Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ. ЕЕ ИСТОРИЯ СУЩНОСТЬ И МЕТОДЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СПОСОБЫ ИЗЛОЖЕНИЯ

Изложение, будь оно посвящено чистому описанию, или причинному объяснению или, наконец, оценке географических явлений с эстетической или практической точки зрения, может вестись в разном порядке. Поэтому следует рассмотреть, какой из них лучше всего ведет к цели.

Можно показать, как познание развивалось с течением времени, т. е. изложить его историю. Этим путем часто идет, например, Риттер в своем описании Азии, сопоставляя состояние страноведческих знаний в древности у арабов и в новейшее время, причем не оставляет без внимания и изменения самой исторической обстановки. География Африки прежде часто строилась в виде пересказа в последовательном порядке всех путешествий, имевших целью ее исследование. Герман Вагнер, говорят, строил прежде свои лекции об Азии на основе постепенного развития картографического изображения. Когда знакомство с какой-либо страной или с каким-либо явлением является еще незаконченным, и каждый год приносит новое, то этот путь изображения имеет свои положительные стороны. Но он теряет свою ценность, когда достигнута известная законченность познания, дающая возможность методического или систематического изложения; ибо внутренняя связь вещей при историческом изображении теряется. И все-таки это последнее остается ценным в качестве вступления, ибо познанием прямых и окольных путей исследования выясняется сама проблема и заостряется критика. Историческая форма изложения позволяет также выполнить долг справедливости по отношению к нашим предшественникам; они могут претендовать на то, чтобы их наблюдения и мысли не только не исчезали бесследно, но и не забывались. Если Дэвис пренебрежительно говорит об этом методе изложения, то в этом проявляется американский дух, недостаточно высоко расценивающий историю.

Изложению исторического развития познания в некотором отношении родственно изложение постепенного хода своего собственного исследования. Первое есть история познания объективного, второе — субъективного. Этот метод часто встречается нам в описаниях путешествий, когда они ведутся в форме дневника и передают наблюдения и мысли путешественника в их последовательном порядке. При значительных открытиях, действительно, очень интересно проследить, как зарождается мысль и как она развивается все дальше и дальше. Рихтгофен сам опубликовал свою теорию лесса в готовой форме, но в изданных после его смерти дневниках можно с большим удовольствием проследить ее постепенное развитие. Но у нас, современных людей, хватает для этого терпения только по отношению к действительно великим мыслям, вообще же мы требуем от исследователя, чтобы он сам проделал сводку своих наблюдений и мыслей и изложил их нам в соответствующей делу форме.

О первенстве спорят два различных способа изложения: аналитический, или методический, и синтетический, или систематический. Пригодность выражений: аналитический и синтетический во всяком случае не лишена сомнений. В школьной географической литературе укоренился обычай обозначать изложение, идущее от земли в целом к отдельным странам и местностям, как аналитическое, потому что оно идет от целого к частям, а изложение, идущее от отдельной местности, напр., от родины, к более крупным странам, а затем к земле в целом, как синтетическое. На самом деле первое изложение синтетично, потому что оно идет от общего к специальному, добавляя новые признаки, второе, напротив, аналитично, потому что оно разлагает общий характер местности или ландшафта на его составные части. Чтобы избегнуть недоразумений, предпочтительнее говорить о систематическом и методическом изложении.

