Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ. ЕЕ ИСТОРИЯ СУЩНОСТЬ И МЕТОДЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Книга восьмая. ГЕОГРАФИЯ В ШКОЛЕ

ПОЛОЖЕНИЕ ГЕОГРАФИИ

Положение географии в школе все еще неясно и непрочно. Правда, ее терпят, но терпят как служанку, с мало скрываемым презрением; она все еще находится на роли «замарашки», которая не смеет стать рядом ни с языками и математикой, ни даже с историей и естественными науками, а должна выполнять самую низкую службу где-то в подвале.

Как же создалось такое достойное сожаления положение? Нам нужно обратиться к историческому развитию географии, как науки и особенно как учебного предмета в том виде, как она была представлена Высоцким, Грубером и др. В эпоху реформации география имела религиозно-этическую основу, служила теодицеей. Позднее она попала на службу повседневной жизни и государственного управления, являясь механическим напором топографических и статистических данных. И этот характер она сохранила вплоть до XIX в., отчасти даже до сего дня, хотя стремления к ее преобразованию — достаточно вспомнить Гердера и Канта — начались уже во второй половине XVIII в. Этого рода география едва ли пользовалась большим уважением, чем такие элементарные предметы, как письмо, чтение и счет, и потому с нею соответственно и обращались, она оставалась в младших классах и могла преподаваться каждым, кто мог читать учебник и выписывать названия мелом на доске. Но в течение XIX в. география развилась в богатую и глубокую науку с большим образовательным содержанием, и если наша молодежь совсем не будет изучать географии или будет изучать ее так несовершенно, как сейчас, то это будет обозначать отказ от очень существенного, не только практически важного, но также и этически и эстетически полноценного образовательного источника.

Я не хочу замалчивать того обстоятельства, что географическая наука из-за своих многократных колебаний в разные стороны сама на себе несет часть этой вины и недостаточно облегчает перенесение своих знаний в школу.

Вплоть до конца 70-х годов прошлою века под влиянием Карла Риттера и риттеровской школы она имела уклон в сторону истории; поэтому и в преподавании она была более или менее тесно соединена с историей. Расширение географического знания за пределы исторических стран и прогресс естественных наук усилили интерес именно к природе изучаемых стран и склонили исследование в эту сторону, в результате чего география стала все более и более обогащаться естественнонаучным содержанием. И как это часто бывает при завоевании новых областей, и здесь дело дошло до некоторой чрезмерности. География становилась подчас почти чисто естественнонаучной дисциплиной, причем она слишком часто обнаруживала стремление выйти за пределы страноведения в область общего землеведения; метеорология и другие вспомогательные дисциплины, даже геология, включались в географию. Лишь мало-помалу удалось остановить расширение географии в сторону этих наук и перейти к взгляду на них как на самостоятельные науки, являющиеся для нас лишь вспомогательными, а географию из общего землеведения снова сделать хорологической наукой о земной поверхности, общим и специальным страноведением. Эти перемены не могли, конечно, остаться без влияния и на постановку преподавания географии в школе. Если раньше география соединялась с историей как в преподавании, так и в подготовке учителей, то в дальнейшем связь с естественными науками стала признаваться не только законной, но даже главной и единственно допустимой. Поворот к общему землеведению довел некоторых преподавателей до полного отрицания хорологического характера географии и до безоговорочного включения ее в цикл естественных наук, чем совершенно уничтожалась ее специфическая образовательная ценность.

Преподавание географии может выполнять свою задачу лишь в том случае, если она является самостоятельным предметом. Я не закрываю глаза на педагогическое зло преподавания с незначительным числом уроков — с двумя или даже одним учебным часом в неделю. Но непосредственное соединение географии с другими учебными предметами невозможно, все стремления к разрешению вопроса в этом направлении вытекают из ложных предпосылок о существе и задачах географии.

Если география пристегивается к преподаванию, истории, то изучаются только «исторические» страны, дается Восток и Средиземноморье при изучении древней истории, остальные страны Европы — при изучении средней и новой истории. В связи с эпохой открытий бросается беглый взгляд на Америку и Индию; в общем же остальные (кроме Европы) части света остаются в забросе, и рассмотрение природных условий сокращается до последней степени. При непосредственном объединении географии с естественными науками едва ли вообще может идти речь о настоящей географии, т. е. о страноведении. Ибо география с ее программой, построенной с хорологической точки зрения, и с ее методом, охватывающим вместе все силы и царства природы, так сильно отходит от естественных наук, рассматривающих отдельные силы и царства природы, что органическое объединение с ними для географии исключено. Оно возможно лишь по отношению к отдельным дисциплинам общего землеведения. В связи с механикой можно проходить так называемую математическую географию, которая вообще является не географией, а астрономией, в связи с гидромеханикой — морские приливы и отливы, течение рек, явления эрозии; в связи с учением о теплоте — основы метеорологии; в связи с ботаникой и зоологией — некоторые факты из области распространения растений и животных. Этим путем можно ввести ученика в «переднюю» географии, хорошо подготовить почву для преподавания географии, сделать возможным более глубокое ее изучение; но все это только передняя, а не самое жилище географии. Географическими все явления становятся лишь тогда, когда в связи с ними показывается, как они совмещаются и взаимодействуют на известном участке земной поверхности и как они в своей совокупности определяют характер ландшафта и основы человеческой жизни и, во-вторых, как они различаются на различных участках земли, вызывают различия между ландшафтами и странами и создают основу для различий в развитии человечества. Большим заблуждением является думать, что эта связь получается сама собою, раз только изучены отдельные явления. Возникающая в результате связи и взаимодействия отдельных явлений и сил «организация земли», если можно так выразиться, так бесконечно запутана, что для своего познания она требует специально на нее направленного, часто очень трудного анализа. На отдельном уроке географии, посвященном вспомогательным для нее знаниям, может как-нибудь показаться, что она не дает ничего другого, как только геологию или метеорологию; но тот, кто не довольствуется случайными заглядываниями в область географии, а серьезно работает над нею, кто посвящает ей свою жизнь, тот знает, что это представление обманчивое и что география и в школе, как и в науке, имеет свою особую задачу, которая не может быть у нее отнята никаким другим учебным курсом и что для выполнения этой задачи ей должно быть предоставлено соответствующее поле деятельности.

Само собою разумеется, что различные цели как материального, так и формального образования должны ставиться и осуществляться по-разному и в разном объеме сообразно общей подготовке и возрасту учеников. Это относится ко всем школьным предметам, но в географии в особенной степени. Каждый, кто занимался географией, знает, что по сравнению с большинством других наук она строится на большем числе вспомогательных дисциплин и поэтому может быть полностью развернута лишь в том случае, если может предполагать предварительное с ними знакомство. Как возможно, например, настоящее понимание климата земли без знания физического учения о теплоте и некоторых отделов механики? Конечно, в процессе преподавания географии возможно от случая к случаю вставлять такого рода вспомогательные сведения, но это только от случая к случаю; надо остерегаться заходить слишком далеко по этому пути, если не угодно при вдвое удлиненном времени ограничиться вдвое сокращенной программой географии. И как раз преподавание географии, полная образовательная ценность которой в гораздо большей мере, чем это имеет место по отношению к другим предметам, может быть раскрыта лишь в старших классах, заканчивается обыкновенно и теперь в средних классах. Это было бы смешно, если бы не было так печально!

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>