельзя изобразить; ширина рек и дорог, а также границ, которые являются лишь математическими линиями, а часто также и протяжение населенных мест неминуемо должны быть преувеличены. Чем меньше масштаб, тем больше понадобится обобщений, и притом двояких, с одной стороны, в виде отбора материала и упрощения форм, с другой — в виде перехода к изображению путем родовых понятий, т. е. путем применения символов или значков. Очертания населенных мест сначала только намечаются, а затем изображаются точкой, маленьким кружком или квадратиком, величина и форма которых может обозначать или количество жителей, или политический разряд, или какие-либо другие признаки. Тем же целям служит шрифт названий или подчеркивание названий чертой.

Гораздо большие и более принципиальные трудности представляет изображение рельефа или третьего измерения. Оно, собственно, и относится к действительной земной поверхности. Но эта последняя может быть представлена только физическим телом с тремя измерениями, т. е. в настоящем рельефе, а применение таких рельефов ограничено на практике их громоздкостью и дороговизной. Притом же применять их целесообразно только в большом масштабе, потому что при малом масштабе разница высоты становится незаметной. Уже в масштабе наших карт генерального штаба 1 : 100 000 высоте в 1000 метров соответствует на рельефе 1 сантиметр, так что, например, формы Среднегерманских гор будут едва заметны. Принятое прежде преувеличение высоты должно быть отвергнуто, потому что оно искажает угол покатостей, и картина получается несоответствующая действительности. Преувеличение углов покатостей, к которому наш глаз склонен, уже и при рассмотрении в натуре, таким путем еще усиливается. Опаснее всего в этом отношении, конечно, рельефные глобусы малых размеров.

Картографическое изображение должно принимать земную поверхность за равную шарообразную поверхность и рассматривать рельеф как ее свойство, изображая его на плоскости, т. е. проектируя его на таковую. Как мы уже видели, при этом от изображения форм поверхности в том виде, в каком они представляются со стороны, перешли, ради верности очертаний, к изображению сверху, которое уже не передает самого пейзажа, а всецело имеет чисто символический характер, т. е. пользуется способом изображения не через образы, а через понятия; непосредственная наглядность играет второстепенную, может быть, даже слишком подчиненную роль. Концепция физических форм на основе понятий (die begriffliche Auffassung korperlicher Formen) reo- метрична (или, точнее, стереометрична). Но она может пользоваться двумя различными методами, а именно принимать во внимание либо различную высоту, либо различные углы наклона или покатостей. Картография применяет оба метода, выбирая из них, смотря по надобности, то один, то другой.

В первом случае точки одинаковой высоты соединяют линиями (линиями высот или изогипсами). Если стремиться к изображению исчерпывающему, т. е. принимающему во внимание все различия высот, то мы получили бы в результате бесконечное количество изогипс. Поэтому приходится делать отбор и чертить линии через правильные определенные промежутки по высоте уровня; эти промежутки для равнин будут меньше, для высоких гор, а также на картах малого масштаба больше (на наших мензульных картах для области Среднегерманских гор принимается промежуток в 10 метров). Таким образом линии высоты являются обобщением и притом довольно схематичным. Не все различия высоты и формы могут быть выражены. Уступы и мелкие формы рельефа, находящиеся между двумя линиями высот, либо исчезают, либо положение их остается неопределенным. Особенно пропадает пластика поверхности, когда изогипсы на картах малого масштаба нанесены далеко друг от друга. Но изогипсы вообще лишены непосредственной наглядности; непосредственно рассмотреть формы рельефа в них можно только в том случае, если они ясно выделяются при помощи особой расцветки или настолько плотно сближены, что получается род тени. При сильно пересеченном характере местности обозрение уровней высоты уже затруднительно. Чтобы его облегчить, пользуются окраской площадей, причем приходится все-таки объединять известное количество ступеней, так как иначе не хватило бы красок. Таким образом изогипсы представляют собой акт обобщения, идущего уже довольно далеко. Они дают непосредственную обозримость очень важных соотношений высоты, но отдельных форм рельефа они уже не показывают. При выборе красок можно руководствоваться различными принципами. Совершенно неприемлема пестрая смена красок; так как речь идет о постепенном повышении, то и краски должны давать постепенное усиление оттенков. Долгое время господствовал набор красок, установленный Сидовом, а именно: для низменностей — зеленый, подчеркивающий более обильную растительность, для гор и возвышенностей — белый и коричневый. Но за последнее время начинает укрепляться набор красок, установленный впервые Гауслабом: белая и светло-коричневая для низменностей, более темно-коричневая или желтая для белее высоких гор и ярко-красная для самых больших высот. Особенно развил эту систему окраски Пейкер, пытавшийся теоретически обосновать ее специальную пригодность для изображения пластики высот (Hohenplastik). Но против нее поднялись возражения с физиологической стороны, и вопрос остался, по-видимому, нерешенным. Мне кажется ошибкой, когда, например, на официальной стенной карте Индии все тибетское нагорье покрыто темно-красной краской, под которой исчезают все подробности.

