Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ. ЕЕ ИСТОРИЯ СУЩНОСТЬ И МЕТОДЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПУТИ ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Но теперь встает вопрос: какой путь ведет к географическому образованию, какие средства имеются здесь в нашем распоряжении? И притом здесь дело идет не только о приобретении географических знаний, но в той же мере — и собственно даже еще более — о приобретении географических способностей, т. е. способностей умственно воспринимать географическое содержание местности, страны, земли в целом.

На первом месте здесь стоит выработка географического наблюдения, т. е. экскурсии и путешествия. Нужно основательно рассмотреть один ландшафт и в то же время нужно хотя бы бегло просмотреть возможно большее число ландшафтов. Приобретаемое при этом топографическое знание довольно безразлично, гораздо важнее получить отчетливую картину ландшафта с его обитателями и суметь эту картину мысленно расчленить. Дело не в числе километров, которое прошли или проехали, но в том, чтобы смотреть с открытыми глазами. Мне попался как-то на экзамене студент географического отделения, который очень часто ездил от Лейпцига во Франкфурт и обратно и не знал, по какую сторону железной дороги лежит Тюрингенский лес. А разве это единичный случай? Вспоминается один путешествовавший по Италии американец, который на вопрос о Флоренции отвечал: «О, этот город мы проезжали ночью», а когда он сам спросил свою жену о Риме, так та ему сказала: «Это знаешь ли город, в котором мы купили хорошие перчатки». Сколько таких «глобтроттеров» встречал я в Японии, Китае, Индии, которые знали только несколько храмов и так называемых «магазинов курьезов», а о самой местности не имели ни малейшего представления. Не надо путешествовать ночью, надо смотреть в окна. Но здесь необходимо принять во внимание кое-что, о чем уже была речь при рассмотрении самого исследования. Только редким людям, одаренным особым даром наблюдения, все вещи сами попадают на глаза; большинство должно подходить к ландшафту о готовыми уже вопросами, должно само искать в нем того, что они хотят в нем увидеть, и при этом они уже должны знать, что именно важно, т. е. они уже должны иметь некоторое географическое образование. Экскурсии и путешествия сами по себе не имеют никакого значения, если к ним не имеется общей и специальной подготовки.

Но нельзя самому все видеть, нельзя проникнуть во все уголки страны и нельзя задержаться в ней на годы, так, чтобы лично видеть ее во всех ее видах. И для тех, кто много путешествовал, поле личного наблюдения ограничивается в конце концов небольшим куском земной поверхности. Таким образом собственное непосредственное наблюдение нуждается в восполнении. Для этого служат в первую очередь картины, будь то фотографии, живопись или рисунки; но только они должны быть верны природе и не должны при этом совсем уже пасовать и в отношении эстетики и жанра (стр. 361), но и относительно рассмотрения картин остается в силе то, что было сказано относительно непосредственного наблюдения природы. Глаз должен быть упразднен для того, чтобы вычитать из них то, что относится к делу, чтобы иметь не только мимолетное эстетическое удовольствие, но чтобы изучить по нему существо и характерные черты ландшафта.

Насчет образовательной ценности кино я не хотел бы высказывать никакого решительно суждения. Я лично ценю его не очень высоко. В кинофильмах, которые я видел, интересные ландшафты отступали уж слишком назад перед танцами и разными трюками и притом мелькали перед глазами уж слишком быстро для того, чтобы можно было воспринять их умом; и тому же фильмы были так плохо скомпанованы и фиксированы относительно места, что картины оставались неясны даже мне, знавшему ландшафт, а другом, его не знавшим, конечно, уже никак не могли давать правильного представления. Впрочем, все это — недостатки, которые могут быть устранены; я говорю о кино в их современном виде.

Наряду с картинами не следует пренебрегать и описаниями путешествий, которые в известном отношении дают даже больше, чем картины. Картины никогда не дают ландшафта целиком, а всегда только вырезки из него. И притом они показывают только внешнюю сторону. Они имеют целью восполнить описание и лишь иногда заменить его. Одним больше говорит картина, другим — описание. Самым непосредственным словесным изображением является описание путешествий. Но, конечно, только хорошее описание. Кажется, что после того, как минуло время великих научных путешествий, внимание публики теперь снова обращается к этого рода литературе с большей благосклонностью, чем это наблюдалось в последние десятилетия. Но те описания путешествий, которые теперь издаются, пишутся, как мне кажется, уже слишком в расчете на внешний эффект, как это показывают уже их безвкусные заглавия. Поэтому не следовали бы забывать классических описаний, которые все еще сохраняют большую образовательную ценность. Они выходят теперь новыми изданиями, но, к сожалению, часто неполными, причем иногда пропускается самое важное. Полное знание может быть приобретено, конечно, только из систематической литературы. Но и здесь я бы предпочел специальные работы. Ибо географическое образование не должно быть только экстенсивным, т. е. представлять собою поверхностный обзор больших пространств земли, но по отношению к отдельным местам оно должно быть и интенсивным, т. е. доходить до деталей. Иначе всегда подвергаешься опасности неправильной генерализации; в обзорах она неизбежна, но всегда предполагает, что читатель о ней предупрежден. Чтение книг может быть заменено докладами, которые теперь по большей части сопровождаются световыми картинами. Один лучше воспринимает слушая, другой — читая; существенного различия здесь нет. Доклады и лекции тоже могут быть обзорными или более детальными.

С изучением литературы всегда должно соединяться изучение карты. Одно без другого не полноценно. Текстовому изложению не хватает пространственной фиксации и вообще пространственных представлений. Географическое знание, почерпнутое исключительно из карты, остается тоже во многих отношениях неполным. Чтению карты, как и чтению текста, нужно научиться. Но в то время как чтение текста является первым предметом преподавания в начальной школе, чтением карты чересчур пренебрегают, хотя оно нужно каждому человеку. И в повседневной жизни мы довольно часто попадаем в такое положение, когда приходится читать карты и планы. А для географии это умение читать карту является совершенно необходимым, оно составляет существенный элемент географического образования. Кто хочет заниматься географией, должен знать или уметь легко сообразить по легенде значение различных знаков, должен по гипсометрическим линиям или по штриховке схватите устройство поверхности, должен также уметь учесть вытекающие из проекции искажения. Только тогда сможет он почерпнуть из карты представление о той или другой местности. При этом навыки в чтении карт по отношению к топографическим специальным картам большого масштаба и по отношению к картам обзорным различны; можно приобрести одни и совсем не иметь других, для географа нужно иметь и те и другие. Кто бродит и наблюдает ландшафт с картой в руке, сравнивая свои зрительные впечатления с картой, будет воспринимать его гораздо яснее и точнее, чем без карты. И кто тщательно изучает хорошие обзорные карты, сможет постепенно настолько запечатлеть в своем представлении соответствующий ландшафт, что, например, рельеф местности и ее оросительная сеть предстанут перед его «умственным глазом» с полной отчетливостью.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>