Методическое (или аналитическое) изложение следует более или менее за ходом самого познания, конечно, совсем не так, как оно на самом деле приобреталось со всеми окольными путями и заблуждениями исследования, но приблизительно так, как целесообразно было бы вести его, чтобы достигнуть цели кратчайшим путем; при этом оно, конечно, может указывать и на заблуждения. Если изложение носит чисто описательный характер, то оно разлагает ландшафт или явление на их элементы так, как они представляются наблюдению. Если характер изложения объяснительный, то он сводит объекты своего изучения к их факторам. Слушатель или читатель мысленно повторяет исследование; он получает результат не в готовом виде, но заново приобретает его сам, убеждается в правильности или узнает ошибки наблюдения или выводов; утверждение Дэвиса о том, что читатель при этом методе принуждается принимать результат без критики, мне непонятно. Метод этот был применен с образцовым изяществом, хотя и немного поверхностно, Пешелем в «Новых проблемах» и имеет довольно широкое применение и при изложении научных исследований. Можно аналитически рассмотреть также и ландшафт, т. е., исходя из наблюдения, выделить сначала отдельные царства природы и циклы явлений, а затем разложить отдельные явления на их составные части и причины. Исследователь-путешественник может сначала описать различные ландшафты, по которым он проехал, как они представлялись его наблюдению, один за другим, и только в конце, сравнивая и охватывая ландшафты вместе, развернуть общий характер страны; так поступали Рихтгофен в его труде о Китае и, следуя его примеру, Филиппсон в книге о Пелопоннесе, а также часто и Риттер в его большом описании земли. И обучение может идти тем же путем и происходить строго методически, т. е. аналитически. В математической географии эта форма изложения обычна. В сочинениях по общей физической географии, напротив, она употребляется, по большей части, только для отдельных проблем, в то время как весь ход изложения обычно бывает систематическим. В страноведении применяется собственно только систематический ход изложения, но при рассмотрении географического обучения я буду говорить о том, что и здесь выдержанный методический порядок имеет большие преимущества.

Преимуществу методическо-аналитического изложения, заключающемуся в том, что оно хорошо вводит в сущность проблемы и убеждает в правильности концепции, противостоит и недостаток, заключающийся в том, что разрушается сама связь явлений, что она ускользает от слушателя или читателя и не доходит до его сознания. Это удается только при систематическом или синтетическом изложении; если изложение в общем является методически-аналитическим, то за ним должна следовать систематически-синтетическая сводка, которая представляет готовые результаты.

Но изложение может быть: и с самого начала систематическим, если речь идет главным образом о готовой картине и если отказываются от доказательства ее верности, — в крайнем случае обоснование сомнительных пунктов можно сделать в примечаниях. Систематическое изложение строит действительность на основе внутренней связи вещей, следовательно, оно не пригодно для описания какого-либо исследования, но является самой подходящей формой изложения для обучения. Если это последнее имеет в виду только описание, то вопрос заключается в том, чтобы расположить факты в беспристрастно правильной классификации и порядке: от трех царств неорганической природы к растительному и животному миру и к человеку. Если ставить целью обучения также и объяснение явлений, то его надо строить так, чтобы факты выводились из причин. В первом случае и при описании ландшафта представляется ясная система категорий, можно сказать отдельных ящичков; в последнем можно от этого освободиться и связывать вместе явления различных царств природы, поскольку они находятся в тесной причинной связи.

Однако такие простые ряды причин встречаются редко. По большей части действуют вместе несколько причин, например, климат и почва, оказывающие определенное влияние на водный режим или на растительный покров. Меньше всего можно связать факты географии человека с отдельными естественными причинами, например, пароходство и торговлю со строением берегов. По большей части здесь действует много причин вместе, и они могут быть поняты только тогда, когда их ставят в связь со всеми явлениями человеческой жизни. Существует также и взаимодействие, например, между растительным покровом, климатом и почвой, потому что растительный покров влияет ведь и обратно на почву, а может быть также и на климат. Поэтому в изложении никак нельзя правильно воссоздать причинную зависимость явлений, и предъявляемое к нему на этот счет требование, связываемое с критикой схематической последовательности, свидетельствует лишь о недостаточном проникновении в запутанный характер географической причинности. Если рассматривать воды в слишком уже тесной связи со строением поверхности, то на самое описание вод останется слишком мало места. Если рассмотрение климата поместить между внутренним строением и формами поверхности, ибо эти последние обусловлены климатически, то получается разрыв между фактами, относящимися к твердой земной поверхности; если же климат ставить вообще на первое место, то при этом будет упущено то обстоятельство, что он зависит от строения твердой земной поверхности. Целесообразнее всего бывает применять то одну последовательность то другую. Все же лучше не слишком уж часто менять порядок и в общем придерживаться одного порядка. Сосуществование (Zusammensein) в действительности не может быть непосредственно передано речью, потому что оно требует времени для того, чтобы вызывать представления.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>