Другой метод выделяет соотношения наклонов, уступов и покатостей. Для этого из техники резьбы по дереву заимствуется штриховой рисунок, который применяется так, что фигуры земной поверхности становятся видимыми, как физические тела. Замена штриховки так называемой затушевкой или, по Эккерту, пунктировкой, составляет не принципиальное, а только техническое различие. Принципиальное значение имел переход к чисто геометрическому изображению, при котором шрафировка накладывалась не с целью наглядного изображения физических форм, а для строгого обозначения угла наклона.

Пластика форм или теней сохранилась только рядом с этим геометрическим изображением путем шрафировки (пластика покатости). Первое пользуется так называемым вертикальным освещением, т. е. принимает равномерное падение света сверху; одинаковый угол наклона, с какой бы стороны он ни находился, выражается одинаковой плотностью шрафировки или сгущением точек или густотой тушевки. Этот метод, впервые точно разработанный саксонцем майором Леманом, а затем несколько измененный в других странах, сообразно с другими условиями, положен в основу большинства карт со шрафировкой и тушевкой. Большая часть теоретиков придают ему меньшее значение, чем гипсометрическим карта — не знаю, справедливо ли это, так как в пользу этого метода говорит большая наглядность. Конечно, это относится только к области Среднегерманских гор с ее широкими хребтами и плоскогорьями; в высоких горных местностях с хребтообразными формами пластика поверхности при этом методе исчезает.

В этих случаях, особенно в Швейцарии, прибегают к косому освещению. Источник света предполагается, относительно положения карты на столе, налево наверху, т. е. на СЗ под углом в 45°. Обращенные к свету склоны кажутся светлее, противоположные — темнее, чем это соответствует углу наклона. Без сомнения таким образом получается наглядная картина пластики рельефа, но для этого нужно изменить направление падения света; условия наклона и высоты с трудом прочитываются с карты, и получается, как отмечено Альбертом Геймом при полете над Альпами, неправильное представление, поскольку именно солнечные стороны кажутся темнее, а теневые — светлее; он предлагал поэтому брать освещение с юга.

Отдельные скалистые формы на топографических картах приходится выявлять путем особого рисунка; именно в этом направлении рисование карт сделало за последнее десятилетие особенно большие успехи.

На картах меньшего масштаба применяется по большей части вертикальное, но иногда также и косое освещение. Но шрафировка приобретает здесь вообще другое значение, потому что здесь уже нельзя изобразить действительные склоны, а приходится сильно обобщать, т. е. принимать за единицу целые горные системы или, по крайней мере, горные группы. Шрафировка здесь часто становится скорее выражением высоты, впрочем на это не существует определенных правил. С характером рельефа местности уже больше не приходится считаться. Здесь должно выступать на первый план морфологическое описание и установление морфологических типов, распространение которых должно изображаться на особых морфологических картах.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>